Cлово "ФАЛЬШЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ФАЛЬШИ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
Входимость: 4.
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 2.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 1.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 1.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 1.
6. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
Входимость: 4. Размер: 42кб.
Часть текста: А - народных. Мотив вступления ("Стой, ямщик, жара несносная...") чуть ли не единственный - деревенский, да и то к отнюдь не деревенской, типично интеллигентской "Песне Еремушке". Впрочем, и о народе стихов почти нет. Попытки вслушаться в общенародную жизнь давали один ответ: "Там вековая тишина". Фон особенно впечатляющий для бурного столичного прогресса и "словесной войны" гремящих витий:   То мало: вышел из-под пресса Уж третий томик Щедрина... Как быстро по пути прогресса Шагает русская страна!   Убавленный процентик банка, Весьма пониженный тариф, Статейки господина Бланка - Все это были, а не миф.   В конце концов все эти "тарифы", "томики", "процентики" особенно ничтожны перед лицом встающего громадным вопросом народа:   ...Иль духовно навеки почил?   И вот в 1860 году не сразу, подчас не очень ловко, как бы приноравливаясь, как бы нащупывая самих себя, появляются у Некрасова стихи с народными сюжетами, с народными типами, со словами про "волю", про "свободу". И еще: написаны они все с натуры, несут и прямой отпечаток очередного пребывания поэта летом 1860 года в ярославском отеческом Грешневе, его приметы:   Вот и Качалов лесок, Вот и пригорок последний. Как-то шумлив и легок Дождь начинается летний, И по дороге моей, Светлые, словно из стали, Тысячи мелких гвоздей Шляпками вниз поскакали - Скучная пыль улеглась... Благодарение Богу, Я совершил еще раз Милую эту дорогу.   "Что вы о моих стихах? - пишет Некрасов Добролюбову о стихотворении 1860 года "Знахарка". - Они просто...
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 2. Размер: 61кб.
Часть текста: край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья Некрасовские места Покостромья По-видимому, в 60-х годах Некрасов и Гаврила Яковлевич бывали во многих местах Покостромья, в Костромском, Буйском и Солигаличском уездах (современных Костромском, Сусанинском, Буйском и Солигаличском районах). Как уже говорилось, по дороге в Шоду Некрасов неоднократно проезжал через села Мисково и Жарки. Эти села находились как бы на большом острове, со всех сторон окруженном водой. С юга и с запада «остров» омывала извилистая река Кострома, с севера и востока – не менее извилистая Глушица (местные жители называли её также Криуша ). Судя по названию, Глушица являлась старым руслом реки Костромы . Впервые в известных нам источниках « погост Митцкой » упоминается в 1581 году, когда царь Иван Грозный пожаловал погост московскому Чудову монастырю, в чьем владении Мисково оставалось до 1764 г. 297 Среди его бывших жителей и в литературе существует мнение, что название Мисково произошло от слова «миска» и что будто бы село по своему положению чем-то напоминало миску (хотя Мисково, стоявшее на небольшой...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Часть текста: Панаева и отразились роковым образом на его здоровьи. Его литературные враги знали это и с каким-то злорадством усиливали против него свои пошлые выходки. Панаев особенно не любил одного из приживальщиков Тургенева, низкопоклонного и льстивого Колбасина, и не мог скрыть презрения, которое питал к нему [199]. Не зная, чем отомстить Панаеву, Колбасин начал распускать слух, будто Панаев занял у него 75 рублей и не отдает этих денег. Услужливые приятели, разумеется, поспешили сообщить Панаеву эту гнусную сплетню. Он пришел ко мне в страшном волнении и дрожащим, задыхающимся голосом начал рассказывать о выходке Колбасина. - Недоставало только одного: обвинять меня в том, что я ворую деньги у сотрудников! - воскликнул он и с этими словами вдруг зашатался. Я поддержала его и усадила на диван, около которого он стоял. С ним сделался обморок [200]. Приглашенный доктор не нашел ничего серьезного, за исключением слабости, и велел ему лечь в постель. Вечером, когда я сидела около Панаева, он вдруг заговорил, что у него давно уже созрела мысль уехать куда-нибудь из Петербурга, так как жизнь в этом городе сделалась для него невыносимой. - Можно взять в аренду небольшую усадьбу по Николаевской железной дороге, - прибавил он. - Что же тебе мешает исполнить свое желание? - отвечала я. - Если бы ты также согласилась жить в деревне, - сказал он, - я был бы совершенно счастлив. Ведь и тебе тяжело жить здесь!.. Ты бы тоже отдохнула, и твоя болезнь печени прошла бы... Дай мне слово, что ты поедешь вместе со мной в деревню. Я обещала. - Ты меня очень обрадовала! - воскликнул он. - С своей стороны я обещаю, что ты не увидишь во мне прежних моих слабостей, за которые я так жестоко поплатился. Я сам себе был злейшим врагом и сам испортил свою жизнь. С людьми слабохарактерными надо поступать деспотически; они скорее поддаются влиянию людей дурных, нежели хороших. Только тогда, когда мне пришлось пережить страшную нравственную пытку, я понял, кто...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
Часть текста: годы. В то же время она абсолютно точно зафиксировала промежуточное положение Некрасова. Ленину такая промежуточность могла казаться только слабостью. Но действительно ли она ею была? Тому же Ленину, вероятно, никогда бы не пришло в голову назвать слабым человеком, например, Чернышевского или Добролюбова. Уж они-то для него были критерием неколебимой силы, недаром Чернышевский и определен у Ленина как некий полюс и крайность: "колебался между либералами и Чернышевским" (!). Так вот они-то, эти сильные люди, одни из самых сильных нашего XIX века - восхищались - и чаще всего глядя снизу вверх - силой Некрасова, а Добролюбов даже уподоблял его Гарибальди. "Да, знаете ли, - писал Добролюбов Некрасову летом 1860 года, - что если б я в мои 24 года имел Ваш жар. Вашу решимость и отвагу да Вашу крепость, я бы гораздо с большей уверенностью судил не только о собственной будущности, но и о судьбе хоть бы целого русского государства". Да, и Некрасов мог пребывать в состоянии слабости, но, как говаривал еще Белинский по поводу известного датского принца, сильный человек в самом его падении сильнее слабого в самом его восстании. А "колебания", о которых писал Ленин, точнее, двойственность и промежуточность Некрасова были прямым следствием и проявлением этой его громадной силы, подобную которой в литературной жизни эпохи более никто не явил: ни, кстати сказать, "либералы" в своей односторонности, ни Чернышевский - в своей. Именно Некрасов по особому положению издателя с выдающимися организаторскими способностями и финансовыми возможностями, редактора с уникальным общественным чутьем и эстетическим чувством, человека с замечательным умом, наделенным способностью если не принять, то понять другого человека, наконец, народного поэта с соответствующей иерархией ценностей, должен был занять роль центра. Как раз всякие колебания в таком положении были бы убийственны для дела и самоубийственны для колеблющегося. К...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 1. Размер: 43кб.
Часть текста: деревянного масла и копоти чувствуется от присутствия семинариста, лампы тускло начинают гореть, весь кислород они втягивают в себя, и дышать делается тяжело. Тургенев раз за обедом сказал: - Однако, "Современник" скоро сделается исключительно семинарским журналом; что ни статья, то семинарист оказывается автором! -- Не все ли равно, кто бы ни написал статью - раз она дельная, - проговорил Некрасов. - Да, да! Но откуда и каким образом семинаристы появились в литературе? - спросил Анненков. - Вините, господа, Белинского, это он причиной, что ваше дворянское достоинство оскорблено и вам приходится сотрудничать в журнале вместе с семинаристами, - заметила я. - Как видите, небесследна была деятельность Белинского: проникло-таки умственное развитие и в другие классы общества. Анненков залился своим обычным смехом, а Тургенев, иронически улыбаясь, произнес: - Вот какого мнения о нас, господа! - Это мнение всякий о вас составит, если послушает вас, - отвечала я. Григорович было хотел что-то заметить мне, но Тургенев остановил его на слове "голубушка, вы..." - перебив: - Лучше не надо разуверять Авдотью Яковлевну, она еще выведет новое заключение в том же роде о нас, а мы и так поражены и уничтожены. - Не думаю этого, вы облачились в такую непроницаемую броню, что не только словами, но и пулей ее не прошибешь. - Разгорячилась! - заметил Дружинин. - Имеете полное право смеяться надо мной, господа, потому что я сама нахожу смешным, что вздумала высказать свое мнение. Панаев поспешил вмешаться в разговор, чтобы дать ему другое направление. Да я и сама не намерена была его продолжать и не отвечала на тонкую колкость Тургенева и поддакивание Анненкова. Я всегда прескверно себя чувствовала после таких сцен и страшно сердилась, что не могу быть сдержанной. Некрасов поехал в город по делам журнала и,...

© 2000- NIV