• Наши партнеры
    Zubi-protezi.ru - Стоматология новые гибкие зубные протезы.
  • Cлово "РУКА"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: РУКИ, РУКУ, РУКОЙ, РУКАХ

    1. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
    Входимость: 19.
    2. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
    Входимость: 19.
    3. Мороз, Красный Нос
    Входимость: 18.
    4. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
    Входимость: 13.
    5. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 13.
    6. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава первая
    Входимость: 13.
    7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 12.
    8. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава восьмая
    Входимость: 10.
    9. Русские женщины. Княгиня Трубецкая
    Входимость: 9.
    10. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
    Входимость: 9.
    11. Современники. Часть вторая
    Входимость: 9.
    12. Николай Скатов. Некрасов
    Входимость: 9.
    13. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава вторая
    Входимость: 9.
    14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
    Входимость: 9.
    15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
    Входимость: 8.
    16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
    Входимость: 8.
    17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 8.
    18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
    Входимость: 8.
    19. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
    Входимость: 7.
    20. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
    Входимость: 7.
    21. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
    Входимость: 7.
    22. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
    Входимость: 7.
    23. Кабинет восковых фигур ("Кто не учился в детстве в школах...")
    Входимость: 7.
    24. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава шестая
    Входимость: 7.
    25. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
    Входимость: 7.
    26. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава девятая
    Входимость: 7.
    27. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
    Входимость: 6.
    28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
    Входимость: 6.
    29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
    Входимость: 6.
    30. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава десятая
    Входимость: 6.
    31. * * * (Несчастные)
    Входимость: 5.
    32. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава пятая
    Входимость: 5.
    33. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
    Входимость: 5.
    34. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
    Входимость: 5.
    35. Горе старого Наума (Волжская быль)
    Входимость: 5.
    36. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
    Входимость: 5.
    37. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
    Входимость: 5.
    38. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 5. Помещик
    Входимость: 5.
    39. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
    Входимость: 5.
    40. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава седьмая
    Входимость: 5.
    41. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава третья
    Входимость: 5.
    42. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Грешневское детство поэта
    Входимость: 5.
    43. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
    Входимость: 5.
    44. О погоде (уличные впечатления)
    Входимость: 4.
    45. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 3. Пьяная ночь
    Входимость: 4.
    46. Из поэмы "Мать"
    Входимость: 4.
    47. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
    Входимость: 4.
    48. Кому на Руси жить хорошо. Последыш. Глава 3
    Входимость: 4.
    49. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
    Входимость: 4.
    50. Дедушка (Посвящается З-н-ч-е)
    Входимость: 4.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
    Входимость: 19. Размер: 50кб.
    Часть текста: брадою Чернобога Поклясться смело может свет, Что побежденных ею много, А победителя ей - нет! Выходит царь. Ему подводят Его любимого коня, За ним жена и сын выходят, И дочь - ясней младого дня; Мила как юная Зимцерла, Она улыбкой всех дарит - И ряд зубов, белее перла, Глаза и души ворожит. Она заносит ножку в стремя - Не смея духа перевесть, Мужчин завистливое племя Глазами радо ножку съесть; Коня погладит ручкой ловкой - Всем ручка видится во сне; Шутя кивнет кому головкой - И взоры всех в той стороне; Посмотрит на кого сурово - Тот и печален и угрюм; Моргнет ли бровью, скажет слово - В тупик поставит самый ум. И наши деды знали толк Ценить поэзию правдиво: Был у Плениры целый полк Рабов влюбленных - и не диво!.. К нам по преданиям дошло, Переходя от деда к внуку, Что тот, презреньем ввержен в муку, Весь век страдал; того сожгло Одной улыбкой благосклонной; Тот, говорун неугомонный, От изумленья онемел, Когда ей в очи поглядел... Куда же едут царь с царицей И с белолицей царь-девицей? Куда мужчин и женщин рать Собралась их сопровождать?.. Царь, утомясь победной славой, Любил с зверьми вести войну, И как охота в старину Была и женскою забавой, То и царица с ним порой Делить в отъезжем поле травлю Любила. Здесь я точку ставлю. Пойдемте на поле со мной... Разнообразными толпами Станица воинов и жен, С бичами, копьями, стрелами, Пестреют в поле - шум и звон! Кругом раскинуты тенета, Зверей усердная гоньба Всех утомила, как работа; Но ловля, травля и стрельба Идут успешно: уж сразили Лисицу, волка и хорька, Вдобавок в сети заманили Недальновидного сурка И пару зайцев затравили. Доволен царь. Своей рукой Он гладит мягкий пух лисицы; Остановился, ждет царицы. Она примчалася стрелой. Тогда с коней своих усталых Они для отдыха сошли; Забыв охоту, к ним пришли Толпы наездников удалых И в кубках меду принесли. Наполнен ковш шипучей...
    2. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
    Входимость: 19. Размер: 58кб.
    Часть текста: повести Тургенева "Накануне", и она была послана к цензору Бекетову. Все, читавшие эту статью, находили, что Добролюбов хвалил автора и отдавал должное его таланту. Да иначе и быть не могло. Добролюбов настолько был честен, что никогда не позволял себе примешивать к отзывам о чьих-либо литературных произведениях своих личных симпатий и антипатий. Некрасов пришел ко мне очень встревоженный и сказал: - Ну, Добролюбов заварил кашу! Тургенев страшно оскорбился его статьею... И как это я сделал такой промах, что не отговорил Добролюбова от намерения написать статью о новой повести Тургенева для нынешней книжки "Современника"! Тургенев сейчас прислал ко мне Колбасина с просьбой выбросить из статьи все начало. Я еще не успел ее прочитать. По словам Тургенева, переданным мне Колбасиным, Добролюбов будто бы глумится над его литературным авторитетом, и вся статья переполнена какими-то недобросовестными, ехидными намеками. Некрасов говорил все это недоумевающим тоном. Да и точно, нелепо было допустить, чтобы Добролюбов мог написать недобросовестную статью о таком талантливом писателе как Тургенев. Я удивилась, - каким образом могли попасть в руки Тургенева корректурные листы статьи Добролюбова? Оказалось, что цензор Бекетов сам отвез их Тургеневу из желания услужить. Я стала порицать поступок цензора, но Некрасов нетерпеливо сказал: - Дело идет не о цензоре, а о требовании Тургенева выкинуть все начало статьи... нельзя же ссориться с ним! - А вы находите, что с Добролюбовым можно? - спросила я. - Он наверно не захочет признать за Тургеневым цензорские права над своими статьями. - Добролюбов настолько умен, что поймет всю невыгоду для журнала потерять такого сотрудника, как Тургенев! - ответил мне Некрасов. - Да и...
    3. Мороз, Красный Нос
    Входимость: 18. Размер: 30кб.
    Часть текста: моею, Но бог весть, не погас ли тот дар, Что, бывало, дружил меня с нею? Но не брат еще людям поэт, И тернист его путь, и непрочен, Я умел не бояться клевет, Не был ими я сам озабочен; Но я знал, чье во мраке ночном Надрывалося сердце с печали И на чью они грудь упадали свинцом, И кому они жизнь отравляли. И пускай они мимо прошли, Надо мною ходившие грозы, Знаю я, чьи молитвы и слезы Роковую стрелу отвели... Да и время ушло,- я устал... Пусть я не был бойцом без упрека, Но я силы в себе сознавал, Я во многое верил глубоко, А теперь - мне пора умирать... Не затем же пускаться в дорогу, Чтобы в любящем сердце опять Пробудить роковую тревогу... Присмиревшую Музу мою Я и сам неохотно ласкаю... Я последнюю песню пою Для тебя - и тебе посвящаю. Но не будет она веселей, Будет много печальнее прежней, Потому что на сердце темней И в грядущем еще безнадежней... Буря воет в саду, буря ломится в дом, Я боюсь, чтоб она не сломила Старый дуб, что посажен отцом, И ту иву, что мать посадила, Эту иву, которую ты С нашей участью странно связала, На которой поблекли листы В ночь, как бедная мать умирала... И дрожит и пестреет окно... Чу! как крупные градины скачут! Милый друг, поняла ты давно - Здесь одни только камни не плачут... .................. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ СМЕРТЬ КРЕСТЬЯНИНА 1 Савраска увяз в половине сугроба - Две пары промерзлых лаптей Да угол рогожей покрытого гроба Торчат из убогих дровней. Старуха в больших рукавицах Савраску сошла понукать. Сосульки у ней на ресницах, С морозу - должно полагать. 2 Привычная дума поэта Вперед забежать ей спешит: Как саваном, снегом одета, Избушка в деревне стоит, В избушке - теленок в подклети, Мертвец на скамье у окна; Шумят его глупые дети, Тихонько рыдает жена. Сшивая проворной иголкой На саван куски полотна, Как дождь, зарядивший надолго, Негромко рыдает она. 3 Три тяжкие доли имела судьба, И первая доля: с рабом повенчаться, Вторая - быть матерью сына раба, А третья - до гроба рабу покоряться, И ...
    4. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
    Входимость: 13. Размер: 55кб.
    Часть текста: Глава шестнадцатая ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ Сплетни - Смерть Панаева - "Отцы и дети" - - Петербургские пожары - "Что делать?" Постоянные неприятности и литературные дрязги сильно влияли на впечатлительного Панаева и отразились роковым образом на его здоровьи. Его литературные враги знали это и с каким-то злорадством усиливали против него свои пошлые выходки. Панаев особенно не любил одного из приживальщиков Тургенева, низкопоклонного и льстивого Колбасина, и не мог скрыть презрения, которое питал к нему [199]. Не зная, чем отомстить Панаеву, Колбасин начал распускать слух, будто Панаев занял у него 75 рублей и не отдает этих денег. Услужливые приятели, разумеется, поспешили сообщить Панаеву эту гнусную сплетню. Он пришел ко мне в страшном волнении и дрожащим, задыхающимся голосом начал рассказывать о выходке Колбасина. - Недоставало только одного: обвинять меня в том, что я ворую деньги у сотрудников! - воскликнул он и с этими словами вдруг зашатался. Я поддержала его и усадила на диван, около которого он стоял. С ним сделался обморок [200]. Приглашенный доктор не нашел ничего серьезного, за исключением слабости, и велел ему лечь в постель. Вечером, когда я сидела около Панаева, он вдруг заговорил, что у него давно уже созрела мысль уехать куда-нибудь из Петербурга, так как жизнь в этом городе сделалась для него невыносимой. - Можно взять в аренду небольшую усадьбу по Николаевской железной дороге, - прибавил он. - Что же тебе мешает исполнить свое желание? - отвечала я. - Если бы ты также согласилась жить в деревне, - сказал он, - я был бы совершенно счастлив. Ведь и тебе тяжело жить здесь!.. Ты бы тоже отдохнула, и твоя болезнь печени прошла бы... Дай мне слово, что ты поедешь вместе со мной в деревню. Я обещала. - Ты меня очень обрадовала! - воскликнул он. - С своей стороны я обещаю, что ты не увидишь во мне прежних моих слабостей, за которые я так жестоко поплатился. Я сам себе был злейшим врагом и сам испортил свою жизнь. С людьми слабохарактерными надо...
    5. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 13. Размер: 42кб.
    Часть текста: что перевозчики струсили, бросили весла, руль, стали плакать и молиться. Нас спас ямщик-татарин, который не только ругал перевозчиков, заставляя их грести, но даже бил их, а сам управлял рулем. Остановки на станциях в ожидании лошадей были продолжительные, едой надо было запасаться в больших городах, иначе можно было наголодоваться. Но меня не утомляло длинное путешествие; мне, никогда не выезжавшей из Петербурга, на каждом шагу представлялось столько нового и любопытного. От Казани надо было еще ехать 200 верст до имения, где собрались сонаследники. Мы приехали в него рано утром. Двор был громадный, и от барского дома тянулись с двух сторон бесконечные постройки для дворовых, которых было до двухсот душ. Когда въезжал наш тарантас во двор, множество дворовых выскочило смотреть на нового прибывшего наследника. На крыльце барского дома появилось несколько рослых лакеев, с всклокоченными волосами и плохо бритыми подбородками, в длиннополых сюртуках из толстого сукна травяного цвета. Я узнала потом, что наследники разрешили сшить эти сюртуки из сукна, большой запас которого нашелся у умершего помещика для обивки пола. Лакеи износили свои фраки из тонкого сукна, в которых постоянно ходили при покойном барине. Старик в молодости путешествовал по Европе, жил долго в Англии, что тогда было редкостью между русскими помещиками. По всему было видно, что он желал подражать по возможности английским лордам. Завел конский завод английских скаковых лошадей, к обеду надевал фрак и имел большой погреб, выписывая вина из Англии, Франции и Германии. В его теплицах было много дорогих растений, в оранжерее зрели сливы, персики, виноград и ананасы. Конечно, был оркестр из крепостных музыкантов; не знаю, хороши...

    © 2000- NIV