Cлово "ЖЕНИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖЕНИЛ, ЖЕНИ, ЖЕНЮ, ЖЕНИЛИ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 6.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 5.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 5.
4. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 5.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 3.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 3.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 3.
8. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 2.
9. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 2.
10. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
Входимость: 2.
11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 2.
12. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 2.
13. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 2.
14. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
Входимость: 2.
15. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 2.
16. Коробейники
Входимость: 2.
17. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 2.
18. Новости. Газетный фельетон ("Почтеннейшая публика! на днях...")
Входимость: 2.
19. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 1.
20. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 1.
21. Горе старого Наума (Волжская быль)
Входимость: 1.
22. Мороз, Красный Нос
Входимость: 1.
23. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 1.
24. Из водевиля "Шила в мешке не утаишь..." ("На объявленья ловят нас...")
Входимость: 1.
25. Кому на Руси жить хорошо. Последыш. Глава 2
Входимость: 1.
26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 1.
27. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 1.
28. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 1.
29. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 1.
30. Кому на Руси жить хорошо. Пир на весь мир. 1. Горькое время - горькие песни
Входимость: 1.
31. Отрывки из путевых записок графа Гаранского ("Я путешествовал недурно: русский край...")
Входимость: 1.
32. В дороге ("Скучно! скучно! .. Ямщик удалой...")
Входимость: 1.
33. Прекрасная партия ("У хладных невских берегов...")
Входимость: 1.
34. Дедушка (Посвящается З-н-ч-е)
Входимость: 1.
35. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 1.
36. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 6. Размер: 19кб.
Часть текста: и как бы забыл, зачем приехал в Вену, так что я должна была несколько раз напоминать ему о необходимости отправиться к доктору. После свидания с венской знаменитостью Некрасов снова впал в уныние. Знаменитость нашла его болезнь очень серьезной, предписала строжайший режим и велела ему ехать в Италию, где и провести зиму. Климат Италии действительно благотворно повлиял на Некрасова. Он как бы ободрился и был не так раздражителен, но все-таки случалось, что он не хотел по два дня выходить из комнаты. В Риме мы встретили много русских знакомых, между прочим поэта Фета с больной сестрой и П.М.Ковалевского с женой. У Ковалевского по вечерам постоянно собирались русские художники, жившие в Риме. Хозяин дома и хозяйка всегда были так приветливы к ним, что даже самые нелюдимые из них охотно шли к Ковалевским провести вечер. Фет и Некрасов тоже с удовольствием проводили там вечера. Сидя у Ковалевских, можно было забыть, что находишься далеко от родины [179]. Мы прожили в Риме довольно долго, и он, наконец, порядком надоел Некрасову. По совету Н.П.Боткина мы отправились в Неаполь. Этот город очень понравился Некрасову; он по целым вечерам сидел на балконе, любовался морем и Везувием и слушал с удовольствием певца, который каждый вечер являлся к балкону. Он настолько почувствовал себя хорошо, что в компании русских знакомых и Н.П.Боткина взобрался на Везувий, на самый кратер. Но когда начались сильные жары, Некрасов стал чувствовать слабость, бессонницу и сильное нервное возбуждение; надо было поскорее увезти его из Неаполя. Он пожелал ехать в Париж, куда его звал Тургенев. Не очень-то хотелось мне ехать в Париж, но нельзя было оставить больного человека без знания языка, и я, скрепя сердце, поехала [180]. Некрасов, напротив, рвался свидеться с Тургеневым. Тургенев целые дни проводил с Некрасовым, показывая ему Париж, и уговорил его ненадолго съездить...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 5. Размер: 83кб.
Часть текста: была очень красива. "Одна из самых красивых женщин в Петербурге", - вспоминал о ней граф Соллогуб. "Не только безукоризненно красивая, но и привлекательная брюнетка", - писал такой опытный ценитель, как Фет. И Павел Ковалевский то же самое: "красивая женщина", "нарядная, эффектная брюнетка". И полковник Щербачев то же самое: "молодая, красивая женщина". И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать ...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 5. Размер: 33кб.
Часть текста: - Булгарин - Межевичи Если не ошибаюсь, в 1842 году я познакомилась с Тургеневым, который также жил летом на даче в Павловске. Он только что начал свое литературное поприще. На музыке, в вокзале, он и Соллогуб резко выделялись в толпе: оба высокого роста и оба со стеклышками в глазу, они с презрительной гримасой смотрели на простых смертных. После музыки Тургенев очень часто пил чай у меня. У Панаева развелось столько знакомых в Павловске, что он редко приходил домой с музыки. Тургенев занимал меня разговором о своей поездке за границу и однажды рассказал о пожаре на пароходе, на котором он ехал из Штетина, причем, не потеряв присутствия духа, успокаивал плачущих женщин и ободрял их мужей, обезумевших от паники. В самом деле, необходимо было сохранить большое хладнокровие, чтобы запомнить столько мелких подробностей в сценах, какие происходили на горевшем пароходе. Я уже слышала раньше об этой катастрофе от одного знакомого, который тоже был пассажиром на этом пароходе, да еще с женой и с маленькой дочерью; между прочим, знакомый рассказал мне, как один молоденький пассажир был наказан капитаном парохода за то, что он, когда спустили лодку, чтобы первых свезти с горевшего парохода женщин и детей, толкал их, желая сесть раньше всех в лодку, и надоедал всем жалобами на капитана, что тот не дозволяет ему сесть в лодку, причем жалобно восклицал: "mourir si jeune!" (умереть таким молодым!). На музыке я показала этому знакомому, - так как он был деревенский житель, - всех сколько-нибудь замечательных личностей, в том числе Соллогуба и Тургенева. "Боже мой! - воскликнул мой гость, - да это тот самый молодой человек, который кричал на пароходе "mourir si jeune". Я была уверена, что он ошибся, но меня удивило, когда он прибавил: "у него тоненький голос, что очень поражает в первую минуту, при таком большом росте и плотном телосложении"[073]. Мне все-таки...
4. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 5. Размер: 20кб.
Часть текста: большое государство, Где во время сказки сей Государь был Елисей... Елисеево правленье Было всем на удивленье, Силе вражеской назло Царство крепло и цвело: Там не слышно было мору, Ни вражды, ни заговору, Ни других каких потех, Побери их леший всех!... Все как братья словно жили, А царя уж как любили, Так, не хваставши, скажу, И ума не приложу! Да и то сказать, еще бы Не любить его особы - Был он подданных отец, Награди его творец!.. Словно с детками родными, Он, вишь, всем делился с ними. Чуть победа, празднество - У него и пиршество! Всё бояра, всё миряна, Всё чиновные граждана Уж к нему приглашены И вповал напоены! У царя еще, окроме Этих милостей, был в доме Преогромный вечный пир Для того, кто сед и сир... Так он страждущих всех нежил... Бог за то его потешил И, по благости своей, Даровал ему детей Умных, добрых, залихватских, Проживавших в чувствах братских! Старший сын его Роман С виду был другой Полкан, Настоящим он ироем Ходит в доме по покоям, Ростом чуть ли не в сажень И красив, как вешний день... Кудри сами завивались, И усы уж пробивались, Был он уж во цвете лет, Расцветал как маков цвет... "Что, Роман-брат, не пора ли И жениться для морали? Ты уж взрослый молодец",- Раз сказал ему отец. Наш Роман потупил очи И заплакал что есть мочи, Так что сердце у царя Сжалось в виде сухаря, Так что инда все окошка В доме вздрогнули немножко... "Рад я, батюшка, жениться, Коль невеста мне случится Из каких заморских стран (Наконец сказал Роман). Только надо не простую, А царевну молодую, Чтоб была она умна, И богата, и красна". -"Правда, правда! (царь...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: который не только ругал перевозчиков, заставляя их грести, но даже бил их, а сам управлял рулем. Остановки на станциях в ожидании лошадей были продолжительные, едой надо было запасаться в больших городах, иначе можно было наголодоваться. Но меня не утомляло длинное путешествие; мне, никогда не выезжавшей из Петербурга, на каждом шагу представлялось столько нового и любопытного. От Казани надо было еще ехать 200 верст до имения, где собрались сонаследники. Мы приехали в него рано утром. Двор был громадный, и от барского дома тянулись с двух сторон бесконечные постройки для дворовых, которых было до двухсот душ. Когда въезжал наш тарантас во двор, множество дворовых выскочило смотреть на нового прибывшего наследника. На крыльце барского дома появилось несколько рослых лакеев, с всклокоченными волосами и плохо бритыми подбородками, в длиннополых сюртуках из толстого сукна травяного цвета. Я узнала потом, что наследники разрешили сшить эти сюртуки из сукна, большой запас которого нашелся у умершего помещика для обивки пола. Лакеи износили свои фраки из тонкого сукна, в которых постоянно ходили при покойном барине. Старик в молодости путешествовал по Европе, жил долго в Англии, что тогда было...

© 2000- NIV