Cлово "ДЕТИ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ДЕТЕЙ, ДЕТЯМ, ДЕТЯХ

1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 36.
2. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 18.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 16.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 15.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 13.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 10.
7. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 9.
8. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Грешневское детство поэта
Входимость: 9.
9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 9.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 8.
11. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
Входимость: 8.
12. Мороз, Красный Нос
Входимость: 7.
13. Газетная
Входимость: 7.
14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 7.
15. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 7.
16. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
Входимость: 6.
17. Деловой разговор ("Вот почта новая. Какая груда дел!..")
Входимость: 6.
18. * * * (Несчастные)
Входимость: 5.
19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 5.
20. Кумушки
Входимость: 5.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 4.
22. О погоде (уличные впечатления)
Входимость: 4.
23. Крестьянские дети
Входимость: 4.
24. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 4.
25. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 4.
26. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 4.
27. Современники. Часть вторая
Входимость: 4.
28. Ночлеги
Входимость: 4.
29. Соловьи
Входимость: 4.
30. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 4.
31. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 4.
32. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 4.
33. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 4.
34. Авдотья Панаева. Воспоминания.
Входимость: 3.
35. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 3.
36. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
Входимость: 3.
37. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 3.
38. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 3.
39. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 3.
40. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 3.
41. Чиновник ("Как человек разумной середины...")
Входимость: 3.
42. Филантроп ("Частию по глупой честности...")
Входимость: 3.
43. Саша. Поэма.
Входимость: 3.
44. Кому на Руси жить хорошо. Последыш. Глава 1
Входимость: 2.
45. Накануне светлого праздника
Входимость: 2.
46. Дедушка Мазай и зайцы
Входимость: 2.
47. Стихотворения
Входимость: 2.
48. Из поэмы "Мать"
Входимость: 2.
49. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 2.
50. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 36. Размер: 35кб.
Часть текста: всего, стоял в Шоде, возле дома Г. Я. Захарова. Проснувшись, Некрасов увидел, как в щели на него смотрят дети: Проснулся: в широкие щели сарая Глядятся веселого солнца лучи. Воркует голубка; над крышей летая, Кричат молодые грачи (…). Чу! шопот какой-то… а вот вереница Вдоль щели внимательных глаз! Всё серые, карие, синие глазки – Смешались, как в поле цветы. В них столько покоя, свободы и ласки, В них столько святой доброты! (II, 108).  Поэт слышит разговор детей, заинтересованно обсуждающих его персону, его собаку и его ружьё. Этот эпизод, разумеется, не выдуман. А. А. Буткевич вспоминала, что Некрасов: «…редкий раз не привозил он из своего странствия какого-либо запаса для своих произведений. Так, однажды, при мне он (…) засел на два дня, и явились “Крестьянские дети”. В самом деле, разве возможно выдумать форму этой идиллии? Этот сарай с цветами-глазками!» 200 . Обсуждая внешний вид охотника, дети отмечают наличие у него бороды. Поэт слышит, как они переговариваются: первый голос «Борода! второй А барин, сказали!.. третий Потише вы, черти! второй У бар бороды не бывает – усы» (II, 108-109). Данное обсуждение – характерная примета времени. К 1861 году ношение некоторыми господами бороды являлось...
2. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 18. Размер: 57кб.
Часть текста: деревне Вёжи Из воспоминаний о деревне Вёжи Деревня Вёжи На Костромском «море» есть заброшенный и заросший бурьяном и крапивой островок. До середины 50-х годов XX века на месте этого островка стояла деревня Вёжи, воспетая Н. А. Некрасовым в его знаменитом стихотворении «Дедушка Мазай и зайцы». Жизнь нашей деревни определялась её географическим положением. Всё в Вёжах было не так, как в большинстве деревень. Все дома стояли, плотно прижавшись друг к другу, так как места на небольшой возвышенности, где стояла деревня, было мало, а всё вокруг весной заливало водой. Бани и огороды находились в стороне от деревни, за 250-300 метров и дальше. Осенью и весной, в сырую погоду, в улицах и проулках было грязно, так как было тесно и было много домашней скотины. В колхозное время в деревне находились еще и ферма коров, конюшня и телятник. Все эти неудобства компенсировала окружающая природа. Приходила весна, затем лето. Заканчивался весенний лов рыбы, сплав леса, начинался сенокос, затем щипка хмеля, рытьё-копка картошки. На осень приходилась продажа излишков скотины, сена, дров. Весной в разлив единственным способом передвижения были лодкиботники. Даже в баню, в амбар ездили на лодках. Меженью, как сойдет вода, всё вокруг покрывалось зеленым ковром разнотравья, всё цвело, и запах цветов стоял по всей округе. В нашей низине был увлажненный чистый воздух. В сенокос, если бы посмотреть на округу Вежей с птичьего полета, вся наша низина приходила в движение: кто свозил копны, кто сгребал сено, кто метал стог. Особое место в жизни Вежей и находящихся рядом деревни Ведёрки и села Спас занимала щипка хмеля. Эта работа была трудоемка и требовала дополнительных рабочих рук. В этот период из соседних деревень к нам приходило на заработки до сотни человек, в основном молодежь. На хмельниках в это время стоял шум, смех, а то и песни. Кто спускал с кольев ветви хмеля, кто сощипывал...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 16. Размер: 50кб.
Часть текста: - - Каратыгин - Пушкин - Холера 1831 года Я родилась и выросла в театральном мире. Мои отец и мать (Брянские) были артисты императорского театра в Петербурге. Я очень отчетливо помню свое самое раннее детство. В моей детской памяти запечатлелось множество лиц, которых я видела, разговоры, которые я слышала. Я слишком рано стала наблюдать все, что вокруг меня делалось и говорилось взрослыми. Мы жили в казенном доме, в котором давались квартиры семейным артистам и театральным чиновникам. Контора театра помещалась в том же доме и занимала квартиру в четыре комнаты. Чиновников тогда было очень немного, и я знала их всех в лицо: Зотова - романиста, Марселя, Ситникова и еще нескольких человек, которых фамилии забыла. При театре был доктор Марокети, маленький господин с большими черными глазами, у которого почему-то постоянно качалась голова, как у алебастровых зайчиков [001]. При вступлении А.М.Гедеонова в должность директора театров, в 1833 году, театральные чиновники быстро стали размножаться, так что очень скоро из них образовался целый департамент. Киреев, Ротчев, Федоров - водевилист, часто бывали у нас: все они были бедняками и еще не играли той важной роли при театре, как впоследствии. Потом уже Киреев и Федоров сделались богачами, даже писец Крутицкий, которого я видела по вечерам в детстве дежурным в конторе, ходившим босиком, чтобы не износить свои сапоги, - и тот нажил себе дома, дачу [002]. Казенный дом, где мы жили, был большой: он выходил на Офицерскую улицу, на Екатерининский канал у Пешеходного мостика со львами, близ...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 15. Размер: 57кб.
Часть текста: НА СТОРОНЕ..."   Вернемся, однако, еще раз к ленинским словам о том, что Некрасов колебался между либералами и Чернышевским, но все его симпатии были на стороне Чернышевского. Следует сказать, что Ленин здесь явно приписал Некрасову все свои политические и человеческие симпатии, которые действительно были на стороне Чернышевского. Но были ли такими симпатии, понимая это слово в самом буквальном смысле, у Некрасова? Нет, не было. Более того, их и не могло быть. Не могло быть исторически. Что же было? Было большое доверие и прямо вызванная этим доверительность во всем, что касается журнальных дел. Это определилось - мы видели - с самого начала. Было большое уважение, рожденное чрезвычайной образованностью и разносторонней осведомленностью Чернышевского: в этом смысле "университеты" Белинского продолжились для Некрасова в "университетах" Чернышевского. Хотя, заметим, они постоянно совмещались с "университетами" Анненкова, еще больше - Боткина и - особенно - Тургенева. Была большая вера в спокойную силу ума, в человеческую надежность и в гражданскую твердость. Был, наконец, наверное, даже и деловой расчет, связанный с самоотверженной работоспособностью Чернышевского и просто со способностью к журнальному производству. Недаром эту сторону так точно сразу оценил и буквально вцепился в Чернышевского такой конкурировавший с Некрасовым делец, как Краевский. Характерно, что когда, еще в 1855 году, Некрасов хотел ехать за границу, то думал передать ведение журнала в руки Тургенева: в 1856 году, когда он туда поехал, то передал его в руки Чернышевского с полномочиями чрезвычайными по всей официальной форме: "Уезжая на долгое время, прошу Вас, кроме участия Вашего в разных отделах "Современника", принимать участие в самой редакции журнала и сим передаю Вам мой голос во всем касающемся выбора и...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 13. Размер: 55кб.
Часть текста: Колбасина. - Недоставало только одного: обвинять меня в том, что я ворую деньги у сотрудников! - воскликнул он и с этими словами вдруг зашатался. Я поддержала его и усадила на диван, около которого он стоял. С ним сделался обморок [200]. Приглашенный доктор не нашел ничего серьезного, за исключением слабости, и велел ему лечь в постель. Вечером, когда я сидела около Панаева, он вдруг заговорил, что у него давно уже созрела мысль уехать куда-нибудь из Петербурга, так как жизнь в этом городе сделалась для него невыносимой. - Можно взять в аренду небольшую усадьбу по Николаевской железной дороге, - прибавил он. - Что же тебе мешает исполнить свое желание? - отвечала я. - Если бы ты также согласилась жить в деревне, - сказал он, - я был бы совершенно счастлив. Ведь и тебе тяжело жить здесь!.. Ты бы тоже отдохнула, и твоя болезнь печени прошла бы... Дай мне слово, что ты поедешь вместе со мной в деревню. Я обещала. - Ты меня очень обрадовала! - воскликнул он. - С своей стороны я обещаю, что ты не увидишь во мне прежних моих слабостей, за которые я так жестоко поплатился. Я сам себе был злейшим врагом и сам испортил свою жизнь. С людьми слабохарактерными надо поступать деспотически; они скорее поддаются влиянию людей дурных, нежели хороших. Только...

© 2000- NIV