• Наши партнеры
    Armboxing.com - Армянские боксеры: armboxing.com/2011/08/15/vanes-martirosyan/ - читать на сайте ArmBoxing.com.
  • Cлово "РЕВНОСТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: РЕВНОСТИ, РЕВНОСТЬЮ

    1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 11.
    2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
    Входимость: 3.
    3. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
    Входимость: 2.
    4. Ревность ("Есть мгновенья дум упорных...")
    Входимость: 2.
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
    Входимость: 2.
    6. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 2.
    7. * * * (Тяжелый крест достался ей на долю...)
    Входимость: 1.
    8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
    Входимость: 1.
    9. Современники. Часть первая
    Входимость: 1.
    10. Из водевиля "Феоклист Онуфрич Боб..." ("Табак противен модным франтам...")
    Входимость: 1.
    11. Стихотворения
    Входимость: 1.
    12. Стихотворения, приписываемые Некрасову
    Входимость: 1.
    13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
    Входимость: 1.
    14. Прости ("Прости! Не помни дней паденья...")
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 11. Размер: 83кб.
    Часть текста: влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная...
    2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
    Входимость: 3. Размер: 58кб.
    Часть текста: только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается фактическим другом обоих, то есть этого нового семейства, другом и...
    3. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
    Входимость: 2. Размер: 32кб.
    Часть текста: Захаров узнал, «“что строчил карандашом» Некрасов, но, прожив после этого двадцать дав года, не имел случая передать для закрепления в печати то, что он узнал в «Коробейниках». Со смертью Гаврилы Яковлевича пропал этот первоисточник сведений о происхождении поэмы. Нить к этой истории могла быть совершенно потеряна, как произошло и со многими другими произведениями Некрасова, если бы не нашелся хранитель семейного предания Захаровых. Им оказался сын Гаврилы Яковлевича Захарова – Иван Гаврилович, умерший 29 августа 1931 года. В 1902 г., по случаю 25-летней некрасовской годовщины, у Ивана Гавриловича Захарова побывал Мизинец, уроженец соседней деревни, и свою беседу с ним опубликовал в No 140 «Костромского листка». «Однажды во время охоты Некрасов убил бекаса, а Гаврила другого, так, что Некрасов не слышал его выстрела. Собака, его удивлению, принесла ему обоих бекасов. «Как, – спрашивает он Гаврилу, – стрелял я в одного, а убил двух?». По этому поводу Гаврила рассказал ему о двух других бекасах, которые попали одному охотнику под заряд (см. конец “Коробейников”). Этот случай дал повод для рассказа об убийстве коробейников, которое произошло в Мисковской волости. Другие подробности, например, о “Катеринушке”, которой приходилась “парня ждать до Покрова”, основаны на рассказах Марианны, жены Гаврилы, которая также сидела в одиночестве, как и “Катеринушка”». На этом кончается сообщение Мизенца. Имя жены Гаврилы Яковлевича и название волости, как явные опечатки газеты, я передаю здесь в исправленном виде. Сообщение это очень важно для понимания...
    4. Ревность ("Есть мгновенья дум упорных...")
    Входимость: 2. Размер: 2кб.
    Часть текста: Ревность ("Есть мгновенья дум упорных...") Есть мгновенья дум упорных, Разрушительно-тлетворных, Мрачных, буйных, адски-черных, Сих - опасных как чума - Расточительниц несчастья, Вестниц зла, воровок счастья И гасительниц ума!.. Вот в неистовстве разбоя В грудь вломились, яро воя,- Все вверх дном! И целый ад Там, где час тому назад Ярким, радужным алмазом Пламенел твой светоч - разум! Где добро, любовь и мир Пировали честный пир! Ад сей... В ком из земнородных, От степей и нив бесплодных, Сих отчаянных краев, Полных хлада и снегов - От Камчатки льдянореброй До брегов отчизны доброй,- В ком он бурно не кипел? Кто его - страстей изъятый, Бессердечием богатый - Не восчествовать посмел?.. Ад сей... ревностью он кинут В душу смертного. Раздвинут Для него широкий путь В человеческую грудь... Он грядет с огнем и треском, Он ласкательно язвит, Все иным, кровавым блеском Обольет - и превратит Мир - в темницу, радость - в муку, Счастье - в скорбь, веселье - в скуку, Жизнь - в кладбище, слезы - в кровь, В яд и ненависть - любовь! Полон чувств огнепалящих, Вопиющих и томящих, Проживает человек В страшный миг тот целый век! Венчан тернием, не миртом, Молит смерти - смерть бы рай! Но отчаяния спиртом Налит череп через край... Рай душе его смятенной - Разрушать и проклинать, И кинжалов всей вселенной Мало ярость напитать!! (1845 или 1846)
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
    Входимость: 2. Размер: 47кб.
    Часть текста: больнице" и, кроме того, маленькие статейки в "Петербургской хронике". По началу литературной деятельности Слепцова можно было ждать, что он будет плодовитым писателем. С каждым новым рассказом Слепцов приобретал расположение читающей публики и быстро занял видное положение между молодыми литераторами. Слепцов приехал в Петербург в самый разгар женского вопроса и сделался горячим его пропагандистом. Многие думали, что, в сущности, он относился к этому вопросу индифферентно и, если принимал в нем участие, то не серьезно, а лишь в виде развлечения, подобно другим тогдашним молодым людям. Причина такого ошибочного мнения проистекла из того, что Слепцов был очень застенчив, но никто не подозревал этого, потому что застенчивость в нем маскировалась наружным спокойствием. В малознакомом обществе Слепцов был молчалив и только в самом коротком кружке был разговорчив и очень остроумен. Он вообще не высказывал шумливо своих взглядов на вещи, не выставлял напоказ своей деятельности в пользу женского вопроса и не стремился завоевать себе видное место среди учащейся молодежи. Между тем, если проследить деятельность Слепцова в женском вопросе, то нельзя не убедиться, что так мог действовать только человек в высшей степени увлекающийся. Слепцов постоянно хлопотал применять на практике свои проекты в пользу...

    © 2000- NIV