Cлово "РЕЧЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: РЕЧИ, РЕЧАМ, РЕЧЬЮ, РЕЧЕЙ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 12.
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 9.
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 9.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 8.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 7.
6. Современники. Часть вторая
Входимость: 7.
7. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 6.
8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 6.
9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 5.
10. Современники. Часть первая
Входимость: 5.
11. Мороз, Красный Нос
Входимость: 5.
12. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 5.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 5.
14. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 5.
15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 4.
16. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 4.
17. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 5. Помещик
Входимость: 4.
18. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Приобретение карабихи: "Владелец роскошных палат"
Входимость: 4.
19. Деловой разговор ("Вот почта новая. Какая груда дел!..")
Входимость: 4.
20. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
Входимость: 3.
21. Кому на Руси жить хорошо. Пир на весь мир. 3. Старое и новое
Входимость: 3.
22. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 3.
23. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 3.
24. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 3.
25. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 3.
26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 3.
27. Кому на Руси жить хорошо. Последыш. Глава 3
Входимость: 3.
28. Газетная
Входимость: 3.
29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 3.
30. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 2. Сельская ярмонка
Входимость: 3.
31. Кому на Руси жить хорошо. Пир на весь мир. Вступление
Входимость: 2.
32. * * * (Несчастные)
Входимость: 2.
33. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 2.
34. О погоде (уличные впечатления)
Входимость: 2.
35. Непонятная песня ("Клокочет, бушует, волнуется море...")
Входимость: 2.
36. Слеза разлуки ("Тих и мрачен в час печали...")
Входимость: 2.
37. Мой жребий ("Давно от участья, от ласковой речи...")
Входимость: 2.
38. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 2.
39. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 1. Поп
Входимость: 2.
40. Злой дух ("Дух нечистый, дух порочный...")
Входимость: 2.
41. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 2.
42. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 2.
43. Коробейники
Входимость: 2.
44. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 2.
45. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 2.
46. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 2.
47. Филантроп ("Частию по глупой честности...")
Входимость: 2.
48. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 2.
49. Г-ну
Входимость: 1.
50. Колизей ("Поросшие мхом, окаймленные плющем...")
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 12. Размер: 61кб.
Часть текста: оброненных фраз - но каких: известие "чуть не убило меня". Понятно. Ведь это означало, что в целом свете со своей скорбью уже не к кому больше идти. Для самого страдания не оказалось выходов ни к чьему состраданию. Круг безысходности замкнулся. И разомкнется только тогда, когда сам он в себе самом откроет сострадание, то есть возникнут "посылки" к другим и так - "круговая порука", когда на других изольет тоску по себе самом и на этом, собственно, станет великим, и именно русским, народным поэтом. Но это позднее. Отсутствие же внешних житейских проявлений скорби и страдания, как и почти всегда у Некрасова, говорит о тем большей глубинности потрясения: до поры до времени все будет загнано внутрь. То же и с еще одной жизненной стихией. Впервые за три года он снова - и на довольно долгий срок - вошел в жизнь русской деревни. Но это тоже пока никак ни в чем не проявилось и не сказалось: ни в письмах, ни в каких-то литературных писаниях. А ведь, казалось бы, он уже должен был и мог смотреть на деревню взглядом писательским, наблюдательным, изучающим - однако и здесь, видимо, все неосознанно уйдет вглубь, в какие-то запасники души, которые откроются позднее - и уже не в деревне. В деревне же бойко...
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 9. Размер: 58кб.
Часть текста: - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается фактическим другом обоих, то есть этого нового семейства, другом и уже без всяких кавычек и двусмысленностей. При этом все почти всю жизнь проживают в одном месте: буквально - почти в одной квартире, точнее, на одном этаже. Вот уж сюжетец-то был для постоянных и всяческих толков и перетолков. Алексей Феофилактович Писемский, например, даже не посовестился выдать такой публичный пассаж в своей "Библиотеке для чтения": "Интересно знать, не опишет ли он (Панаев. - Н. С.) тот краеугольный камень, на котором основалась его замечательная в высшей степени дружба с г. Некрасовым". Впрочем, включить эти строки в собрание сочинений Писемский, видимо, посовестился - их там нет. Кстати сказать, не стоял ли позднее образ этого странного треугольника и перед Чернышевским, когда он писал...
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 9. Размер: 48кб.
Часть текста: пролог, Некрасов стремился сразу же обнажить главную, коренную мысль - "идею" своей поэмы, указать на значительность ее, предупредить о грандиозности и долговременности событий, которые в поэме совершатся. Потому-то сама поэма росла год от года, являлись новые и новые части и главы. Прошло более десяти лет, и все же к моменту смерти автора она осталась неоконченной. В классической русской литературе, как, может быть, ни в какой другой, есть несколько таких произведений, которые, входя в самый первый художественный ряд, тем не менее производят впечатление незаконченных ("Евгений Онегин") или и в самом деле не закончены ("Мертвые души"). К их числу принадлежит и поэма "Кому на Руси жить хорошо". В этом случае к обычным загадкам, которые несет всякое великое явление искусства, добавляются новые: что сделал бы автор со своими героями дальше, куда бы их повел. Особенность подобных "незавершенных" произведений связана с самой эпической сутью русской литературы, которая обращена к жизни в целом и, не сковывая себя, не столько следует "сюжету" и "герою", сколько отдается движению, потоку самой жизни. Так, многолетнее течение жизни, а не первоначальный замысел определило течение событий в романе в стихах Пушкина. Даже такой мастер гармонической постройки, как Пушкин, признался, что в данном случае не мог различить ясно "даль" своего "свободного романа". И то-то бы задал хлопот будущим историкам литературы Лермонтов, не успей он в 1840 году (ведь...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 8. Размер: 119кб.
Часть текста: еще довольно далеко и локально. Затем объявили войну России Франция, Англия... Все севернее, все ближе и горячее. Всеевропейское противостояние России уже давно ощущалось и осмысливалось людьми общегосударственного мышления и поэтического тоже. Еще в пушкинском "Клеветникам России" сформулированный вызов: "Вы грозны на словах, попробуйте на деле", был принят. Враги попробовали "на деле". Немногие публицисты и современные государственные деятели, глобально мыслившие, пытались охватить грандиозный масштаб событий: тем более, что война становилась если не мировой, то уже полумировой. Одним из таких деятелей был Тютчев. Именно ему ярче прочих рисовался захватывающий образ России, объединенной и несущей начала единения и братства миру. Вообще такая грандиозная Россия с ее решающим участием в европейских судьбах до поры до времени питала многие надежды и иллюзии многих. Тому же Тютчеву борьба России с Западом мыслилась почти апокалипсически: начавшаяся Крымская, хотя Крымом и не ограничившаяся, война эти настроения бесконечно оживляла и усиливала:   Великих зрелищ, мировых судеб Поставлены мы зрителями ныне: Исконные, кровавые враги, Соединясь, идут против России, Пожар войны полмира обхватил, И заревом зловещим осветились Деяния держав миролюбивых... Обращены в позорище вражды Моря и суша... Медленно и глухо К нам двинулись громады кораблей, Хвастливо предрекая нашу гибель, И наконец, приблизились - стоят Пред укрепленной русскою твердыней... И ныне в урне роковой лежат Два жребия... и наступает время, Когда решитель мира и войны Исторгнет их всесильною рукой И свету потрясенному покажет.   Вот эти стихи можно было бы...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 7. Размер: 42кб.
Часть текста: Казанские помещики - Белинский в Петербурге - Одоевский - Кольцов - Лермонтов - Соллогуб Прожив в Москве около двух месяцев, мы в июне 1839 года отправились в Казанскую губернию. Панаеву уже года два как досталось наследство от дальнего родственника Ал.Вас.Страхова. Наследников было много, и они никак не могли до этого времени съехаться разом, чтобы приступить к разделу. Теперь съездить в Казань ничего не стоит, а тогда это было продолжительное и небезопасное путешествие; переправлялись через реки в дырявых барках или на паромах. Мы чуть не утонули, когда поднялась на Волге буря, и нас было понесло бог весть куда от пристани, потому что перевозчики струсили, бросили весла, руль, стали плакать и молиться. Нас спас ямщик-татарин, который не только ругал перевозчиков, заставляя их грести, но даже бил их, а сам управлял рулем. Остановки на станциях в ожидании лошадей были продолжительные, едой надо было запасаться в больших городах, иначе можно было наголодоваться. Но меня не утомляло длинное путешествие; мне, никогда не выезжавшей из Петербурга, на каждом шагу представлялось столько нового и любопытного. От Казани надо было еще ехать 200 верст до имения, где собрались сонаследники. Мы приехали в него рано утром. Двор был громадный, и от барского дома тянулись с двух сторон бесконечные постройки для дворовых, которых было до двухсот душ....

© 2000- NIV