Cлово "БОЛЕЗНЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: БОЛЕЗНИ, БОЛЕЗНЬЮ, БОЛЕЗНЯХ, БОЛЕЗНЕЙ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 11.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 11.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 8.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 7.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 5.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 4.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 4.
8. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
Входимость: 3.
9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 3.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 3.
11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 3.
12. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 3.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 3.
14. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2.
15. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 2.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 2.
17. Современники. Часть вторая
Входимость: 2.
18. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 2.
19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 1.
20. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 1.
21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 1.
22. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 1.
23. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 1.
24. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 1.
25. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 1.
26. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 1.
27. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 1.
28. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 1.
29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 1.
30. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 1.
31. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 1.
32. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 1.
33. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 1.
34. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 1.
35. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Род Некрасовых. Родители поэта
Входимость: 1.
36. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 11. Размер: 119кб.
Часть текста: мышления и поэтического тоже. Еще в пушкинском "Клеветникам России" сформулированный вызов: "Вы грозны на словах, попробуйте на деле", был принят. Враги попробовали "на деле". Немногие публицисты и современные государственные деятели, глобально мыслившие, пытались охватить грандиозный масштаб событий: тем более, что война становилась если не мировой, то уже полумировой. Одним из таких деятелей был Тютчев. Именно ему ярче прочих рисовался захватывающий образ России, объединенной и несущей начала единения и братства миру. Вообще такая грандиозная Россия с ее решающим участием в европейских судьбах до поры до времени питала многие надежды и иллюзии многих. Тому же Тютчеву борьба России с Западом мыслилась почти апокалипсически: начавшаяся Крымская, хотя Крымом и не ограничившаяся, война эти настроения бесконечно оживляла и усиливала:   Великих зрелищ, мировых судеб Поставлены мы зрителями ныне: Исконные, кровавые враги, Соединясь, идут против России, Пожар войны полмира обхватил, И заревом зловещим осветились Деяния держав миролюбивых... Обращены в позорище вражды Моря и суша... Медленно и глухо К нам двинулись громады кораблей, Хвастливо предрекая нашу гибель, И наконец, приблизились - стоят Пред укрепленной русскою твердыней... И...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 11. Размер: 58кб.
Часть текста: - - Болезнь и смерть Добролюбова Теперь расскажу - каким образом произошел разрыв между Тургеневым и "Современником". Добролюбов написал статью о повести Тургенева "Накануне", и она была послана к цензору Бекетову. Все, читавшие эту статью, находили, что Добролюбов хвалил автора и отдавал должное его таланту. Да иначе и быть не могло. Добролюбов настолько был честен, что никогда не позволял себе примешивать к отзывам о чьих-либо литературных произведениях своих личных симпатий и антипатий. Некрасов пришел ко мне очень встревоженный и сказал: - Ну, Добролюбов заварил кашу! Тургенев страшно оскорбился его статьею... И как это я сделал такой промах, что не отговорил Добролюбова от намерения написать статью о новой повести Тургенева для нынешней книжки "Современника"! Тургенев сейчас прислал ко мне Колбасина с просьбой выбросить из статьи все начало. Я еще не успел ее прочитать. По словам Тургенева, переданным мне Колбасиным, Добролюбов будто бы глумится над его литературным авторитетом, и вся статья переполнена какими-то недобросовестными, ехидными намеками. Некрасов говорил все это недоумевающим тоном. Да и точно, нелепо было допустить, чтобы Добролюбов мог написать недобросовестную статью о таком талантливом писателе как Тургенев. Я удивилась, - каким образом могли попасть в руки Тургенева корректурные листы статьи...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 8. Размер: 43кб.
Часть текста: сказал: - Однако, "Современник" скоро сделается исключительно семинарским журналом; что ни статья, то семинарист оказывается автором! -- Не все ли равно, кто бы ни написал статью - раз она дельная, - проговорил Некрасов. - Да, да! Но откуда и каким образом семинаристы появились в литературе? - спросил Анненков. - Вините, господа, Белинского, это он причиной, что ваше дворянское достоинство оскорблено и вам приходится сотрудничать в журнале вместе с семинаристами, - заметила я. - Как видите, небесследна была деятельность Белинского: проникло-таки умственное развитие и в другие классы общества. Анненков залился своим обычным смехом, а Тургенев, иронически улыбаясь, произнес: - Вот какого мнения о нас, господа! - Это мнение всякий о вас составит, если послушает вас, - отвечала я. Григорович было хотел что-то заметить мне, но Тургенев остановил его на слове "голубушка, вы..." - перебив: - Лучше не надо разуверять Авдотью Яковлевну, она еще выведет новое заключение в том же роде о нас, а мы и так поражены и уничтожены. - Не думаю этого, вы облачились в такую непроницаемую броню, что не только словами, но и пулей ее не прошибешь. - Разгорячилась! - заметил Дружинин. - Имеете полное право смеяться надо мной, господа, потому что я сама нахожу смешным, что вздумала высказать свое мнение. Панаев поспешил вмешаться в разговор, чтобы дать ему другое направление. Да я и сама не намерена была его продолжать и не отвечала на тонкую колкость Тургенева и поддакивание Анненкова. Я всегда прескверно себя чувствовала после таких сцен и страшно сердилась, что не могу быть сдержанной. Некрасов поехал в город по делам...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 7. Размер: 23кб.
Часть текста: Скатов. Некрасов (часть 20) "...И, ТОЛЬКО ТРУП ЕГО УВИДЯ..."   Русская женщина Фекла Викторова, она же Зинаида Некрасова, явила удивительный пример нравственного перелома, могущего совершиться с человеком и подтвержденного всею его жизнию. И перелом этот определил ее муж, великий русский поэт и замечательный человек Николай Алексеевич Некрасов. Двигала ею в отношении к нему не только благодарность за прошлое, не просто, так сказать, расплата с ним за добро, за все веселое, благополучное и богатое, что он ей дал. "Болезнь Николая Алексеевича открыла мне, какие страдания на свете бывают, а смерть его, что он за человек был, показала". Может быть, даже она восприняла новое положение и испытание как крест и искупление. В этом смысле толкнул ее на религиозный путь он, сам, видимо, не будучи религиозен в собственном смысле этого слова. Судьба как бы послала ему возможность подтвердить всю натуральность и истинность главной его идеи страданья, доказать ее органичность, засвидетельствовать, что не со стороны он был послан, что он, так сказать, внутренне "призван был воспеть твои страданья, терпеньем изумляющий народ". И сам явил изумляющее терпенье, силу и подвижничество в исполненье как бы эпитимьи, явно им осознанной:   3<и>не Пододвинь перо, бумагу, книги! Милый...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 5. Размер: 19кб.
Часть текста: рассказывал, как объяснялся в отелях и на железных дорогах [178]. Мрачное настроение духа, в котором он находился с тех пор, как заболело у него горло, исчезло. Он с любопытством осматривал город, ездил по театрам и как бы забыл, зачем приехал в Вену, так что я должна была несколько раз напоминать ему о необходимости отправиться к доктору. После свидания с венской знаменитостью Некрасов снова впал в уныние. Знаменитость нашла его болезнь очень серьезной, предписала строжайший режим и велела ему ехать в Италию, где и провести зиму. Климат Италии действительно благотворно повлиял на Некрасова. Он как бы ободрился и был не так раздражителен, но все-таки случалось, что он не хотел по два дня выходить из комнаты. В Риме мы встретили много русских знакомых, между прочим поэта Фета с больной сестрой и П.М.Ковалевского с женой. У Ковалевского по вечерам постоянно собирались русские художники, жившие в Риме. Хозяин дома и хозяйка всегда были так приветливы к ним, что даже самые нелюдимые из них охотно шли к Ковалевским провести вечер. Фет и Некрасов тоже с удовольствием проводили там вечера. Сидя у Ковалевских, можно было забыть, что находишься далеко от родины [179]. Мы прожили в Риме довольно долго, и он, наконец, порядком надоел Некрасову. По совету Н.П.Боткина мы отправились в Неаполь. Этот город очень понравился Некрасову; он по целым вечерам сидел на балконе, любовался морем и Везувием и слушал с удовольствием певца, который каждый вечер являлся к балкону. Он настолько почувствовал себя хорошо, что в компании русских знакомых и Н.П.Боткина взобрался на Везувий, на самый кратер. Но когда начались сильные жары, Некрасов стал чувствовать слабость, бессонницу и сильное нервное возбуждение; надо было поскорее увезти его из Неаполя. Он пожелал ехать в Париж, куда его звал Тургенев. Не очень-то хотелось мне ехать в Париж, но...

© 2000- NIV