Cлово "ЖЕЛУДОК"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖЕЛУДКА, ЖЕЛУДКУ, ЖЕЛУДКОВ, ЖЕЛУДКЕ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 2.
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 1.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 1.
4. Вступительное слово "Свистка" к читателям
Входимость: 1.
5. Из фельетона "Письмо к доктору Пуфу" ("Почтеннейший Иван Иваныч!..")
Входимость: 1.
6. Финансовые соображения
Входимость: 1.
7. Первый шаг в Европу
Входимость: 1.
8. Эй, Иван! (тип недавнего прошлого)
Входимость: 1.
9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 1.
10. Современники. Часть вторая
Входимость: 1.
11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 1.
12. Новости. Газетный фельетон ("Почтеннейшая публика! на днях...")
Входимость: 1.
13. Публика
Входимость: 1.
14. Чиновник ("Как человек разумной середины...")
Входимость: 1.
15. Ода "Чай" ("Смертных ты поишь, настоян горячей водой...")
Входимость: 1.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 2. Размер: 43кб.
Часть текста: - раз она дельная, - проговорил Некрасов. - Да, да! Но откуда и каким образом семинаристы появились в литературе? - спросил Анненков. - Вините, господа, Белинского, это он причиной, что ваше дворянское достоинство оскорблено и вам приходится сотрудничать в журнале вместе с семинаристами, - заметила я. - Как видите, небесследна была деятельность Белинского: проникло-таки умственное развитие и в другие классы общества. Анненков залился своим обычным смехом, а Тургенев, иронически улыбаясь, произнес: - Вот какого мнения о нас, господа! - Это мнение всякий о вас составит, если послушает вас, - отвечала я. Григорович было хотел что-то заметить мне, но Тургенев остановил его на слове "голубушка, вы..." - перебив: - Лучше не надо разуверять Авдотью Яковлевну, она еще выведет новое заключение в том же роде о нас, а мы и так поражены и уничтожены. - Не думаю этого, вы облачились в такую непроницаемую броню, что не только словами, но и пулей ее не прошибешь. - Разгорячилась! - заметил Дружинин. - Имеете полное право смеяться надо мной, господа, потому что я сама нахожу смешным, что вздумала высказать свое мнение. Панаев поспешил вмешаться в разговор, чтобы дать ему другое направление. Да я и сама не намерена была его продолжать и не отвечала на тонкую колкость Тургенева и поддакивание Анненкова. Я всегда прескверно себя чувствовала после таких сцен и страшно сердилась, что не могу быть сдержанной. Некрасов поехал в город по делам журнала и, вернувшись на дачу, предупредил меня, что к завтрашнему обеду приедут несколько сотрудников. В числе приехавших на другой день гостей находился и Добролюбов. За обедом Григорович потешал всех рассказами о литературных приживальщиках графа Кушелева, около которого они увивались и бесцеремонно тащили с него деньги; особенно комически передавал он сцены, происходившие между этими приживальщиками и Дюма, когда последний гостил у...
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 1. Размер: 58кб.
Часть текста: жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 1. Размер: 33кб.
Часть текста: в толпе: оба высокого роста и оба со стеклышками в глазу, они с презрительной гримасой смотрели на простых смертных. После музыки Тургенев очень часто пил чай у меня. У Панаева развелось столько знакомых в Павловске, что он редко приходил домой с музыки. Тургенев занимал меня разговором о своей поездке за границу и однажды рассказал о пожаре на пароходе, на котором он ехал из Штетина, причем, не потеряв присутствия духа, успокаивал плачущих женщин и ободрял их мужей, обезумевших от паники. В самом деле, необходимо было сохранить большое хладнокровие, чтобы запомнить столько мелких подробностей в сценах, какие происходили на горевшем пароходе. Я уже слышала раньше об этой катастрофе от одного знакомого, который тоже был пассажиром на этом пароходе, да еще с женой и с маленькой дочерью; между прочим, знакомый рассказал мне, как один молоденький пассажир был наказан капитаном парохода за то, что он, когда спустили лодку, чтобы первых свезти с горевшего парохода женщин и детей, толкал их, желая сесть раньше всех в лодку, и надоедал всем жалобами на капитана, что тот не дозволяет ему сесть в лодку, причем жалобно восклицал: "mourir si jeune!" (умереть таким молодым!). На музыке я показала этому знакомому, - так как он был деревенский житель, - всех сколько-нибудь замечательных личностей, в том числе Соллогуба и Тургенева. "Боже мой! - воскликнул мой гость, - да это тот самый молодой человек, который кричал на пароходе "mourir si jeune". Я была уверена, что он ошибся, но меня удивило, когда он прибавил: "у него тоненький голос, что очень поражает в первую минуту, при таком большом росте и плотном телосложении"[073]. Мне все-таки казалось невероятным, чтоб это был Тургенев, но через несколько времени я имела случай убедиться, что Тургенев способен к импровизации. Идя в темный вечер домой с музыки, надо было...
4. Вступительное слово "Свистка" к читателям
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Часть текста: когда совсем Нейдут Краевского изданья И над Громекиной главой Летает бомба отрицанья, Как повествует сей герой; Когда сыны обширной Руси Вкусили волю наяву И всплакал Фет, что топчут гуси В его владениях траву; Когда ругнул Иван Аксаков Всех, кто в Европу укатил, И, негодуя против фраков Самих попов не пощадил; Когда, покончив подвиг трудный, Внезапно Павлов замолчал, А Амплий Очкин кунштик чудный С газетой "Очерки" удрал; Когда, подкошена как колос, Она исчезла навсегда; В те дни, когда явился "Голос" И прекратилась "Ерунда",- Тогда в невинности сердечной Любимый некогда поэт, Своей походкою беспечной "Свисток" опять вступает в свет... Как изменилось всё, создатель! Как редок лиц любимых ряд! Скажи: доволен ты, читатель? Знакомцу старому ты рад? Или изгладила "Заноза" Всё, чем "Свисток" тебя пленял, И как увянувшая роза Он для тебя ненужен стал? Меняет время человека: Быть может, пасмурный Катков, Быть может, пламенный Громека Теперь милей тебе свистков? Возненавидев нигилистов, Конечно, полюбить ты мог Сих благородных публицистов Возвышенный и смелый слог,- Когда такое вероломство Ты учинил - я не ропщу, Но ради старого знакомства Всё ж говорить с тобой хочу. "Узнай, по крайней мере, звуки, Бывало милые тебе, И думай, что во дни разлуки В моей изменчивой судьбе" Ты был моей мечтой любимой, И если слышал ты порой Хоть легкий свист, то знай: незримый Тогда витал я над тобой!... - "Свисток" пред публику выходит....
5. Из фельетона "Письмо к доктору Пуфу" ("Почтеннейший Иван Иваныч!..")
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: наш! Всегда зачитываюсь за ночь Статеек ваших. Гений ваш - Благотворитель всей России! Вы краше дня, вы ярче звезд, И перед вами клонит выи Весь Новоладожский уезд. Действительно, вы благодетель Желудков наших, - а от них И гнев, и злость, и добродетель, И множество страстей других. У нас помещик был свирепый - Неукротимая душа! Он раз в жену тарелкой с репой Пустил - зачем не хороша!!! Ко всем сварливо придирался, Худел, страдальчески хандрил, И в доме всяк его боялся И ни единый не любил! Его сердитый, злобный говор На миг в семействе не смолкал, Неоднократно битый повар Свое искусство проклинал. Вдруг...(но какой, скажите, кистью Здесь подвиг ваш изображу? Поверьте, движим не корыстью, Но благодарностью - пишу; Хоть я учился у поэта, Но не пошла наука впрок) Вдруг... получается "Газета", И в ней - ваш кухонный урок. Прочел небрежно гордый барин (То было в пятницу, при нас) И, как на Пушкина Фиглярин, Напал, о доктор мой! на вас. Но не дремал и разум женский: Прочла жена и - поняла. И в сутки повар деревенский Стал человеком из осла. И что ж? (Я был всему свидетель - Клянусь - не ложь мои слова!) Нет, ты не знала, добродетель, Полней и краше торжества! И никогда с начала света Порок сильнее не страдал: Помещик наш из-за обеда И краснощек и ясен встал, В слугу не бросил чашкой кофе, И - доктор мой! гордись! гордись!- Как из фонтана в Петергофе, Рекой из уст его лились Слова не бранные... Уроки Твои из грешной сей души Изгнали жесткость и пороки!.. С тех пор, что ты не напиши - Родным, друзьям, жене читает, Тебя отцом своим зовет, Весь от блаженства тает, тает И в умиленьи слезы льет. С тех пор он стал и добр и весел, Детей...

© 2000- NIV