Cлово "ФИНГАЛ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ФИНГАЛУ, ФИНГАЛОМ

1. Крестьянские дети
Входимость: 2.
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 1.
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Крестьянские дети
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Часть текста: Девятый А вона собака - большая, большая! Вода с языка-то бежит. Пятый Ружье! погляди-тко: стволина двойная, Замочки резные... Третий с испугом Глядит! Четвертый Молчи, ничего! Постоим еще, Гриша! Третий Прибьет... - Испугались шпионы мои И кинулись прочь: человека заслыша, Так стаей с мякины летят воробьи. Затих я, прищурился - снова явились, Глазенки мелькают в щели. Что было со мною - всему подивились И мой приговор изрекли: "Такому-то гусю уж что за охота! Лежал бы себе на печи! И видно, не барин: как ехал с болота, Так рядом с Гаврилой..." - "Услышит, молчи!" - О милые плуты! Кто часто их видел, Тот, верю я, любит крестьянских детей; Но если бы даже ты их ненавидел, Читатель, как "низкого рода людей",- Я все-таки должен сознаться открыто, Что часто завидую им: В их жизни так много поэзии слито, Как дай бог балованным деткам твоим. Счастливый народ! Ни науки, ни неги Не ведают в детстве они. Я делывал с ними грибные набеги: Раскапывал листья, обшаривал пни, Старался приметить грибное местечко, А утром не мог ни за что отыскать. "Взгляни-ка, Савося, какое колечко!" Мы оба нагнулись, да разом и хвать Змею! Я подпрыгнул: ужалила больно! Савося хохочет:"Попался спроста!" Зато мы потом их губили довольно И клали рядком на перилы моста. Должно быть, за подвиги славы мы ждали, У нас же дорога большая была: Рабочего звания люди сновали По ней без числа. Копатель канав вологжанин, Лудильщик, портной, шерстобит, А то в монастырь горожанин Под праздник молиться катит. Под наши густые, старинные вязы На отдых тянуло усталых людей. Ребята обступят: начнутся рассказы Про Киев, про турку, про...
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Часть текста: выезд Некрасова в 60-е годы выглядел так: «На охоту Николай Алексеевич на трех тройках ездил: одна для него, другая – для всякой обснарядки для охоты; у него на жалованьи жил Кузьма-охотник (…), только из-за охоты, нарочно, его и держал, – так на этой тройке – Кузьма, на третьей – кухня. Богатый был барин» 125 . Разумеется, и в эту поездку Некрасов отправился на нескольких тройках с егерем Кузьмой Солнышковым, поваром и кучерами. В экипаже с Некрасовым ехала одна из его любимых собак (скорее всего, английский пойнтер) по кличке Фингал, увековеченная поэтом в стихотворении «Крестьянские дети». В ту пору, когда возникновение Костромского водохранилища еще никому не могло привидеться и в страшном сне, из Грешнева тракт вел прямо до Костромы. Тринадцатью годами раньше, в конце апреля 1848 г., трактом между Ярославлем и Костромой впервые проехал молодой А. Н. Островский, направлявшийся в недавно приобретенную его отцом усадьбу Щелыково в Кинешемском уезде. Островский проехал через Грешнево, заночевал на постоялом дворе в д. Овсянники и утром 28 апреля направился в сторону Костромы. В дневнике он описывал эту дорогу: «По луговой стороне виды восхитительные: что за села, что за строения, точно как едешь не по России, а по какой-нибудь обетованной земле (…). Виды на ту сторону очаровательные. По Волге взад и вперед беспрестанно идут расшивы то на парусах, то народом. Езда такая, как по Кузнецкому мосту. Кострому видно верст за 20» 126 . Через Сельцо, Саметь, Шунгу, Стрельниково, Святое (ныне...
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 1. Размер: 73кб.
Часть текста: с чем ряд территорий на Верхней Волге должен был уйти под воду. Строительство Горьковской ГЭС обрекло на затопление и значительную часть низинного Костромского Заречья, где предполагалось создание водохранилища. Под воду должны были уйти почти все селения Костромского района, связанные с именем Некрасова. В принципе, от затопления наверняка можно было спасти хотя бы Вёжи, если бы в этом месте защитная дамба прошла на один километр западнее, и Вёжи оказались под её укрытием. Думается, что если бы к началу 50-х годов Вёжи были широко известны как родина дедушки Мазая, то, учитывая официальный культ Некрасова, её, возможно, удалось бы спасти от гибели. Безусловно, доля вины за гибель Вежей лежит на некрасоведах, историках, краеведах – в первую очередь, костромских. В их оправдание нельзя не напомнить, что в период «великого перелома» костромское краеведение, как и везде, было разгромлено, и судьба многих знатоков нашего края сложилась трагично (вспомним хотя бы Н. Н. Виноградова). С начала 50-х годов в Зарецком крае началась работа по переселению жителей. Всеми работами по созданию водохранилища ведала специально созданная организация – Гидрострой, управление которого разместилось на окраине Костромы, в Трудовой (Ипатьевской) слободе. Как первые вестники беды, летом 1953 года в окрестностях Вежей появились земснаряды, начавшие намыв защитной дамбы, которая должна была разделить Заречье на затопляемую и незатопляемую зоны. «Летом 1953 г. из реки Узоксы в озеро Великое...

© 2000- NIV