Cлово "БРАНИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: БРАНИ, БРАНИЛ, БРАНИТ, БРАНИШЬ, БРАНЯТ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 4. Размер: 44кб.
2. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Тургенев
Входимость: 3. Размер: 160кб.
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
4. Юность Ломоносова. Драматическая фантазия в стихах.
Входимость: 2. Размер: 13кб.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2. Размер: 83кб.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 2. Размер: 28кб.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 2. Размер: 50кб.
8. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 2. Песни
Входимость: 1. Размер: 6кб.
9. Изгнанник ("Еще младенцу в колыбели...")
Входимость: 1. Размер: 4кб.
10. Литературная травля, или "Не в свои сани не садись"
Входимость: 1. Размер: 2кб.
11. Бунт
Входимость: 1. Размер: 1кб.
12. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 1. Размер: 42кб.
13. * * * (Я посягну на неприличность...)
Входимость: 1. Размер: 1кб.
14. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 6. Трудный год
Входимость: 1. Размер: 6кб.
15. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 1. Размер: 71кб.
16. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 1. Размер: 20кб.
17. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 1. Размер: 50кб.
18. Катерина
Входимость: 1. Размер: 2кб.
19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 1. Размер: 61кб.
20. * * * (Так это шутка? Милая моя...)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
21. Забракованные
Входимость: 1. Размер: 17кб.
22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
23. Притча о "киселе"
Входимость: 1. Размер: 6кб.
24. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Кони
Входимость: 1. Размер: 69кб.
25. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 2. Сельская ярмонка
Входимость: 1. Размер: 11кб.
26. Убогая и нарядная
Входимость: 1. Размер: 5кб.
27. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 1. Размер: 60кб.
28. Песня Замы ("Силен и строен мой милый, нет равного...")
Входимость: 1. Размер: 2кб.
29. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
30. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 1. Размер: 35кб.
31. Рыцарь ("Не жалобной чайки могильные крики...")
Входимость: 1. Размер: 3кб.
32. * * * (Ты всегда хороша несравненно...)
Входимость: 1. Размер: 1кб.
33. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
34. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 1. Размер: 47кб.
35. Песня об "Аргусе"
Входимость: 1. Размер: 5кб.
36. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 1. Размер: 50кб.
37. Кому на Руси жить хорошо. Последыш. Глава 2
Входимость: 1. Размер: 14кб.
38. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 1. Размер: 40кб.
39. В дороге ("Скучно! скучно! .. Ямщик удалой...")
Входимость: 1. Размер: 3кб.
40. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 1. Размер: 43кб.
41. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 1. Размер: 42кб.
42. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 1. Размер: 74кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 4. Размер: 44кб.
Часть текста: Грановского было столько мягкости, что он мгновенно располагал к себе человека. Жена Грановского, Елизавета Богдановна, не отличалась красотой; она была необычайно застенчива, но зато в каждом ее слове чувствовалась искренняя простота. С первого же разу мы так сошлись, точно давно уже были знакомы. У нас оказалось много общего во взглядах на вещи; я очень приятно провела с ней время и дала слово на другой день опять приехать. Семейство Щепкиных было на даче, Аксаковы уехали в свое имение, так что у меня в Москве не было знакомых, и Грановские уговорили меня приезжать к ним обедать всякий раз, когда Панаев был приглашен куда-нибудь. Бывая почти целый день у Грановских, я могла узнать их домашнюю жизнь. Приятно было видеть согласие между мужем и женой; без всяких особенных нежностей они оба искренно любили друг друга. Жена Грановского не говорила мне о своей любви к мужу, но эта любовь выражалась в ее заботах, чтобы ему было спокойно, чтобы никакие хозяйственные дрязги не доходили до него. Грановский очень любил чистоту в доме и хороший стол, и жена усердно заботилась об этом. Доходы Грановского ограничивались профессорским жалованьем, а потому жене его поневоле нужно было самой входить в хозяйство. Оказалось, что жена Грановского отлично знала немецкую литературу, читала много, была хорошая музыкантша, так что, по своему образованию и развитию, выделялась между другими женщинами, но, по скромности характера, ей и в голову не приходило, что следовало заявлять об этом в кружке, куда она попала, выйдя замуж за Грановского. С Герценом я познакомилась у Грановских. - Мы старые знакомые, хоть не видели друг друга в лицо, - сказал мне Герцен. - Вы забыли, может быть, а я...
2. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Тургенев
Входимость: 3. Размер: 160кб.
Часть текста: I История отношений Некрасова и Тургенева вписывает несколько драматических страниц в биографии обоих писателей. Близкие друзья в течение целого десятилетия (с конца 40-х по конец 50-х гг.), в 60-е годы они сделались непримиримыми врагами и оставались ими вплоть до последних дней жизни Некрасова, которого старший по возрасту Тургенев пережил шестью годами. Вопрос о причинах, обусловивших расхождение Тургенева и Некрасова, неоднократно привлекал внимание исследователей. Но, к сожалению, ответы, которые на него давались, обычно отличались крайними тенденциозностью и односторонностью. Классические примеры таких ответов содержат статья Н. Гутьяра в его книге о Тургеневе (Юрьев, 1907 г.) и соответствующие главы в огромной монографии о Тургеневе проф. Иванова (Нежин, 1914 г.). Гутьяр не жалеет усилий, чтобы представить охлаждение, а затем и разрыв Тургенева с редактором-издателем "Современника" как следствие постепенного прояснения в глазах Тургенева истинных свойств личности глубоко-де безнравственного и порочного Некрасова. Когда Тургенев прозрел-де настолько, что перестал сотрудничать в "Современнике" и не дал Некрасову своей повести "Накануне", то Некрасов из мести воздвиг против Тургенева на страницах своего журнала целое гонение. На подобную же, чисто личную точку ...
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: лично слабым, между Чернышевским и либералами..." Чернышевский - это Чернышевский. А "либералы" - это Тургенев, Боткин, Анненков, Дружинин... Ленинская формула оказалась классической, не в том смысле, чтобы она точно выражала суть дела. Совсем - мы увидим - наоборот. Некрасов никогда не колебался и ни в одной принципиальной позиции и ни по одному существенному вопросу не уступил - ни "либералам", ни Чернышевскому. Но у нас формула эта определяла общий взгляд на Некрасова многие годы. В то же время она абсолютно точно зафиксировала промежуточное положение Некрасова. Ленину такая промежуточность могла казаться только слабостью. Но действительно ли она ею была? Тому же Ленину, вероятно, никогда бы не пришло в голову назвать слабым человеком, например, Чернышевского или Добролюбова. Уж они-то для него были критерием неколебимой силы, недаром Чернышевский и определен у Ленина как некий полюс и крайность: "колебался между либералами и Чернышевским" (!). Так вот они-то, эти сильные люди, одни из самых сильных нашего XIX века - восхищались - и чаще всего глядя снизу вверх - силой Некрасова, а Добролюбов даже уподоблял его Гарибальди. "Да, знаете ли, - писал Добролюбов Некрасову летом 1860 года, - что если б я в мои 24 года имел Ваш жар. Вашу решимость и отвагу да Вашу крепость, я бы гораздо с большей уверенностью судил не только о собственной будущности, но и о судьбе хоть бы целого русского государства". Да, и Некрасов мог пребывать в состоянии слабости, но, как говаривал еще Белинский по поводу известного датского принца, сильный человек в самом его падении сильнее слабого в самом его восстании. А "колебания", о которых...
4. Юность Ломоносова. Драматическая фантазия в стихах.
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Часть текста: Ох, ох! старуха! худо время! Женщина Ась? Кажись, ворчишь недоброе ты что-то; Господь даст день и пищу, - не тужи! Старик Да, хороша пословица, а знаешь Пословицу другую: на бога надейся, Да не плошай и сам? и эта хороша. Вздохнешь и нехотя, как нету ни гроша, А силы всё слабее да слабее!- Ох! что-то мы с тобой, старуха, Тогда начнем, как выбьемся из сил! Женщина Зато наш сын в то время будет силен: На старости призрит, прокормит нас. Поди сюда, Михайло, о тебе, Ты слышишь, речь идет, поди скорее! Михаил Что, матушка? я книжки зачитался,- Как много тут хорошего, давно Я не был так доволен: как-то сердцу Приятно, как начну читать псалтырь. Послушай-ка! прочту тебе страничку! Женщина Ох, дитятко, ох, горе-богатырь! На горе выучил письму отец Никифор! Старик Доподлинно на горе: малец взрослый, А нет, чтоб отцу в работе помогать. Женщина Чтоб матери горшки переставлял... Старик Чтоб иногда развесил мне хоть сети Для сушки... Михаил (огорченный) Матушка, отец родимый мой! Старик Всё с книгою сидит, читает. Дети, дети! Для вас трудись руками и спиной, А вы ленитесь... Женщина Рвете рубашонки Да дрянные читаете книжонки! Михаил Помилуй, матушка, отменнейшие книги, И даже есть картиночки в иных. Старик Опять свое! Михаил (жалобно) Да не сердись, родимый; Что мне велишь, всё сделаю тотчас, Рад помогать тебе, что силы станет, И буду лишь тогда читать, Как дело кончу... Старик Ну, родимый, ладно! Михаил (ласкаясь к нему) Прости, коли сердит! Старик (целует его) Ну, будь вперед умнее! Женщина Да, да, умнее будь. Михаил Да, я буду умнее! Я, батюшка, теперь уж не дитя, Пройдет пять лет, - как ты, я взрослый буду И стану работать за всех вас, вам Покойно будет; всем займусь исправно, Лишь вы за то читать мне не мешайте, Как дело кончу... Женщина Да скажи на милость, Что к чтенью вдруг тебя так пристрастило И что, скажи, хорошего есть в книгах? Михаил O, много! много! матушка!...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2. Размер: 83кб.
Часть текста: о ней граф Соллогуб. "Не только безукоризненно красивая, но и привлекательная брюнетка", - писал такой опытный ценитель, как Фет. И Павел Ковалевский то же самое: "красивая женщина", "нарядная, эффектная брюнетка". И полковник Щербачев то же самое: "молодая, красивая женщина". И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее...

© 2000- NIV