• Наши партнеры
    Yarosinfo.ru - отель города ярославля к 1000 летию
  • Cлово "БЛЕСК"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: БЛЕСКОМ, БЛЕСКУ, БЛЕСКА, БЛЕСКЕ

    1. Русские женщины. Княгиня Трубецкая
    Входимость: 5.
    2. Из повести "В Сардинии" ("Если жизнь ослепит блеском счастья глаза...")
    Входимость: 2.
    3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
    Входимость: 2.
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
    Входимость: 2.
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 1.
    6. * * * (Несчастные)
    Входимость: 1.
    7. Песня Замы ("Силен и строен мой милый, нет равного...")
    Входимость: 1.
    8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
    Входимость: 1.
    9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
    Входимость: 1.
    10. Стихотворения
    Входимость: 1.
    11. Из поэмы "Мать"
    Входимость: 1.
    12. Злой дух ("Дух нечистый, дух порочный...")
    Входимость: 1.
    13. Ранние стихотворения 1838-1856
    Входимость: 1.
    14. Мысль ("Спит дряхлый мир, спит старец обветшалый...")
    Входимость: 1.
    15. Ревность ("Есть мгновенья дум упорных...")
    Входимость: 1.
    16. Сказка о добром царе, злом воеводе и бедном крестьянине
    Входимость: 1.
    17. Современники. Часть вторая
    Входимость: 1.
    18. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
    Входимость: 1.
    19. Дни благословенные ("Дни благословенные, дни многоотрадные...")
    Входимость: 1.
    20. Ванька (Из цикла "На улице")
    Входимость: 1.
    21. Смуглянке ("Черны, черны тени ночи...")
    Входимость: 1.
    22. Обыкновенная история ("Я на Невском проспекте гулял...")
    Входимость: 1.
    23. * * * (Скоро стану добычею тленья.)
    Входимость: 1.
    24. Балет
    Входимость: 1.
    25. Истинная мудрость ("Не всё постигнул ум надменный...")
    Входимость: 1.
    26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Приобретение карабихи: "Владелец роскошных палат"
    Входимость: 1.
    27. Чиновник ("Как человек разумной середины...")
    Входимость: 1.
    28. * * * (Пышна в разливе гордая река..." (Последние элегии. 3.))
    Входимость: 1.
    29. На Волге (Детство Валежникова)
    Входимость: 1.
    30. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Русские женщины. Княгиня Трубецкая
    Входимость: 5. Размер: 22кб.
    Часть текста: я, но не легко С тобой расстаться мне! 3 О, видит бог!.. Но долг другой, И выше и трудней, Меня зовет... Прости, родной! Напрасных слез не лей! Далек мой путь, тяжел мой путь, Страшна судьба моя, Но сталью я одела грудь... Гордись - я дочь твоя! 4 Прости и ты, мой край родной, Прости, несчастный край! И ты... о город роковой, Гнездо царей... прощай! Кто видел Лондон и Париж, Венецию и Рим, Того ты блеском не прельстишь, Но был ты мной любим - 5 Счастливо молодость моя Прошла в стенах твоих, Твои балы любила я, Катанья с гор крутых, Любила блеск Невы твоей В вечерней тишине, И эту площадь перед ней С героем на коне... 6 Мне не забыть... Потом, потом Расскажут нашу быль... А ты будь проклят, мрачный дом, Где первую кадриль Я танцевала... Та рука Досель мне руку жжет... Ликуй........................... ..............................." - Покоен, прочен и легок, Катится городом возок. Вся в черном, мертвенно бледна, Княгиня едет в нем одна, А секретарь отца (в крестах, Чтоб наводить дорогой страх) С прислугой скачет впереди... Свища бичом, крича: "Пади!" Ямщик столицу миновал.... Далек княгине путь лежал, Была суровая зима... На каждой станции сама Выходит путница: "Скорей Перепрягайте лошадей!" И сыплет щедрою рукой Червонцы челяди ямской. Но труден путь! В двадцатый день Едва приехали в Тюмень, Еще скакали десять дней, "Увидим скоро Енисей, - Сказал княгине секретарь, - Не ездит так и государь!.." - Вперед! Душа полна тоски, Дорога всё трудней, Но грезы мирны и легки - Приснилась юность ей. Богатство, блеск! Высокий дом На берегу Невы, Обита лестница ковром, Перед подъездом львы, Изящно убран пышный зал, Огнями весь горит. О радость! нынче детский бал, Чу! музыка гремит! Ей ленты алые вплели В две русые косы, Цветы, наряды принесли Невиданной ...
    2. Из повести "В Сардинии" ("Если жизнь ослепит блеском счастья глаза...")
    Входимость: 2. Размер: 1кб.
    Часть текста: Из повести "В Сардинии" ("Если жизнь ослепит блеском счастья глаза...") Если жизнь ослепит блеском счастья глаза, Даст на счастье обет, Да изменит... солжет... и наступит гроза,- Есть терпенье для бед, Есть для горя - слеза! Если тот, с кем делить ты все тайны привык, Чью ты руку сжимал, Вдруг обидит тебя иль предаст хоть на миг,- Есть для мести - кинжал, Для проклятья - язык. И на всё и за всё оживляющий вновь В чем-нибудь есть ответ... Лишь ничем не зальешь страстью полную кровь... Гамм ответных нет Без любви на любовь! Под балконом тебя столько черных ночей Я стерег от измен. Сколько взоров кидал я тебе из очей, Сколько сплел кантилен!- Нет ответных речей! Подожду ... и уйду, как земле возвратят Светлый день небеса... Но уж завтра сюда не вернусь я назад... Есть для горя - слеза, Для отчаянья - яд! <1842>
    3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
    Входимость: 2. Размер: 44кб.
    Часть текста: в Казань, мы остановились в Москве, и я познакомилась с Т.Н.Грановским; он приехал пригласить нас обедать к себе. Я много уже слышала о нем, о Герцене и об их женах от их приятелей. Жену Герцена, Наталию Александровну, возносили до небес, а о жене Грановского говорили, что она "тупица", даже удивлялись, как мог Грановский жениться на такой неуклюжей немке, которая, кроме хозяйства, ничем не интересовалась. Заводить новое дамское знакомство мне вовсе не хотелось, но сам Грановский так мне понравился и так мило сказал, что ему очень хотелось бы, чтобы я познакомилась с его женой, что я не могла отказаться. Во взгляде и в манерах Грановского было столько мягкости, что он мгновенно располагал к себе человека. Жена Грановского, Елизавета Богдановна, не отличалась красотой; она была необычайно застенчива, но зато в каждом ее слове чувствовалась искренняя простота. С первого же разу мы так сошлись, точно давно уже были знакомы. У нас оказалось много общего во взглядах на вещи; я очень приятно провела с ней время и дала слово на другой день опять приехать. Семейство Щепкиных было на даче, Аксаковы уехали в свое имение, так что у меня в Москве не было знакомых, и Грановские уговорили меня приезжать к ним обедать всякий раз, когда Панаев был приглашен куда-нибудь. Бывая почти целый день у Грановских, я могла узнать их домашнюю жизнь. Приятно было видеть согласие между мужем и женой; без всяких особенных нежностей они оба искренно любили друг друга. Жена Грановского не говорила мне о своей любви к мужу, но эта любовь выражалась в ее заботах, чтобы ему было спокойно, чтобы никакие хозяйственные дрязги не доходили до него. Грановский очень любил чистоту в доме и хороший стол, и жена усердно заботилась об этом. Доходы Грановского ограничивались профессорским жалованьем, а потому жене его поневоле нужно было самой входить в хозяйство. Оказалось, что жена Грановского отлично знала немецкую литературу,...
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
    Входимость: 2. Размер: 61кб.
    Часть текста: Скатов. Некрасов (часть 4) "ИЗ ЛИТЕРАТУРНОГО БРОДЯГИ В ДВОРЯНЕ..."   В деревне Некрасов провел несколько месяцев. О внутреннем содержании жизни в это время можно только догадываться. Как переживалась, например, смерть матери? Из всего известного нам (письма, воспоминания и т. п.) следует: не обмолвился ни одним словом - как будто ничего не произошло. А ведь по отношениям с матерью и к матери ясно, какая была пережита драма. Тем более что за довольно короткий срок умер (после смерти брата) второй из трех - и самый близкий из близких - человек. Через год умрет третий и последний: сестра Лиза. И тоже о внешней реакции на эту смерть мы ничего не знаем. Осталось несколько оброненных фраз - но каких: известие "чуть не убило меня". Понятно. Ведь это означало, что в целом свете со своей скорбью уже не к кому больше идти. Для самого страдания не оказалось выходов ни к чьему состраданию. Круг безысходности замкнулся. И разомкнется только тогда, когда сам он в себе самом откроет сострадание, то есть возникнут "посылки" к другим и так - "круговая порука", когда на других изольет тоску по себе самом и на этом, собственно, станет великим, и именно русским, народным поэтом. Но это позднее. Отсутствие же внешних житейских проявлений скорби и страдания, как и почти всегда у Некрасова, говорит о тем большей глубинности потрясения: до поры до времени все будет загнано внутрь. То же и с еще одной жизненной стихией. Впервые за три года он снова - и на довольно долгий срок - вошел в жизнь русской деревни. Но это тоже пока никак ни в чем не проявилось и не сказалось: ни в письмах, ...
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 1. Размер: 83кб.
    Часть текста: не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам...

    © 2000- NIV