Cлово "РАННИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: РАННЕЙ, РАННЕГО, РАНЕН, РАННЕЕ, РАННЯЯ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 4.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 4.
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 3.
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 2.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 2.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 2.
7. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 2.
8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 2.
9. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Грешневское детство поэта
Входимость: 2.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 2.
11. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 2.
12. Саша. Поэма.
Входимость: 2.
13. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 2.
14. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 1.
15. * * * (Несчастные)
Входимость: 1.
16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 1.
17. Кому на Руси жить хорошо. Пир на весь мир. 4. Доброе время - добрые песни
Входимость: 1.
18. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 1.
19. На смерть Шевченко
Входимость: 1.
20. Из поэмы "Мать"
Входимость: 1.
21. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 1. Поп
Входимость: 1.
22. Ранние стихотворения 1838-1856
Входимость: 1.
23. (Подражание Лермонтову) ("В неведомой глуши, в деревне полудикой...")
Входимость: 1.
24. Мать
Входимость: 1.
25. Современники. Часть вторая
Входимость: 1.
26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
Входимость: 1.
27. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 1.
28. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 1.
29. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 1.
30. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 1.
31. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 1.
32. Земляку ("Бывали дни - в стране родной...")
Входимость: 1.
33. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Стихотворение "Дедушка Мазай и зайцы"
Входимость: 1.
34. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 1.
35. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 7. Губернаторша
Входимость: 1.
36. Осень
Входимость: 1.
37. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 2. Сельская ярмонка
Входимость: 1.
38. На Волге (Детство Валежникова)
Входимость: 1.
39. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Род Некрасовых. Родители поэта
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 4. Размер: 58кб.
Часть текста: совсем не частое: прозаик Николай Филиппович Павлов и его жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается фактическим другом обоих, то есть этого нового семейства, другом и уже без всяких кавычек и двусмысленностей. При этом все почти всю жизнь...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 4. Размер: 71кб.
Часть текста: родом серб, был поставлен во главе комитета "для решения высших театральных вопросов". Оказывал большое покровительство Брянскому. Управлял театром деспотически: грозил талантливым артисткам, что посадит их в смирительный дом: знаменитого трагика Каратыгина заточил в Петропавловскую крепость; запретил театралу П.Катенину посещать театры и т.д. [004] Александр Иванович Якубович (1792-1845), человек отчаянной храбрости, "пламенный любовник свободы", был сослан на Кавказ за дуэль с Грибоедовым. На Кавказе был ранен в лоб, после чего стал носить черную повязку. В 1825 году вступил в Северное Тайное Общество, при чем вызвался убить царя. После декабрьского восстания был приговорен к вечной каторге. [005] Кн. А.А.Шаховской (1777-1846) никогда не был директором императорских театров, но заведовал в них репертуарной частью. Считался лучшим учителем сценического искусства. Брянские - муж и жена - были его ученики и любимцы. [006] Екатерина Семеновна Семенова, знаменитая, трагическая актриса, вышла замуж за сенатора князя И.А.Гагарина в 1828 году. Она, действительно была в дружбе с Брянскими и долгое время отказывалась играть с Каратыгиным. [007] Нимфодора Семеновна Семенова была сожительницей знатного вельможи, графа В.В.Мусина-Пушкина, и жила в ослепительной роскоши. [008] Не у Грибоедова, а у Фаддея Булгарина, которому и принадлежали...
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 3. Размер: 53кб.
Часть текста: работы": "Современник" (вместе с "Русским словом") был запрещен. Он еще успеет опубликовать сатирический цикл "Песни о свободном слове". Он еще успеет их даже публично прочитать: на что требовалось особое позволение. Он еще успеет (после второго предупреждения) сам снова попроситься "под цензуру". Хотя и не успеет под нее попасть: ему откажут. Юридическими обоснованиями журнальных запрещений власть себя не утрудила: "вследствие доказанного с давнего времени вредного их направления". Кстати, когда стало известно о запрещении "Современника" и было объявлено о возвращении подписных денег, то чисто русским, пассивным, но все же протестом и знаком сочувствия журналу стал почти повсеместный отказ взять эти деньги. Удивительно, как все вернулось на круги своя. Не отсюда ли у Некрасова желание снова поворошить опыт 40-х годов: в сценах из лирической комедии "Медвежья охота", в стихах "Человек сороковых годов"... Опять встал перед ним образ Белинского. И Некрасов начал снова, как когда-то, четверть века назад, во времена "Физиологии Петербурга" и "Петербургского сборника", - со сборников. "Ко мне неожиданно, - сообщает матери Д. И. Писарев, - явился книгопродавец Звонарев (Некрасов вел с ним некоторые издательские дела. - Н. С.) и сообщил мне, что Некрасов желал бы повидаться со мною для переговоров о сборнике, который он намерен издать осенью". Характерно и обращение к Писареву, несмотря на недавнюю полемику его с "Современником": все же самому живому, что осталось в крепко поизмельчавшей критике. Но, конечно, в сравнении с сороковыми годами многое и изменилось. Были деньги. Тому же Писареву, когда тот попросил 50 рублей за лист - то, что он получал в "Русском слове", Некрасов ответил, что никогда не решится предложить ему такую плату, и тут же определил ее в 75 рублей. Но вроде похожая на старую ...
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 2. Размер: 55кб.
Часть текста: у него 75 рублей и не отдает этих денег. Услужливые приятели, разумеется, поспешили сообщить Панаеву эту гнусную сплетню. Он пришел ко мне в страшном волнении и дрожащим, задыхающимся голосом начал рассказывать о выходке Колбасина. - Недоставало только одного: обвинять меня в том, что я ворую деньги у сотрудников! - воскликнул он и с этими словами вдруг зашатался. Я поддержала его и усадила на диван, около которого он стоял. С ним сделался обморок [200]. Приглашенный доктор не нашел ничего серьезного, за исключением слабости, и велел ему лечь в постель. Вечером, когда я сидела около Панаева, он вдруг заговорил, что у него давно уже созрела мысль уехать куда-нибудь из Петербурга, так как жизнь в этом городе сделалась для него невыносимой. - Можно взять в аренду небольшую усадьбу по Николаевской железной дороге, - прибавил он. - Что же тебе мешает исполнить свое желание? - отвечала я. - Если бы ты также согласилась жить в деревне, - сказал он, - я был бы совершенно счастлив. Ведь и тебе тяжело жить здесь!.. Ты бы тоже отдохнула, и твоя болезнь печени прошла бы... Дай мне слово, что ты поедешь вместе со мной в деревню. Я обещала. - Ты меня очень обрадовала! - воскликнул он. - С своей стороны я обещаю, что ты не увидишь во мне прежних моих слабостей, за которые я так жестоко поплатился. Я сам себе был злейшим врагом и сам испортил свою жизнь. С людьми слабохарактерными надо поступать деспотически; они скорее поддаются влиянию людей дурных, нежели хороших. Только тогда, когда мне пришлось пережить страшную нравственную пытку, я понял, кто бескорыстно желал сделать мне хорошее и кто вред. - Лучше поговорим об этом в другой раз, - заметила я, - тебе не следует волноваться и нужно лежать спокойно. - Нет, дай мне облегчить душу и...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 2. Размер: 50кб.
Часть текста: суждено мне белый свет увидеть, Где научился я терпеть и ненавидеть, Но, ненависть в душе постыдно притая, Где иногда бывал помещиком и я.   И в другом месте о себе, правда, не без молодой и порой чрезмерной романтизации:   Вокруг меня кипел разврат волною грязной, Боролись страсти нищеты, И на душу мою той жизни безобразной Ложились грубые черты. И прежде, чем понять рассудком неразвитым, Ребенок, мог я что-нибудь, Проник уже порок дыханьем ядовитым В мою младенческую грудь.   Некрасов еще в молодости раз и навсегда принципиально отказался есть "хлеб, возделанный рабами". Никогда, в отличие от многих передовых деятелей (Герцен, Огарев, Тургенев...) не имел крепостных, не владел людьми, хотя позднее располагал для этого всеми юридическими правами и материальными возможностями - наследственными и благоприобретенными. "Судьбе угодно было, что я пользовался крепостным хлебом только до 16 лет, далее я не только никогда не владел крепостными, но, будучи наследником своих отцов, имевших родовые поместья, не был ни одного дня даже владельцем клочка родовой земли. Дело моих братьев сказать, как это так вышло. Я когда-то написал:   Хлеб полей, возделанных рабами, Нейдет мне впрок...   Написав этот стих еще почти в детстве, может быть, я желал оправдать его на деле". И все же он не переставал "иногда" бывать помещиком, оставаться барином, становиться господином - в характере, в привычках, во многих отношениях к жизни, в дурных страстях, если угодно, в реальных "грехах". Правда, никогда почти не направленных против кого-то, кроме, может быть, себя самого. Не потому ли деликатнейший и щепетильнейший Чехов, отвечая на вопрос о "недостатках" и, так сказать, пороках Некрасова, заявил, что никому он так охотно их не прощает, как Некрасову. Некрасов-то их себе не прощал: ...

© 2000- NIV