Cлово "БОТКИН"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: БОТКИНУ, БОТКИНА, БОТКИНЕ, БОТКИНЫМ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 26.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 21.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 11.
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 10.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 10.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 9.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 6.
8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 6.
9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 6.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 5.
11. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 3.
12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 3.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 3.
14. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 3.
15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 2.
16. Кому на Руси жить хорошо. Пир на весь мир. Вступление
Входимость: 1.
17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 1.
18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 1.
19. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 1.
20. Авдотья Панаева. Воспоминания.
Входимость: 1.
21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
Входимость: 1.
22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 1.
23. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 1.
24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 1.
25. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Богатый был барин
Входимость: 1.
26. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 1.
27. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 26. Размер: 43кб.
Часть текста: в ней пели знаменитые европейские певцы: Рубини, Тамбурини, Лаблаш; хотя их блестящее сценическое поприще уже было на Закате, но все-таки они своим пением доставляли большое наслаждение. Тогда в партер не ходили женщины; но нашлась одна пионерка, которая своим появлением производила большое волнение в театре; из лож и в партере все смотрели на нее в бинокли, и даже гул пробегал по зрительной зале, так как каждый делал свое замечание о смелой особе. Это была барышня Пешель, бывшая институтка Смольного института, генеральская дочь. Пешель величаво проходила к своему креслу третьего ряда, как бы гордясь своей храбростью. Наружность ее шла к роли пионерки: она была высокого роста, довольно полная, с резкими чертами лица и сильная брюнетка. Она была русская, но тип ее лица был иностранный. Вообще Пешель проявила себя пионеркой не в одном партере итальянской оперы, а и в образе своей жизни. Тогда русские женщины боялись афишировать себя дамами полусвета и всегда старались запастись мужем. Пешель, хотя жила с матерью, но вдова-генеральша играла такую ничтожную роль в салоне своей дочери, что все равно как бы ее не было. Пешель задавала обеды, вечера с итальянскими второстепенными певцами и певицами. На ее обеды и вечера собиралось много светского мужского общества. Всех интересовало знать: кто дает ей средства жить так богато? Кроме пенсии, вдова и ее дочь ничего не имели. Но Пешель умела скрывать имя своего покровителя. Когда она начала сходить с ума от запутанных...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 21. Размер: 55кб.
Часть текста: пожары - "Что делать?" Постоянные неприятности и литературные дрязги сильно влияли на впечатлительного Панаева и отразились роковым образом на его здоровьи. Его литературные враги знали это и с каким-то злорадством усиливали против него свои пошлые выходки. Панаев особенно не любил одного из приживальщиков Тургенева, низкопоклонного и льстивого Колбасина, и не мог скрыть презрения, которое питал к нему [199]. Не зная, чем отомстить Панаеву, Колбасин начал распускать слух, будто Панаев занял у него 75 рублей и не отдает этих денег. Услужливые приятели, разумеется, поспешили сообщить Панаеву эту гнусную сплетню. Он пришел ко мне в страшном волнении и дрожащим, задыхающимся голосом начал рассказывать о выходке Колбасина. - Недоставало только одного: обвинять меня в том, что я ворую деньги у сотрудников! - воскликнул он и с этими словами вдруг зашатался. Я поддержала его и усадила на диван, около которого он стоял. С ним сделался обморок [200]. Приглашенный доктор не нашел ничего серьезного, за исключением слабости, и велел ему лечь в постель. Вечером, когда я сидела около Панаева, он вдруг заговорил, что у него давно уже созрела мысль уехать куда-нибудь...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 11. Размер: 42кб.
Часть текста: и иногда при встрече разговаривал с ним. Петрашевский имел всегда вид мрачный; он был небольшого роста, с большой черной бородой, длинными волосами, всегда ходил в плаще и в мягкой шляпе с большими полями и с толстой палкой. Дачников тогда в Парголове проживало немного, так что все знали не только друг друга в лицо, но и образ жизни каждого. Частые сборища молодежи у Петрашевского были известны всем дачникам. Петрашевского часто можно было встретить на прогулках, окруженного молодыми людьми. В 1848 году Кавелин и Редкин оставили Московский университет и переселились в Петербург искать себе другого рода службу. Многие винили Грановского за то, что он остался при университете. Но Грановский прямо заявил, что никогда не оставит Московского университета, что бы там ни творилось. "Я не могу жить без Московского университета, - твердил он, - и никакие перемены в нем не заставят меня бросить его!" В это время Грановский приехал на короткое время в Петербург по делам. Он погостил у нас на даче два дня...
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 10. Размер: 71кб.
Часть текста: петербургский генерал-губернатор, родом серб, был поставлен во главе комитета "для решения высших театральных вопросов". Оказывал большое покровительство Брянскому. Управлял театром деспотически: грозил талантливым артисткам, что посадит их в смирительный дом: знаменитого трагика Каратыгина заточил в Петропавловскую крепость; запретил театралу П.Катенину посещать театры и т.д. [004] Александр Иванович Якубович (1792-1845), человек отчаянной храбрости, "пламенный любовник свободы", был сослан на Кавказ за дуэль с Грибоедовым. На Кавказе был ранен в лоб, после чего стал носить черную повязку. В 1825 году вступил в Северное Тайное Общество, при чем вызвался убить царя. После декабрьского восстания был приговорен к вечной каторге. [005] Кн. А.А.Шаховской (1777-1846) никогда не был директором императорских театров, но заведовал в них репертуарной частью. Считался лучшим учителем сценического искусства. Брянские - муж и жена - были его ученики и любимцы. [006] Екатерина Семеновна Семенова, знаменитая, трагическая актриса, вышла замуж за сенатора князя И.А.Гагарина в 1828...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 10. Размер: 42кб.
Часть текста: промежуточное положение Некрасова. Ленину такая промежуточность могла казаться только слабостью. Но действительно ли она ею была? Тому же Ленину, вероятно, никогда бы не пришло в голову назвать слабым человеком, например, Чернышевского или Добролюбова. Уж они-то для него были критерием неколебимой силы, недаром Чернышевский и определен у Ленина как некий полюс и крайность: "колебался между либералами и Чернышевским" (!). Так вот они-то, эти сильные люди, одни из самых сильных нашего XIX века - восхищались - и чаще всего глядя снизу вверх - силой Некрасова, а Добролюбов даже уподоблял его Гарибальди. "Да, знаете ли, - писал Добролюбов Некрасову летом 1860 года, - что если б я в мои 24 года имел Ваш жар. Вашу решимость и отвагу да Вашу крепость, я бы гораздо с большей уверенностью судил не только о собственной будущности, но и о судьбе хоть бы целого русского государства". Да, и Некрасов мог пребывать в состоянии слабости, но, как говаривал еще Белинский по поводу известного датского принца, сильный человек в самом его падении сильнее слабого в самом его восстании. А "колебания", о которых писал Ленин, точнее, двойственность и промежуточность Некрасова были прямым следствием и проявлением этой его громадной силы, подобную которой в литературной жизни эпохи более никто не явил: ни, кстати сказать, "либералы" в своей односторонности, ни Чернышевский - в своей. Именно Некрасов по особому положению издателя с выдающимися организаторскими...

© 2000- NIV