Cлово "ЖЕЛАЮЩИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖЕЛАЮЩИЕ, ЖЕЛАЮЩИХ

1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 1.
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 1.
3. Нифонтов В.Я.: Мизенец
Входимость: 1.
4. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 1.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 1. Размер: 73кб.
Часть текста: А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…" «Иных времен, иных картин провижу я начало…»: Затопление Костромского Заречья Прерванное нападением Германии претворение в жизнь плана создания «Большой Волги» продолжилось после войны. В начале 50-х годов возле г. Городец в Горьковской (Нижегородской) области началось строительство Горьковской ГЭС. После её вступления в строй уровень волжской воды выше Городца должен был существенно повыситься, в связи с чем ряд территорий на Верхней Волге должен был уйти под воду. Строительство Горьковской ГЭС обрекло на затопление и значительную часть низинного Костромского Заречья, где предполагалось создание водохранилища. Под воду должны были уйти почти все селения Костромского района, связанные с именем Некрасова. В принципе, от затопления наверняка можно было спасти хотя бы Вёжи, если бы в этом месте защитная дамба прошла на один километр западнее, и Вёжи оказались под её укрытием. Думается, что если бы к началу 50-х годов Вёжи были широко известны как родина дедушки Мазая, то,...
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 1. Размер: 48кб.
Часть текста: они житейски. Так, что сам размах и объем оказывавшейся Некрасовым помощи скорее поддерживали, чем ослабляли разговоры о богатстве и сплетни о сквалыжничестве. Между тем ведение финансовых дел требовало подчас - под угрозой разорения - определенных ограничений, четких условий и жестких правил. Благотворительность же рождала встречный напор, за которым часто и отчаяние, я стоны, и угрозы, и слезы, и шантаж. "В последние десять лет, - свидетельствует П. Боборыкин, - Некрасова одолевали и лично, и письменно просьбами о денежном пособии. Мудреного тут ничего не было: всякий знал, что он человек с хорошими средствами, по всему Петербургу ходили рассказы об его очень больших выигрышах. Но вслед за просьбами пошли и разные виды шантажа, угрозы обличений. Вот один из таких навязчивых просителей и явился раз в приемный день. Некрасов вышел из кабинета и раздраженно крикнул: - Что вам от меня угодно? Вы пристаете ко мне каждый день, пугаете меня, я вам сказал, что больше вам давать ничего не буду. И потом, обратясь к нам (нас было несколько человек), прибавил: - Просто житья нет в последнее время! Дошло до того, что дожидаются меня у подъезда и говорят всякие...
3. Нифонтов В.Я.: Мизенец
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Часть текста: Гаврило Яковлевич) Как с тобою я похаживал По болотинам вдвоем, Ты меня почасту спрашивал: Что строчишь карандашом? Почитай-ка! Не прославиться, Угодить тебе хочу. Буду рад, коли понравится, Не понравится – смолчу. (Посвящение Гавриле «Коробейников») В самом конце текущего года, столь богатого печальными литературными воспоминаниями, исполнилось 25 лет со дня смерти Н. А. Некрасова. Без сомнения вся, не только мыслящая, но и просто грамотная Россия почтит признательным воспоминанием одного из самых любимых своих поэтов. Радуюсь, по этому случаю сказать несколько слов об одном из знакомств поэта, хотя и охотничьем только, но, думаю, не лишенном известного интереса, по крайней мере, для нас, костромичей. Достаточно припомнить, какое значение придавал сам поэт своим летним поездкам на охоту. Как восторг! За перелетной птицей Гонюсь с ружьем, а вольный ветер нив Сметает сор, навеянный столицей, С души моей. Я духом бодр и жив, Я телом здрав. Я думаю... мечтаю... Я сам себя, читатель, нахожу... 2 Может быть, некоторыми из этих отрадных минут поэт был обязан и Гавриле Яковлевичу Захарову, крестьянину д. Шода, Костромского уезда, охотнику, который удостоился получить посвящение одного из лучших произведений Некрасова, как «друг и приятель». Здесь я передам рассказ о том, как Николай Алексеевич Некрасов познакомился с Гаврилой. Это сделать мне тем легче, что Шода находится в родной мне Мисковской волости. Наши крестьяне, будучи знакомы с народными произведениями Некрасова, всегда с уважением и гордостью упоминают о посещении Некрасовым их мест, и поэтому мне еще в...
4. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 1. Размер: 61кб.
Часть текста: неоднократно проезжал через села Мисково и Жарки. Эти села находились как бы на большом острове, со всех сторон окруженном водой. С юга и с запада «остров» омывала извилистая река Кострома, с севера и востока – не менее извилистая Глушица (местные жители называли её также Криуша ). Судя по названию, Глушица являлась старым руслом реки Костромы . Впервые в известных нам источниках « погост Митцкой » упоминается в 1581 году, когда царь Иван Грозный пожаловал погост московскому Чудову монастырю, в чьем владении Мисково оставалось до 1764 г. 297 Среди его бывших жителей и в литературе существует мнение, что название Мисково произошло от слова «миска» и что будто бы село по своему положению чем-то напоминало миску (хотя Мисково, стоявшее на небольшой возвышенности среди низины, если и напоминало миску, то перевернутую). Н. П. Кучин производит название села от прозвища Миса, действительно встречающееся в источниках 298 . Он пишет: «В костромских краях “миса” употребляют мало, чаще миска» 299 . Вслед за ним от слова «миса» (миска), т. е. «посуда, в которой подавали на стол», название села производил и Г. И. Воронов ...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: часов вечера, потому что потом собирались члены, играли в кегли и в карты. Старший сын старика Самойлова был уже чиновником и членом клуба; он любил разгова-ривать со мной, кормил сладкими пирожками и защищал меня и братьев перед распорядителями клуба, которым садовник приносил жалобы на нас, что мы лазаем по крыше беседки, по заборам, таскаем яблоки с деревьев. Его две младшие сестры также приходили в сад гулять. Надежда Васильевна была уже подросток, очень бойкая, и постоянно говорила, как она поступит на сцену и какие будет играть роли. Вера Васильевна была очень молчаливая девочка, не любила бегать и все сидела на одном месте. В сад ходила гулять и дочь актрисы Асенковой. Она была лет 14, казалась взрослой, но любила еще побегать, и мы с ней до упаду бегали вперегонки. Асенкова была очень хорошенькая, и я гордилась, что большая девочка и такая хорошенькая не пренебрегает мной [033]. Двух Самойловых и Асенкову мне пришлось видеть впоследствии на сцене. Надежда Васильевна Самойлова [034] и Варвара Николаевна Асенкова были на одном амплуа. Обе были хорошие водевильные актрисы. Гуляя девочками в саду и разговаривая между собой, они тогда, конечно, и не думали, что наступит время, когда между ними возникнет непримиримая вражда. Самая младшая сестра, Вера Васильевна Самойлова, поступила на сцену на драматические роли в 1842 году, была красива собой, высокого роста, с изящными манерами, и как актриса - была талантливее своих сестер. Самая старшая сестра, Мария Васильевна Самойлова, пробыла недолго на сцене и вышла замуж [035]. Из семейства старика Самойлова на...

© 2000- NIV