Cлово "ЖАЛОВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖАЛОВАЛ, ЖАЛУЯ, ЖАЛУЕТ, ЖАЛУЮ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 3. Размер: 48кб.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 3. Размер: 35кб.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 2. Размер: 28кб.
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 2. Размер: 43кб.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 2. Размер: 42кб.
7. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
Входимость: 1. Размер: 19кб.
8. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Тургенев
Входимость: 1. Размер: 160кб.
9. Земляку ("Бывали дни - в стране родной...")
Входимость: 1. Размер: 3кб.
10. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Кони
Входимость: 1. Размер: 69кб.
11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 1. Размер: 29кб.
12. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 1. Размер: 50кб.
13. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 1. Размер: 57кб.
14. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 1. Размер: 42кб.
15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
18. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 1. Размер: 43кб.
19. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 1. Размер: 44кб.
20. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Белинский
Входимость: 1. Размер: 114кб.
21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 1. Размер: 74кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 3. Размер: 48кб.
Часть текста: и многих обязательств, а житейски в ореоле не только поэтической славы, но злобных наветов и оговоров, подчас самых фантастических и скандальных. Он был обречен на это, сколько ни помогал молодым, сколько ни опекал старых. Кроме того, видимо, и сами стихи Некрасова-поэта, такие демократичные, так открытые любому и столь сострадающие, должны были почти любого беспрерывно провоцировать на готовность искать немедленный отклик со стороны Некрасова-человека, требовать абсолютных соответствий слова и дела. Случилось так, что чем сильнее стихи были поэтически, к тем более категоричному счету взывали они житейски. Так, что сам размах и объем оказывавшейся Некрасовым помощи скорее поддерживали, чем ослабляли разговоры о богатстве и сплетни о сквалыжничестве. Между тем ведение финансовых дел требовало подчас - под угрозой разорения - определенных ограничений, четких условий и жестких правил. Благотворительность же рождала встречный напор, за которым часто и отчаяние, я стоны, и угрозы, и слезы, и шантаж. "В последние десять лет, - свидетельствует П. Боборыкин, - Некрасова одолевали и лично, и письменно просьбами о денежном пособии. Мудреного тут ничего не было: всякий знал, что он человек с хорошими средствами, по всему Петербургу ходили рассказы об его очень больших выигрышах. Но вслед за просьбами пошли и разные виды шантажа, угрозы обличений. Вот один из таких навязчивых просителей и явился раз в приемный день. Некрасов вышел из кабинета и раздраженно крикнул: - Что вам от меня угодно? Вы пристаете ко мне каждый день, пугаете меня, я вам сказал, что больше вам давать ничего не буду. И потом, обратясь к нам (нас было несколько...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Часть текста: [158] и Языков, бывшие постоянными членами кружка с самого начала приезда Белинского в Петербург. Эти два приятеля затеяли открыть комиссионерскую контору для провинциальных жителей, которые могли бы выписывать чрез контору все, что им было нужно, начиная с вещей в полтину до тысячных. Тургенев и Анненков принимали живое участие в основании этой конторы, потому что были интимными друзьями семейства Тютчева, которому пришла мысль открыть контору для увеличения своих средств к жизни, но он не имел денег, а Анненков и Тургенев уговорили Языкова отдать на это предприятие все свои деньги, суля ему огромные барыши [159]. Один давнишний знакомый Панаева и Языкова отговаривал последнего пускаться в коммерческое предприятие и доказывал, что условия с компаньоном нелепы. В самом деле, по условию, предложенному Языкову, барыши делились пополам с компаньоном, а за все расходы и убытки отвечал один Языков; кроме того, Языков должен был платить компаньону три тысячи рублей жалованья. Все переговоры с Языковым о конторе происходили через Тургенева и Анненкова. Языков вполне доверился им и так был увлечен, что никого не хотел слушать, отдав все свои деньги Тютчеву,...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: обнимал его и говорил, что это лучшее из написанного им. Фет задумал издать полное собрание своих стихов и дал Тургеневу и Некрасову carte blanche выкинуть те стихотворения из старого издания, которые они найдут плохими [148]. У Некрасова с Тургеневым по этому поводу происходили частые споры. Некрасов находил ненужным выбрасывать некоторые стихотворения, а Тургенев настаивал. Очень хорошо помню, как Тургенев горячо доказывал Некрасову, что в одной строфе стихотворения: "Не знаю сам, что буду петь, - но только песня зреет!" - Фет изобличил свои телячьи мозги. У меня сохранился экземпляр стихотворений Фета с помарками и вопросительными знаками, сделанными рукой Тургенева. Н.В.Гербель познакомился также в начале 50-х годов с Панаевым. Гербель явился к Панаеву без всяких рекомендаций и часто бывал у него по утрам, но всегда сидел в кабинете. Он долго не входил в кружок литераторов, которые собирались у нас на обеды и вечера. Причина была та, что Тургенев раз подсмеялся над Панаевым. - Господа, -...
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 2. Размер: 43кб.
Часть текста: -- Не все ли равно, кто бы ни написал статью - раз она дельная, - проговорил Некрасов. - Да, да! Но откуда и каким образом семинаристы появились в литературе? - спросил Анненков. - Вините, господа, Белинского, это он причиной, что ваше дворянское достоинство оскорблено и вам приходится сотрудничать в журнале вместе с семинаристами, - заметила я. - Как видите, небесследна была деятельность Белинского: проникло-таки умственное развитие и в другие классы общества. Анненков залился своим обычным смехом, а Тургенев, иронически улыбаясь, произнес: - Вот какого мнения о нас, господа! - Это мнение всякий о вас составит, если послушает вас, - отвечала я. Григорович было хотел что-то заметить мне, но Тургенев остановил его на слове "голубушка, вы..." - перебив: - Лучше не надо разуверять Авдотью Яковлевну, она еще выведет новое заключение в том же роде о нас, а мы и так поражены и уничтожены. - Не думаю этого, вы облачились в такую непроницаемую броню, что не только словами, но и пулей ее не прошибешь. - Разгорячилась! - заметил Дружинин. - Имеете полное право смеяться надо мной, господа, потому что я сама нахожу смешным, что вздумала высказать свое мнение. Панаев поспешил вмешаться в разговор, чтобы дать ему другое направление. Да я и сама не намерена была его продолжать и не отвечала на тонкую колкость Тургенева и поддакивание Анненкова. Я всегда прескверно себя чувствовала после таких сцен и страшно сердилась, что не могу быть...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
Часть текста: ОНЫЙ ПУТЬ - ЖУРНАЛЬНЫЙ ПУТЬ..."   Почти тридцать лет спустя после "Петербургского сборника", в 1875 году, Некрасов при отъезде своего соратника по журналу М. Салтыкова (Щедрина) за границу написал стихи:   О нашей родине унылой В чужом краю не позабудь И, возвратясь, собравшись с силой, На оный путь - журнальный путь...   На путь, где шагу мы не ступим Без сделок с совестью своей, Но где мы снисхожденье купим Трудом у мыслящих людей.   В 1846 году Некрасов, "собравшись с силой", только-только обратился на оный - журнальный путь. Еще не представляя тогда, по-видимому, ни характера "сделок с совестью", ни объема труда, ни даже, наверное, меры неспособности к "снисхожденью", пусть и у "мыслящих людей", - то есть всего того, что потребует в русских условиях журнал. И, может быть, ощущая только одно: что же за чрезвычайная для России эта вещь - журнал: "Отечественные записки" с Белинским жили перед глазами. Правда, "Отечественные записки", хотя бы в одном отношении, уже себя и изжили. Их главный мотор - Белинский, в силу нещадной эксплуатации хозяином - Краевским, выработался: "У Краевского я писал даже об азбуках, песенниках, гадательных книжках, поздравительных стихах швейцаров клубов (право!), о книгах о клопах, наконец, о немецких книгах, в которых я не умел перевести даже заглавия, писал об архитектуре, о которой я столько же знаю, сколько об искусстве плести кружева. Он меня сделал не только чернорабочим, водовозной лошадью, но и шарлатаном". Конечно, ни "Физиология Петербурга"...

© 2000- NIV