Cлово "РЕШИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: РЕШИЛ, РЕШИЛА, РЕШИЛИ, РЕШЕНО

1. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 7.
2. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 6.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 5.
4. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 5.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 5.
6. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 4.
7. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
Входимость: 4.
8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 4.
9. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Пролог
Входимость: 3.
10. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 3.
11. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 3.
12. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 3.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 3.
14. Мороз, Красный Нос
Входимость: 3.
15. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 3.
16. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 3.
17. Балет
Входимость: 3.
18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 3.
19. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 3.
20. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
Входимость: 2.
21. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 2.
22. Уныние
Входимость: 2.
23. Три элегии (А. Н. Плещееву)
Входимость: 2.
24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 2.
25. Русские женщины. Княгиня Трубецкая
Входимость: 2.
26. Папаша
Входимость: 2.
27. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 2.
28. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 3. Савелий, богатырь святорусский
Входимость: 2.
29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
Входимость: 2.
30. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 2.
31. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 2.
32. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 2.
33. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Приобретение карабихи: "Владелец роскошных палат"
Входимость: 2.
34. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 2.
35. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 2.
36. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 2.
37. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 1.
38. Княгиня ("Дом - дворец роскошный, длинный, двухэтажный...")
Входимость: 1.
39. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 1.
40. Эй, Иван! (тип недавнего прошлого)
Входимость: 1.
41. Ночлеги
Входимость: 1.
42. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 1.
43. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 1.
44. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 1.
45. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 1.
46. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Стихотворение "Дедушка Мазай и зайцы"
Входимость: 1.
47. Забракованные
Входимость: 1.
48. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 1.
49. Памяти Асенковой "В тоске по юности моей...")
Входимость: 1.
50. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 2. Сельская ярмонка
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 7. Размер: 50кб.
Часть текста: царя, Его сотрудники лихие В пирах, охоте и войне, Во всём равно передовые, Стоят на правой стороне. Налево легкий штат царицы: Прекрасный пол во всей красе; В одежде праздничной девицы В сомкнутой длинной полосе Красивой выстроились цепью И, засветив улыбкой взгляд, Как в бурю небо с водной степью, С противным строем говорят... Вот рать! брадою Чернобога Поклясться смело может свет, Что побежденных ею много, А победителя ей - нет! Выходит царь. Ему подводят Его любимого коня, За ним жена и сын выходят, И дочь - ясней младого дня; Мила как юная Зимцерла, Она улыбкой всех дарит - И ряд зубов, белее перла, Глаза и души ворожит. Она заносит ножку в стремя - Не смея духа перевесть, Мужчин завистливое племя Глазами радо ножку съесть; Коня погладит ручкой ловкой - Всем ручка видится во сне; Шутя кивнет кому головкой - И взоры всех в той стороне; Посмотрит на кого сурово - Тот и печален и угрюм; Моргнет ли бровью, скажет слово - В тупик поставит самый ум. И наши деды знали толк Ценить поэзию правдиво: Был у Плениры целый полк Рабов влюбленных - и не диво!.. К нам по преданиям дошло, Переходя от деда к внуку, Что тот, презреньем ввержен в муку, Весь век страдал; того сожгло Одной улыбкой благосклонной; Тот, говорун неугомонный, От изумленья онемел, Когда ей в очи поглядел... Куда же едут царь с царицей И с белолицей царь-девицей? Куда мужчин и женщин рать Собралась их сопровождать?.. Царь, утомясь победной славой, Любил с зверьми вести войну, И как охота в старину Была и женскою забавой, То и царица с ним порой Делить в отъезжем поле травлю Любила. Здесь я точку ставлю. Пойдемте на поле со мной... Разнообразными толпами Станица воинов и жен, С бичами, копьями, стрелами, Пестреют в поле - шум и звон! Кругом раскинуты тенета, Зверей усердная гоньба Всех утомила, как работа; Но ловля, травля и стрельба...
2. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 6. Размер: 47кб.
Часть текста: они С прогулки опять воротились: "Нам, бабушка, скучно! В ненастные дни, Когда мы в портретной садились И ты начинала рассказывать нам, Так весело было!.. Родная, Еще что-нибудь расскажи!.." По углам Уселись. Но их прогнала я: "Успеете слушать; рассказов моих Достанет на целые томы, Но вы еще глупы: узнаете их, Как будете с жизнью знакомы! Я всё рассказала, доступное вам По вашим ребяческим летам: Идите гулять по полям, по лугам! Идите же... пользуйтесь летом!" И вот, не желая остаться в долгу У внуков, пишу я записки; Для них я портреты людей берегу, Которые были мне близки, Я им завещаю альбом - и цветы С могилы сестры - Муравьевой, Коллекцию бабочек, флору Читы И виды страны той суровой; Я им завещаю железный браслет... Пускай берегут его свято: В подарок жене его выковал дед Из собственной цепи когда-то... - Родилась я, милые внуки мои, Под Киевом, в тихой деревне; Любимая дочь я была у семьи. Наш род был богатый и древний, Но пуще отец мой возвысил его: Заманчивей славы героя, Дороже отчизны - не знал ничего Боец, не любивший покоя. Творя чудеса, девятнадцати лет Он был полковым командиром, Он мужество добыл и лавры побед И почести, чтимые миром. Воинская слава его началась Персидским и шведским походом, Но память о нем нераздельно слилась С великим двенадцатым годом: Тут жизнь его долгим сраженьем была. Походы мы с ним разделяли, И в месяц иной не запомним числа, Когда б за него не дрожали. "Защитник Смоленска" всегда...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 5. Размер: 35кб.
Часть текста: суля ему огромные барыши [159]. Один давнишний знакомый Панаева и Языкова отговаривал последнего пускаться в коммерческое предприятие и доказывал, что условия с компаньоном нелепы. В самом деле, по условию, предложенному Языкову, барыши делились пополам с компаньоном, а за все расходы и убытки отвечал один Языков; кроме того, Языков должен был платить компаньону три тысячи рублей жалованья. Все переговоры с Языковым о конторе происходили через Тургенева и Анненкова. Языков вполне доверился им и так был увлечен, что никого не хотел слушать, отдав все свои деньги Тютчеву, чтобы он распоряжался устройством конторы. Языков очень гордился своим демократическим поступком, выставив свою дворянскую фамилию на вывеске конторы. Тогда русское дворянство считало унижением пускаться в коммерческие дела, не только выставлять свою фамилию на вывесках. Для открытия конторы Языкову надо было записаться в купцы, и он, придя к Панаеву вечером, когда были гости, спросил: "Господа, вы принимаете в свое общество купца?" Все рассмеялись его вопросу, а Анненков, хлопая по плечу Языкова, отвечал ему: "Такого почтенного коммерсанта мы, литераторы, с радостью принимаем" [160]. Разговоров об этой конторе было в кружке много, и когда получена была из провинции первая повестка выслать на рубль иголок, то в тот же вечер Тютчев созвал гостей-литераторов и угостил их обильным ужином. Тютчев на широкую ногу устроил контору; нанята была на Невском большая квартира, на одной половине поместился он сам с семейством, а другая была занята конторой; наняты были несколько артельщиков, упаковщиков и т.п., как будто бы контора была завалена заказами. Рекламы о конторе очень дорого стоили, так что деньги Языкова быстро исчезли, а контора не принесла в первый год никаких барышей, и Языкову пришлось занимать деньги для уплаты за квартиру и ...
4. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 5. Размер: 73кб.
Часть текста: иных картин провижу я начало…" «Иных времен, иных картин провижу я начало…»: Затопление Костромского Заречья Прерванное нападением Германии претворение в жизнь плана создания «Большой Волги» продолжилось после войны. В начале 50-х годов возле г. Городец в Горьковской (Нижегородской) области началось строительство Горьковской ГЭС. После её вступления в строй уровень волжской воды выше Городца должен был существенно повыситься, в связи с чем ряд территорий на Верхней Волге должен был уйти под воду. Строительство Горьковской ГЭС обрекло на затопление и значительную часть низинного Костромского Заречья, где предполагалось создание водохранилища. Под воду должны были уйти почти все селения Костромского района, связанные с именем Некрасова. В принципе, от затопления наверняка можно было спасти хотя бы Вёжи, если бы в этом месте защитная дамба прошла на один километр западнее, и Вёжи оказались под её укрытием. Думается, что если бы к началу 50-х годов Вёжи были широко известны как родина дедушки Мазая, то, учитывая официальный культ Некрасова, её, возможно, удалось бы спасти от гибели. Безусловно, доля вины за гибель Вежей лежит на некрасоведах, историках, краеведах – в первую очередь, костромских. В их оправдание нельзя не напомнить, что в период «великого перелома» костромское краеведение, как и везде, было разгромлено, и судьба многих знатоков нашего края сложилась трагично (вспомним хотя бы Н. Н. Виноградова). С начала 50-х годов в Зарецком крае началась работа по переселению жителей. Всеми работами по созданию водохранилища ведала специально созданная организация – Гидрострой, управление которого разместилось на окраине...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 5. Размер: 74кб.
Часть текста: В начале сентября один из членов главного цензурного ведомства, сообщая по инстанции об "упорном, одностороннем и вредном направлении" журнала, рекомендовал сделать редакции "Современника" последнее предупреждение, а затем, "если оно не будет принято ею в уважение в следующих книжках журнала, должно, для пользы государственной, испросить у его императорского величества решительное запрещение этого журнала". А счет шел уже не на вымаранные строчки, а на изъятых людей. Еще летом в счастливую некрасовскую деревенскую пору творческого подъема, художественной свободы и поэтической легкости член редколлегии журнала и, как теперь сказали бы, заведующий иностранным отделом Михаил Илларионович Михайлов провез, возвращаясь из-за границы, сотни экземпляров написанной им и напечатанной Герценом прокламации "К молодому поколению". Прокламации революционной, адресованной молодежи, которая, как полагали авторы (соавтором Михайлова был Шелгунов), и возглавит народное восстание. Европейски образованный, поэтически талантливый, человечески бескорыстный и честный, Михайлов был чутким политически и действенным граждански человеком. 1 сентября 1861 года он был арестован за распространение своей прокламации. Кстати сказать, и само распространение поражает как гражданской смелостью, так и политической наивностью: по почте и даже с доставкой нескольким первым лицам, в частности и начальнику Третьего отделения графу Шувалову. Как почти всегда в таких случаях, не обошлось и без провокатора. Вся история с Михайловым очень характерно сконцентрировала и выразила многие особенности русской жизни именно в этот момент: по его образу и поведению, по реакции и поведению власти, по отклику и отношению общественного мнения....

© 2000- NIV