• Наши партнеры
    Женское нижнее белье.
  • Cлово "ЖРЕЦ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: ЖРЕЦОВ, ЖРЕЦА, ЖРЕЦОМ

    1. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Тургенев
    Входимость: 1. Размер: 160кб.
    2. Поэту (Памяти Шиллера)
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    3. Из водевиля "Актер" ("И вот как у нас понимают искусство!..")
    Входимость: 1. Размер: 1кб.
    4. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Кони
    Входимость: 1. Размер: 69кб.
    5. Папаша
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    6. Истинная мудрость ("Не всё постигнул ум надменный...")
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    7. Поэзия ("Я владею чудным даром...")
    Входимость: 1. Размер: 1кб.
    8. Чиновник ("Как человек разумной середины...")
    Входимость: 1. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Тургенев
    Входимость: 1. Размер: 160кб.
    Часть текста: ответы, которые на него давались, обычно отличались крайними тенденциозностью и односторонностью. Классические примеры таких ответов содержат статья Н. Гутьяра в его книге о Тургеневе (Юрьев, 1907 г.) и соответствующие главы в огромной монографии о Тургеневе проф. Иванова (Нежин, 1914 г.). Гутьяр не жалеет усилий, чтобы представить охлаждение, а затем и разрыв Тургенева с редактором-издателем "Современника" как следствие постепенного прояснения в глазах Тургенева истинных свойств личности глубоко-де безнравственного и порочного Некрасова. Когда Тургенев прозрел-де настолько, что перестал сотрудничать в "Современнике" и не дал Некрасову своей повести "Накануне", то Некрасов из мести воздвиг против Тургенева на страницах своего журнала целое гонение. На подобную же, чисто личную точку зрения стал и другой биограф Тургенева проф. Иванов; однако он обратил свои громы уже не против Некрасова, а против Чернышевского. Чернышевский изображается им каким-то надутым ничтожеством, воплощенным невеждою как в вопросах эстетических, так и в философских. "С таким человеком предстояло ужиться Тургеневу в одном журнале" - ну, и, естественно, он не ужился. Если в течение некоторого времени он и мирился с создавшимся положением, то исключительно благодаря дружеским отношениям с Некрасовым. Но ...
    2. Поэту (Памяти Шиллера)
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    Часть текста: Поэту (Памяти Шиллера) Памяти Шиллера Где вы - певцы любви, свободы, мира И доблести?.. Век "крови и меча"! На трон земли ты посадил банкира, Провозгласил героем палача... Толпа гласит: "Певцы не нужны веку!" И нет певцов... Замолкло божество... О, кто ж теперь напомнит человеку Высокое призвание его?.. Прости слепцам, художник вдохновенный, И возвратись!.. Волшебный факел свой, Погашенный рукою дерзновенной, Вновь засвети над гибнущей толпой! Вооружись небесными громами! Наш падший дух взнеси на высоту, Чтоб человек не мертвыми очами Мог созерцать добро и красоту... Казни корысть, убийство, святотатство! Сорви венцы с предательских голов, Увлекших мир с пути любви и братства, Стяжанного усильями веков, На путь вражды!.. В его дела и чувства Гармонию внести лишь можешь ты. В твоей груди, гонимый жрец искусства, Трон истины, любви и красоты. (6 сентября 1874)
    3. Из водевиля "Актер" ("И вот как у нас понимают искусство!..")
    Входимость: 1. Размер: 1кб.
    Часть текста: Из водевиля "Актер" ("И вот как у нас понимают искусство!..") И вот как у нас понимают искусство! Вот как на жрецов его люди глядят: Ты тратишь и силы, и душу, и чувства,- За то тебя именем шута клеймят! Талант твой считают за ложь и обманы: Понять его - выше их сил и ума. Им нет в нем святыни, для них шарлатаны И Гаррик, и Кин, и Лекень, и Тальма! <1841>
    4. Евгеньев-Максимов В.Е.: Н. А. Некрасов и его современники. Некрасов и Кони
    Входимость: 1. Размер: 69кб.
    Часть текста: истории во втором кадетском корпусе и "наставника наблюдателя" по русской и всеобщей истории в Дворянском полку), не только умевший увлекать своих учеников своими блестящими лекциями, но и напечатавший на русском, немецком и французском языках двухтомный учебник для военно-учебных заведений: "Живописный мир, или взгляд на природу, науки, искусства и человека" (Гельсингфорс, 1839 г.). С другой стороны, он уже вступил на поприще драматурга-водевилиста, так как еще в Москве (переезд Кони из Москвы в Петербург состоялся в 1836 г.) частью перевел с французского, частью сочинил свыше десятка водевилей, из которых некоторые не без успеха шли на московской сцене. Однако ни к журнальной деятельности, ни к научным трудам Кони еще не приступал вплотную. Начало серьезной работы его на журнальном поприще относится к 1840 г., а "История Фридриха Великого", доставившая своему автору почетное звание доктора нежного университета, вышла в 1844 г. Тем не менее, ко времени знакомства с Некрасовым, Кони мог быть существенно полезным любому начинающему писателю. Некоторые указания на то, как познакомились Кони и Некрасов, содержатся в ценной статье В. Горленко "Литературные дебюты Некрасова", напечатанной вскоре после смерти поэта в "Отечественных Запусках" (1878 г., No 12), а затем перепечатанной в IV томе первого посмертного собрания его стихотворений. Горленко, поддерживавший в период Своей работы над статьей личный контакт с престарелым Федором Алексеевичем (ум. в 1879 г.) и использовавший ряд фактических указаний, полученных непосредственно от него, утверждает, что Кони познакомился с Некрасовым чрез Григория Францевича Бенецкого, своего сотоварища по педагогической службе в Дворянском полку. Бенецкий, как известно, доставил Некрасову место репетитора в приготовительном пансионе при этом учебном заведении, а несколько раньше существенно помог молодому поэту при издании первого сборничка его стихов -...
    5. Папаша
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    Часть текста: убийства, предательства хуже... Хуже-то хуже, да легче, верней, Да и понятней. В наш век утонченный Изверги водятся только в лесах. Это не изверг, а фат современный - Фат устарелый, без места, в долгах. Что ж ему делать? Другого закона, Кроме дендизма, он в жизни не знал, Жил человеком хорошего тона И умереть им желал. Поздно привык он ложиться, Поздно привык он вставать, Кушая кофе, помадиться, бриться, Ногти точить и усы завивать; Час или два перед тонким обедом Невский проспект шлифовать. Смолоду был он лихим сердцеедом: Долго ли денег достать? С шиком оделся, приставил лорнетку К левому глазу, прищурил другой, Мигом пленил пожилую кокетку, И полилось ему счастье рекой. Сладки трофеи нетрудной победы - Кровные лошади, повар француз... Боже! какие давал он обеды - Роскошь, изящество, вкус! Подлая сволочь глотала их жадно. Подлая сволочь?.. о нет! Всё, что богато, чиновно, парадно, Кушало с чувством и с толком обед, Мы за здоровье хозяина пили, Мы целовалися с ним, Правда, что слухи до нас доходили... Что нам до слухов - и верить ли им? Старый газетчик, в порыве усердия, Так отзывался о нем: "Друг справедливости! жрец милосердия!" - То вдруг облаял потом, - Верь, чему хочешь! Мы в нем не заметили Подлости явной: в игре он платил. Муза! воспой же его добродетели! Вспомни, он набожен был; Вспомни, он руку свою тороватую Вечно раскрытой держал, Даже Жуковскому что-то на статую По доброте своей дал! Счастье, однако, на свете непрочно - Хуже да хуже с годами дела. Сил ему много отпущено, точно, Да красота изменять начала. Он уж купил три таинственных банки: Это - для губ, для лица и бровей, Учетверил благородство осанки И величавость походки своей; Ходит по Невскому с палкой, с лорнетом Сорокалетний герой. Ходит зимою, весною и летом, Ходит и думает: "Черт же с тобой, Город проклятый! Я строен, как тополь, Счастье найду по другим городам!" И, рассердясь, покидает...

    © 2000- NIV