Cлово "ЖЕНА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖЕНУ, ЖЕНЫ, ЖЕНЕ, ЖЕНОЙ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 46.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 19.
4. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 11.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 11.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 11.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 11.
8. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 10.
9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 10.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 8.
11. Суд (Современная повесть)
Входимость: 8.
12. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 7.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 7.
14. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 7.
15. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 6.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 6.
17. Мороз, Красный Нос
Входимость: 6.
18. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 6.
19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Род Некрасовых. Родители поэта
Входимость: 6.
20. Кабинет восковых фигур ("Кто не учился в детстве в школах...")
Входимость: 5.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 5.
22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 5.
23. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 5.
24. Чиновник ("Как человек разумной середины...")
Входимость: 5.
25. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 4.
26. Из фельетона "Письмо к доктору Пуфу" ("Почтеннейший Иван Иваныч!..")
Входимость: 4.
27. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 4.
28. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 4.
29. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
Входимость: 4.
30. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 5. Помещик
Входимость: 4.
31. Коробейники
Входимость: 4.
32. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 4.
33. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 4.
34. Провинциальный подьячий в Петербурге ("Ох, времечко! Скорехонько...")
Входимость: 4.
35. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 4.
36. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 4.
37. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 4.
38. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 4.
39. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 2. Песни
Входимость: 3.
40. Карп Пантелеич и Степанида Кондратьевна (Поэма в индийском вкусе) ("Жил-был красавец, по имени Карп, Пантелея...")
Входимость: 3.
41. Современники. Часть вторая
Входимость: 3.
42. Отрывки из путевых записок графа Гаранского ("Я путешествовал недурно: русский край...")
Входимость: 3.
43. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 3.
44. Филантроп ("Частию по глупой честности...")
Входимость: 3.
45. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 3.
46. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 3.
47. Прекрасная партия ("У хладных невских берегов...")
Входимость: 3.
48. В больнице ("Вот и больница. Светя показал...")
Входимость: 2.
49. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 2.
50. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 46. Размер: 44кб.
Часть текста: а о жене Грановского говорили, что она "тупица", даже удивлялись, как мог Грановский жениться на такой неуклюжей немке, которая, кроме хозяйства, ничем не интересовалась. Заводить новое дамское знакомство мне вовсе не хотелось, но сам Грановский так мне понравился и так мило сказал, что ему очень хотелось бы, чтобы я познакомилась с его женой, что я не могла отказаться. Во взгляде и в манерах Грановского было столько мягкости, что он мгновенно располагал к себе человека. Жена Грановского, Елизавета Богдановна, не отличалась красотой; она была необычайно застенчива, но зато в каждом ее слове чувствовалась искренняя простота. С первого же разу мы так сошлись, точно давно уже были знакомы. У нас оказалось много общего во взглядах на вещи; я очень приятно провела с ней время и дала слово на другой день опять приехать. Семейство Щепкиных было на даче, Аксаковы уехали в свое имение, так что у меня в Москве не было знакомых, и Грановские уговорили меня приезжать к ним обедать всякий раз, когда Панаев был приглашен куда-нибудь. Бывая почти целый день у Грановских, я могла узнать их домашнюю жизнь. Приятно было видеть согласие между мужем и женой; без всяких особенных нежностей они оба искренно любили друг друга. Жена Грановского не говорила мне о своей любви ...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Часть текста: и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался ее простоквашей. Те, перед кем мы теперь преклоняемся, нередко преклонялись перед нею. Чернышевский схватил однажды ее пухлую ручку и прижал к своим тонким губам [228]. Ему показалось, что Некрасов оскорбил ее, и, чтобы пристыдить...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 19. Размер: 33кб.
Часть текста: ошибаюсь, в 1842 году я познакомилась с Тургеневым, который также жил летом на даче в Павловске. Он только что начал свое литературное поприще. На музыке, в вокзале, он и Соллогуб резко выделялись в толпе: оба высокого роста и оба со стеклышками в глазу, они с презрительной гримасой смотрели на простых смертных. После музыки Тургенев очень часто пил чай у меня. У Панаева развелось столько знакомых в Павловске, что он редко приходил домой с музыки. Тургенев занимал меня разговором о своей поездке за границу и однажды рассказал о пожаре на пароходе, на котором он ехал из Штетина, причем, не потеряв присутствия духа, успокаивал плачущих женщин и ободрял их мужей, обезумевших от паники. В самом деле, необходимо было сохранить большое хладнокровие, чтобы запомнить столько мелких подробностей в сценах, какие происходили на горевшем пароходе. Я уже слышала раньше об этой катастрофе от одного знакомого, который тоже был пассажиром на этом пароходе, да еще с женой и с маленькой дочерью; между прочим, знакомый рассказал мне, как один молоденький пассажир был наказан капитаном парохода за то, что он, когда спустили лодку, чтобы первых свезти с горевшего парохода женщин и детей, толкал их, желая сесть раньше всех в лодку, и надоедал всем жалобами на капитана, что тот не дозволяет ему сесть в лодку, причем жалобно восклицал: "mourir si jeune!" (умереть таким молодым!). На музыке я показала этому знакомому, - так как он был деревенский житель, - всех сколько-нибудь...
4. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 11. Размер: 47кб.
Часть текста: записки) (1826-27 г.) Глава 1 Проказники внуки! Сегодня они С прогулки опять воротились: "Нам, бабушка, скучно! В ненастные дни, Когда мы в портретной садились И ты начинала рассказывать нам, Так весело было!.. Родная, Еще что-нибудь расскажи!.." По углам Уселись. Но их прогнала я: "Успеете слушать; рассказов моих Достанет на целые томы, Но вы еще глупы: узнаете их, Как будете с жизнью знакомы! Я всё рассказала, доступное вам По вашим ребяческим летам: Идите гулять по полям, по лугам! Идите же... пользуйтесь летом!" И вот, не желая остаться в долгу У внуков, пишу я записки; Для них я портреты людей берегу, Которые были мне близки, Я им завещаю альбом - и цветы С могилы сестры - Муравьевой, Коллекцию бабочек, флору Читы И виды страны той суровой; Я им завещаю железный браслет... Пускай берегут его свято: В подарок жене его выковал дед Из собственной цепи когда-то... - Родилась я, милые внуки мои, Под Киевом, в тихой деревне; Любимая дочь я была у семьи. Наш род был богатый и древний, Но...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 11. Размер: 71кб.
Часть текста: всех больных камфорою. О нем сохранились стишки: Доктор Марокети, Хилый и больной. Все болезни в свете Лечит камфорой. [002] А.Д. Киреев, управляющий конторой императорских театров. Впоследствии проворовался. - Д.Г.Ротчев, поэт, переводчик пьес Шиллера и Виктора Гюго. - Павел Степанович Федоров, плодовитый драматург, написал и перевел 74 пьесы. Впоследствии - "деспот русской сцены", глава театрального училища и начальник репертуара. - Крутицкий, знаменитый "казнокрад: поставленный наблюдать за сборами театральных кассиров, он нажил на этом деле три дома. Похитил даже бронзовые статуи, украшавшие Александрийский театр! [003] Граф Михаил Андреевич Милорадович (1771-1825), петербургский генерал-губернатор, родом серб, был поставлен во главе комитета "для решения высших театральных вопросов". Оказывал большое покровительство Брянскому. Управлял театром деспотически: грозил талантливым артисткам, что посадит их в смирительный дом: знаменитого трагика Каратыгина заточил в Петропавловскую крепость; запретил театралу П.Катенину посещать театры и т.д. [004] Александр Иванович Якубович (1792-1845), человек отчаянной храбрости, "пламенный любовник свободы", был сослан на Кавказ за дуэль с Грибоедовым. На Кавказе был ранен в лоб, после чего стал носить черную повязку. В 1825 году вступил в Северное Тайное Общество, при чем вызвался убить царя. После декабрьского восстания был приговорен к вечной каторге. [005] Кн. А.А.Шаховской (1777-1846) никогда не был директором императорских театров, но заведовал в них репертуарной частью. Считался лучшим учителем сценического искусства....

© 2000- NIV