Cлово "РОМАН"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: РОМАНА, РОМАНЕ, РОМАНУ, РОМАНЫ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 30.
2. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 22.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 22.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 21.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 18.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 15.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 13.
8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 12.
9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 10.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 9.
11. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
Входимость: 8.
12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 8.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 8.
14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 6.
15. Деловой разговор ("Вот почта новая. Какая груда дел!..")
Входимость: 6.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания.
Входимость: 5.
17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 5.
18. Кому на Руси жить хорошо
Входимость: 4.
19. Стихотворения
Входимость: 4.
20. Ранние стихотворения 1838-1856
Входимость: 4.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 4.
22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 4.
23. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 4.
24. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Пролог
Входимость: 3.
25. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 3.
26. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 3.
27. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 3.
28. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 3.
29. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 2.
30. Дружеская переписка Москвы с Петербургом
Входимость: 2.
31. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
Входимость: 2.
32. Газетная
Входимость: 2.
33. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 2.
34. Из романа "Жизнь и похождения Тихона Тростникова"
Входимость: 2.
35. * * * (Когда с тобой - нет меры счастью..." (Из романа "Три страны света"))
Входимость: 1.
36. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 1.
37. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 3. Пьяная ночь
Входимость: 1.
38. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 1.
39. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 1.
40. * * * (Когда горит в твоей крови..." (Из романа "Три страны света"))
Входимость: 1.
41. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 1. Поп
Входимость: 1.
42. Поэзия бурь ("Летит по дороге четверка...". Из романа "Три страны света")
Входимость: 1.
43. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 5. Помещик
Входимость: 1.
44. Мысли журналиста
Входимость: 1.
45. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 1.
46. Отрывки из путевых записок графа Гаранского ("Я путешествовал недурно: русский край...")
Входимость: 1.
47. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 30. Размер: 58кб.
Часть текста: и женщины, которые были писателями - оба. Дело для того времени совсем не частое: прозаик Николай Филиппович Павлов и его жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается фактическим другом обоих, то есть этого нового семейства, другом и уже без всяких кавычек и двусмысленностей. При этом все почти всю жизнь проживают в одном месте: буквально - почти в одной квартире, точнее, на одном этаже. Вот уж сюжетец-то был для постоянных и всяческих толков и перетолков. Алексей Феофилактович Писемский, например, даже не посовестился выдать такой публичный пассаж в своей "Библиотеке для чтения": "Интересно знать, не опишет ли он (Панаев. - Н. С.) тот краеугольный камень, на котором...
2. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 22. Размер: 20кб.
Часть текста: веленью, По Иванову прошенью Ведра на гору взошли На потеху всей земли... Как он ездил на лежанке, Как держал колдунью в банке Чернокнижник Змеулан, Страх для всех окольных стран... Знаю всё, но не об том Речь теперь мы поведем. Поведем мы речь про царство, Про большое государство, Где во время сказки сей Государь был Елисей... Елисеево правленье Было всем на удивленье, Силе вражеской назло Царство крепло и цвело: Там не слышно было мору, Ни вражды, ни заговору, Ни других каких потех, Побери их леший всех!... Все как братья словно жили, А царя уж как любили, Так, не хваставши, скажу, И ума не приложу! Да и то сказать, еще бы Не любить его особы - Был он подданных отец, Награди его творец!.. Словно с детками родными, Он, вишь, всем делился с ними. Чуть победа, празднество - У него и пиршество! Всё бояра, всё миряна, Всё чиновные граждана Уж к нему приглашены И вповал напоены! У царя еще, окроме Этих милостей, был в доме Преогромный вечный пир Для того, кто сед и сир... Так он страждущих всех нежил... Бог за то его потешил И, по благости своей, Даровал ему детей Умных, добрых, залихватских, Проживавших в чувствах братских! Старший сын его Роман С виду был другой Полкан, Настоящим он ироем Ходит в доме по покоям, Ростом чуть ли не в сажень И красив, как вешний день... Кудри сами завивались, И усы уж пробивались, Был он уж во цвете лет, Расцветал как маков цвет... "Что, Роман-брат, не пора ли И жениться для морали? Ты уж взрослый молодец",- Раз сказал ему отец. Наш Роман потупил очи И заплакал что есть мочи, Так что сердце у царя Сжалось в виде сухаря, Так что инда все окошка В доме вздрогнули немножко... "Рад я, батюшка, жениться, Коль невеста мне случится Из каких заморских стран (Наконец сказал Роман). Только надо не простую, А царевну молодую, Чтоб была она умна, И богата, и красна". -"Правда, правда! (царь ответил.) Я еще не заприметил Для тебя, брат, по плечу. Но авось, ведь и сыщу!" На другой день совещанья Разослал царь...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 22. Размер: 42кб.
Часть текста: девятая ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Петрашевский. Цензурный террор. Столкновение Некрасова с Достоевским - Дружинин и его первая повесть В 1848 году мы жили летом в Парголове; там же на даче жил Петрашевский, и к нему из города приезжало много молодежи [132]. Достоевский, Плещеев и Феликс Толль иногда гостили у него. Достоевский уже не бывал у нас с тех пор, как Белинский напечатал в "Современнике" критику на его "Двойника" и "Прохарчина". Достоевский оскорбился этим разбором. Он даже перестал кланяться и гордо и насмешливо смотрел на Некрасова и Панаева; они удивлялись таким выходкам Достоевского. Петрашевский не бывал у нас, но знал Панаева и иногда при встрече разговаривал с ним. Петрашевский имел всегда вид мрачный; он был небольшого роста, с большой черной бородой, длинными волосами, всегда ходил в плаще и в мягкой шляпе с большими полями и с толстой палкой. Дачников тогда в Парголове проживало немного, так что все знали не только друг друга в лицо, но и образ жизни каждого. Частые сборища молодежи у Петрашевского были известны всем дачникам. Петрашевского часто можно было встретить на прогулках,...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 21. Размер: 57кб.
Часть текста: которые действительно были на стороне Чернышевского. Но были ли такими симпатии, понимая это слово в самом буквальном смысле, у Некрасова? Нет, не было. Более того, их и не могло быть. Не могло быть исторически. Что же было? Было большое доверие и прямо вызванная этим доверительность во всем, что касается журнальных дел. Это определилось - мы видели - с самого начала. Было большое уважение, рожденное чрезвычайной образованностью и разносторонней осведомленностью Чернышевского: в этом смысле "университеты" Белинского продолжились для Некрасова в "университетах" Чернышевского. Хотя, заметим, они постоянно совмещались с "университетами" Анненкова, еще больше - Боткина и - особенно - Тургенева. Была большая вера в спокойную силу ума, в человеческую надежность и в гражданскую твердость. Был, наконец, наверное, даже и деловой расчет, связанный с самоотверженной работоспособностью Чернышевского и просто со способностью к журнальному производству. Недаром эту сторону так точно сразу оценил и буквально вцепился в Чернышевского такой конкурировавший с Некрасовым делец, как Краевский. Характерно, что когда, еще в 1855 году, Некрасов хотел ехать за границу, то думал передать ведение журнала в руки Тургенева: в 1856 году, когда он туда поехал, то...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 18. Размер: 74кб.
Часть текста: ведомства, сообщая по инстанции об "упорном, одностороннем и вредном направлении" журнала, рекомендовал сделать редакции "Современника" последнее предупреждение, а затем, "если оно не будет принято ею в уважение в следующих книжках журнала, должно, для пользы государственной, испросить у его императорского величества решительное запрещение этого журнала". А счет шел уже не на вымаранные строчки, а на изъятых людей. Еще летом в счастливую некрасовскую деревенскую пору творческого подъема, художественной свободы и поэтической легкости член редколлегии журнала и, как теперь сказали бы, заведующий иностранным отделом Михаил Илларионович Михайлов провез, возвращаясь из-за границы, сотни экземпляров написанной им и напечатанной Герценом прокламации "К молодому поколению". Прокламации революционной, адресованной молодежи, которая, как полагали авторы (соавтором Михайлова был Шелгунов), и возглавит народное восстание. Европейски образованный, поэтически талантливый, человечески бескорыстный и честный, Михайлов был чутким политически и действенным граждански человеком. 1 сентября 1861 года он был арестован за распространение своей прокламации. Кстати сказать, и само распространение поражает как гражданской смелостью, так и политической наивностью: по почте и даже с доставкой нескольким первым лицам, в частности и начальнику Третьего отделения графу Шувалову. Как почти всегда в таких случаях, не обошлось и без провокатора. Вся история с Михайловым очень характерно сконцентрировала и выразила многие особенности русской жизни именно в этот...

© 2000- NIV