Cлово "БЫВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: БЫВАЛО, БЫВАЛ, БЫВАЕТ, БЫВАЛИ, БЫВАЮТ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 12. Размер: 50кб.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 9. Размер: 42кб.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 7. Размер: 83кб.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 7. Размер: 58кб.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 7. Размер: 47кб.
6. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 6. Размер: 26кб.
7. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Грешневское детство поэта
Входимость: 6. Размер: 33кб.
8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 6. Размер: 50кб.
9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 6. Размер: 29кб.
10. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 6. Размер: 119кб.
11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 6. Размер: 43кб.
12. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
Входимость: 5. Размер: 76кб.
13. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 5. Размер: 61кб.
14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 5. Размер: 57кб.
15. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Приобретение карабихи: "Владелец роскошных палат"
Входимость: 5. Размер: 41кб.
16. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 5. Размер: 24кб.
17. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 5. Помещик
Входимость: 5. Размер: 15кб.
18. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 5. Размер: 44кб.
19. Парийский Л. А.: В местах, воспетых Н. А. Некрасовым. Шода
Входимость: 4. Размер: 15кб.
20. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 4. Размер: 42кб.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 4. Размер: 50кб.
22. Юность Ломоносова. Драматическая фантазия в стихах.
Входимость: 4. Размер: 13кб.
23. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Кони
Входимость: 4. Размер: 69кб.
24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 4. Размер: 33кб.
25. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 4. Размер: 17кб.
26. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
27. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 4. Размер: 28кб.
28. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 4. Размер: 19кб.
29. * * * (Несчастные)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
30. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 3. Размер: 47кб.
31. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Тургенев
Входимость: 3. Размер: 160кб.
32. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
33. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 3. Размер: 54кб.
34. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 3. Размер: 50кб.
35. Кому на Руси жить хорошо. Последыш. Глава 2
Входимость: 3. Размер: 14кб.
36. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 3. Размер: 43кб.
37. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
38. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 3. Размер: 40кб.
39. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Белинский
Входимость: 3. Размер: 114кб.
40. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
Входимость: 2. Размер: 19кб.
41. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 2. Размер: 35кб.
42. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 2. Размер: 71кб.
43. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
44. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 2. Размер: 38кб.
45. Земляку ("Бывали дни - в стране родной...")
Входимость: 2. Размер: 3кб.
46. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Стихотворение "Дедушка Мазай и зайцы"
Входимость: 2. Размер: 36кб.
47. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 2. Размер: 35кб.
48. Коробейники
Входимость: 2. Размер: 19кб.
49. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 2. Размер: 28кб.
50. Из водевиля "Петербургский ростовщик"
Входимость: 2. Размер: 5кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 12. Размер: 50кб.
Часть текста: фамилии забыла. При театре был доктор Марокети, маленький господин с большими черными глазами, у которого почему-то постоянно качалась голова, как у алебастровых зайчиков [001]. При вступлении А.М.Гедеонова в должность директора театров, в 1833 году, театральные чиновники быстро стали размножаться, так что очень скоро из них образовался целый департамент. Киреев, Ротчев, Федоров - водевилист, часто бывали у нас: все они были бедняками и еще не играли той важной роли при театре, как впоследствии. Потом уже Киреев и Федоров сделались богачами, даже писец Крутицкий, которого я видела по вечерам в детстве дежурным в конторе, ходившим босиком, чтобы не износить свои сапоги, - и тот нажил себе дома, дачу [002]. Казенный дом, где мы жили, был большой: он выходил на Офицерскую улицу, на Екатерининский канал у Пешеходного мостика со львами, близ Большого театра, и в маленький переулочек (не помню его названия), выходивший на Офицерскую улицу. Сначала мы жили в квартире, окна которой выходили на Екатерининский канал; потом отец занимал в этом же доме более обширную квартиру, и уже наши окна выходили в маленький переулок и на Офицерскую улицу. В день наводнения в Петербурге в 1824 году (7 ноября) я смотрела на затопленные улицы из окон квартиры, выходивших на Екатерининский канал. Хотя мне было немного лет, но этот день произвел на меня такое впечатление, что глубоко врезался в моей памяти. Под водой скрылись улицы, решетки от набережной, и образовалась большая река, посреди которой быстро неслись доски, бочки, перины, кадки и разные другие вещи. Вот пронеслась собачья будка на двух досках, с собакой на цепи, которая, подняв голову, выла с лаем. Через несколько времени несло плот, на нем стояла корова и громко мычала. Все это быстро неслось по течению, так что я не успевала хорошенько всматриваться. Но плывшая белая лошадь остановилась у ...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 9. Размер: 42кб.
Часть текста: много молодежи [132]. Достоевский, Плещеев и Феликс Толль иногда гостили у него. Достоевский уже не бывал у нас с тех пор, как Белинский напечатал в "Современнике" критику на его "Двойника" и "Прохарчина". Достоевский оскорбился этим разбором. Он даже перестал кланяться и гордо и насмешливо смотрел на Некрасова и Панаева; они удивлялись таким выходкам Достоевского. Петрашевский не бывал у нас, но знал Панаева и иногда при встрече разговаривал с ним. Петрашевский имел всегда вид мрачный; он был небольшого роста, с большой черной бородой, длинными волосами, всегда ходил в плаще и в мягкой шляпе с большими полями и с толстой палкой. Дачников тогда в Парголове проживало немного, так что все знали не только друг друга в лицо, но и образ жизни каждого. Частые сборища молодежи у Петрашевского были известны всем дачникам. Петрашевского часто можно было встретить на прогулках, окруженного молодыми людьми. В 1848 году Кавелин и Редкин оставили Московский университет и переселились в Петербург искать себе другого рода службу. Многие винили Грановского за то, что он остался при университете. Но Грановский прямо заявил, что никогда не оставит Московского университета, что бы там ни творилось. "Я не могу жить без Московского университета, - твердил он, - и никакие перемены в нем не заставят меня бросить его!" В это время Грановский приехал на короткое время в Петербург по делам. Он погостил у нас на даче два дня вместе с Кавелиным. В 1848 году строгость цензуры дошла до того, что из шести повестей, назначенных в "Современник", ни одна не была пропущена, так что нечего было набирать для ближайшей книжки. В самом невинном рассказе о бедном чиновнике цензор усмотрел намерение автора выставить плачевное положение чиновников в России. Приходилось печатать в отделе...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 7. Размер: 83кб.
Часть текста: "молодая, красивая женщина". И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался ее простоквашей. Те, перед кем мы теперь преклоняемся, нередко преклонялись перед нею. Чернышевский схватил однажды ее пухлую ручку и прижал...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 7. Размер: 58кб.
Часть текста: стал многократно, по крайней мере трижды, литературным. Во-первых, это оказался роман мужчины и женщины, которые были писателями - оба. Дело для того времени совсем не частое: прозаик Николай Филиппович Павлов и его жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается фактическим другом обоих, то есть этого нового семейства, другом и уже без всяких кавычек и двусмысленностей. При этом все почти всю жизнь ...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 7. Размер: 47кб.
Часть текста: сущности, он относился к этому вопросу индифферентно и, если принимал в нем участие, то не серьезно, а лишь в виде развлечения, подобно другим тогдашним молодым людям. Причина такого ошибочного мнения проистекла из того, что Слепцов был очень застенчив, но никто не подозревал этого, потому что застенчивость в нем маскировалась наружным спокойствием. В малознакомом обществе Слепцов был молчалив и только в самом коротком кружке был разговорчив и очень остроумен. Он вообще не высказывал шумливо своих взглядов на вещи, не выставлял напоказ своей деятельности в пользу женского вопроса и не стремился завоевать себе видное место среди учащейся молодежи. Между тем, если проследить деятельность Слепцова в женском вопросе, то нельзя не убедиться, что так мог действовать только человек в высшей степени увлекающийся. Слепцов постоянно хлопотал применять на практике свои проекты в пользу женского вопроса. Ето увлечение не охлаждалось неудачами: если один его проект терпел фиаско, он с таким же рвением принимался за другой. В 1863 году по инициативе Слепцова устроились частные популярно-научные лекции для женщин. На моих глазах происходили все хлопоты Слепцова относительно организации этих лекций. Наконец они открылись в квартире одного господина из общих наших знакомых. Быть лекторами на этих лекциях Слепцов уговорил нескольких молодых людей из сочувствующих женскому вопросу. Правда, что это были не ученые специалисты, но настолько образованные люди, что женщины могли вынести из их лекций элементарные сведения по физике, химии и гигиене. Слепцов также был в числе лекторов и должен был читать на первой лекции о составе воды и о применении ее силы к механике. Все лекторы добросовестно готовились к лекциям. Я приехала на лекцию аккуратно в назначенный час, но все стулья уже были заняты слушательницами, между которыми находились дамы и девицы не из круга учащихся. Слепцов засуетился, видя, что для меня нет стула. - Я повытаскал в залу стулья из всех комнат, - говорил...

© 2000- NIV