Cлово "ЖЕНА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖЕНУ, ЖЕНЫ, ЖЕНЕ, ЖЕНОЙ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 46.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 19.
4. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 11.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 11.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 11.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 11.
8. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 10.
9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 10.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 8.
11. Суд (Современная повесть)
Входимость: 8.
12. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 7.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 7.
14. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 7.
15. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 6.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 6.
17. Мороз, Красный Нос
Входимость: 6.
18. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 6.
19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Род Некрасовых. Родители поэта
Входимость: 6.
20. Кабинет восковых фигур ("Кто не учился в детстве в школах...")
Входимость: 5.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 5.
22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 5.
23. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 5.
24. Чиновник ("Как человек разумной середины...")
Входимость: 5.
25. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 4.
26. Из фельетона "Письмо к доктору Пуфу" ("Почтеннейший Иван Иваныч!..")
Входимость: 4.
27. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 4.
28. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 4.
29. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
Входимость: 4.
30. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 5. Помещик
Входимость: 4.
31. Коробейники
Входимость: 4.
32. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 4.
33. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 4.
34. Провинциальный подьячий в Петербурге ("Ох, времечко! Скорехонько...")
Входимость: 4.
35. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 4.
36. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 4.
37. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 4.
38. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 4.
39. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 2. Песни
Входимость: 3.
40. Карп Пантелеич и Степанида Кондратьевна (Поэма в индийском вкусе) ("Жил-был красавец, по имени Карп, Пантелея...")
Входимость: 3.
41. Современники. Часть вторая
Входимость: 3.
42. Отрывки из путевых записок графа Гаранского ("Я путешествовал недурно: русский край...")
Входимость: 3.
43. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 3.
44. Филантроп ("Частию по глупой честности...")
Входимость: 3.
45. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 3.
46. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 3.
47. Прекрасная партия ("У хладных невских берегов...")
Входимость: 3.
48. В больнице ("Вот и больница. Светя показал...")
Входимость: 2.
49. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 2.
50. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 46. Размер: 44кб.
Часть текста: в каждом ее слове чувствовалась искренняя простота. С первого же разу мы так сошлись, точно давно уже были знакомы. У нас оказалось много общего во взглядах на вещи; я очень приятно провела с ней время и дала слово на другой день опять приехать. Семейство Щепкиных было на даче, Аксаковы уехали в свое имение, так что у меня в Москве не было знакомых, и Грановские уговорили меня приезжать к ним обедать всякий раз, когда Панаев был приглашен куда-нибудь. Бывая почти целый день у Грановских, я могла узнать их домашнюю жизнь. Приятно было видеть согласие между мужем и женой; без всяких особенных нежностей они оба искренно любили друг друга. Жена Грановского не говорила мне о своей любви к мужу, но эта любовь выражалась в ее заботах, чтобы ему было спокойно, чтобы никакие хозяйственные дрязги не доходили до него. Грановский очень любил чистоту в доме и хороший стол, и жена усердно заботилась об этом. Доходы Грановского ограничивались профессорским жалованьем, а потому жене его поневоле нужно было самой входить в хозяйство. Оказалось, что жена Грановского отлично знала немецкую литературу, читала много, была хорошая музыкантша, так что, по своему образованию и развитию, выделялась между другими женщинами, но, по скромности характера, ей и в голову не приходило, что следовало заявлять об этом в кружке, куда она попала, выйдя замуж за...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Часть текста: брюнетка". И полковник Щербачев то же самое: "молодая, красивая женщина". И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался ее простоквашей. Те, перед кем мы теперь преклоняемся, нередко преклонялись перед нею. Чернышевский схватил однажды ее пухлую ручку и прижал к своим тонким губам [228]. Ему показалось, что Некрасов оскорбил ее, ...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 19. Размер: 33кб.
Часть текста: резко выделялись в толпе: оба высокого роста и оба со стеклышками в глазу, они с презрительной гримасой смотрели на простых смертных. После музыки Тургенев очень часто пил чай у меня. У Панаева развелось столько знакомых в Павловске, что он редко приходил домой с музыки. Тургенев занимал меня разговором о своей поездке за границу и однажды рассказал о пожаре на пароходе, на котором он ехал из Штетина, причем, не потеряв присутствия духа, успокаивал плачущих женщин и ободрял их мужей, обезумевших от паники. В самом деле, необходимо было сохранить большое хладнокровие, чтобы запомнить столько мелких подробностей в сценах, какие происходили на горевшем пароходе. Я уже слышала раньше об этой катастрофе от одного знакомого, который тоже был пассажиром на этом пароходе, да еще с женой и с маленькой дочерью; между прочим, знакомый рассказал мне, как один молоденький пассажир был наказан капитаном парохода за то, что он, когда спустили лодку, чтобы первых свезти с горевшего парохода женщин и детей, толкал их, желая сесть раньше всех в лодку, и надоедал всем жалобами на капитана, что тот не дозволяет ему сесть в лодку, причем жалобно восклицал: "mourir si jeune!" (умереть таким молодым!). На музыке я показала этому знакомому, - так как он был деревенский житель, - всех сколько-нибудь замечательных личностей, в том числе Соллогуба и Тургенева. "Боже мой! - воскликнул мой гость, - да это тот самый молодой человек, который кричал на пароходе "mourir si jeune". Я была уверена, что он ошибся, но меня удивило, когда он прибавил: "у него тоненький голос, что очень поражает в первую минуту, при таком большом росте и плотном телосложении"[073]. Мне все-таки казалось невероятным, чтоб это был Тургенев, но через...
4. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 11. Размер: 47кб.
Часть текста: милые внуки мои, Под Киевом, в тихой деревне; Любимая дочь я была у семьи. Наш род был богатый и древний, Но пуще отец мой возвысил его: Заманчивей славы героя, Дороже отчизны - не знал ничего Боец, не любивший покоя. Творя чудеса, девятнадцати лет Он был полковым командиром, Он мужество добыл и лавры побед И почести, чтимые миром. Воинская слава его началась Персидским и шведским походом, Но память о нем нераздельно слилась С великим двенадцатым годом: Тут жизнь его долгим сраженьем была. Походы мы с ним разделяли, И в месяц иной не запомним числа, Когда б за него не дрожали. "Защитник Смоленска" всегда впереди Опасного дела являлся... Под Лейпцигом раненный, с пулей в груди, Он вновь через сутки сражался, Так летопись жизни его говорит: В ряду полководцев России, Покуда отечество наше стоит, Он памятен будет! Витии Отца моего осыпали хвалой, Бессмертным его называя; Жуковский почтил его громкой строфой, Российских вождей прославляя: Под Дашковой личного мужества жар И жертву отца-патриота Поэт воспевает. Воинственный дар Являя в сраженьях без счета, Не силой одною врагов побеждал Ваш прадед в борьбе исполинской: О нем...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 11. Размер: 71кб.
Часть текста: Александрийский театр! [003] Граф Михаил Андреевич Милорадович (1771-1825), петербургский генерал-губернатор, родом серб, был поставлен во главе комитета "для решения высших театральных вопросов". Оказывал большое покровительство Брянскому. Управлял театром деспотически: грозил талантливым артисткам, что посадит их в смирительный дом: знаменитого трагика Каратыгина заточил в Петропавловскую крепость; запретил театралу П.Катенину посещать театры и т.д. [004] Александр Иванович Якубович (1792-1845), человек отчаянной храбрости, "пламенный любовник свободы", был сослан на Кавказ за дуэль с Грибоедовым. На Кавказе был ранен в лоб, после чего стал носить черную повязку. В 1825 году вступил в Северное Тайное Общество, при чем вызвался убить царя. После декабрьского восстания был приговорен к вечной каторге. [005] Кн. А.А.Шаховской (1777-1846) никогда не был директором императорских театров, но заведовал в них репертуарной частью. Считался лучшим учителем сценического искусства. Брянские - муж и жена - были его ученики и любимцы. [006] Екатерина Семеновна Семенова, знаменитая, трагическая актриса, вышла замуж за сенатора князя И.А.Гагарина в 1828 году. Она, действительно была в дружбе с Брянскими и долгое время отказывалась играть с Каратыгиным. [007] Нимфодора Семеновна Семенова была сожительницей знатного вельможи, графа В.В.Мусина-Пушкина, и жила в ослепительной роскоши. [008] Не у Грибоедова, а у Фаддея Булгарина, которому и принадлежали права на комедию, и не несколько актов, а только второй, так как остальные акты уже были поставлены ранее. [009] Спектакль в бенефис Брянского состоялся 26 январи 1831 г. Брянский исполнил небольшую роль Платона Михайловича Горичева. После второго бенефиса "Горе от ума" было играно чуть ли не ежедневно и всегда "при наиполнейшем театре". [010] Михаил Васильевич Величкин родился в царствование Екатерины II и в 1810 году вступил на амплуа "вторых комиков, карикатур и простяков". В игре...

© 2000- NIV