Cлово "ДЕНЬГИ, ДЕНЬГА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ДЕНЕГ, ДЕНЬГАМИ, ДЕНЬГУ, ДЕНЬГАХ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 32.
2. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 27.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26.
4. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 22.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 18.
6. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 17.
7. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 17.
8. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 17.
9. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 16.
10. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 16.
11. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 16.
12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 15.
13. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 13.
14. Современники. Часть вторая
Входимость: 11.
15. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 11.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 10.
17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 10.
18. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 10.
19. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 8.
20. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 8.
21. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 8.
22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 8.
23. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
Входимость: 6.
24. Парийский Л. А.: В местах, воспетых Н. А. Некрасовым. Шода
Входимость: 5.
25. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 5.
26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 4.
27. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 4.
28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 4.
29. Финансовые соображения
Входимость: 4.
30. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 4.
31. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 4.
32. Балет
Входимость: 3.
33. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 3.
34. Папаша
Входимость: 3.
35. Коробейники
Входимость: 3.
36. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 3.
37. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 3.
38. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Богатый был барин
Входимость: 3.
39. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 3. Савелий, богатырь святорусский
Входимость: 3.
40. Песня об "Аргусе"
Входимость: 3.
41. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 2.
42. Ночлеги
Входимость: 2.
43. Забракованные
Входимость: 2.
44. Княгиня ("Дом - дворец роскошный, длинный, двухэтажный...")
Входимость: 2.
45. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 2.
46. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 2.
47. Из водевиля "Петербургский ростовщик"
Входимость: 2.
48. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 2.
49. О погоде (уличные впечатления)
Входимость: 2.
50. Провинциальный подьячий в Петербурге ("Ох, времечко! Скорехонько...")
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 32. Размер: 48кб.
Часть текста: обязательств, а житейски в ореоле не только поэтической славы, но злобных наветов и оговоров, подчас самых фантастических и скандальных. Он был обречен на это, сколько ни помогал молодым, сколько ни опекал старых. Кроме того, видимо, и сами стихи Некрасова-поэта, такие демократичные, так открытые любому и столь сострадающие, должны были почти любого беспрерывно провоцировать на готовность искать немедленный отклик со стороны Некрасова-человека, требовать абсолютных соответствий слова и дела. Случилось так, что чем сильнее стихи были поэтически, к тем более категоричному счету взывали они житейски. Так, что сам размах и объем оказывавшейся Некрасовым помощи скорее поддерживали, чем ослабляли разговоры о богатстве и сплетни о сквалыжничестве. Между тем ведение финансовых дел требовало подчас - под угрозой разорения - определенных ограничений, четких условий и жестких правил. Благотворительность же рождала встречный напор, за которым часто и отчаяние, я стоны, и угрозы, и слезы, и шантаж. "В последние десять лет, - свидетельствует П. Боборыкин, - Некрасова одолевали и лично, и письменно просьбами о денежном пособии. Мудреного тут ничего не было: всякий знал, что он человек с хорошими средствами, по всему Петербургу ходили рассказы об его очень больших выигрышах. Но вслед за просьбами пошли и разные виды шантажа, угрозы обличений. Вот...
2. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 27. Размер: 50кб.
Часть текста: выхаживал по 25 верст и был в восхищении от живописных видов в окрестностях. Я ездила верхом и удила рыбу. Книг, журналов, газет было вдоволь, а за обедом и ужином, когда все собирались вместе, завязывались жаркие разговоры о разных тогдашних вопросах. Сами хозяева целое утро были заняты; у них много было дела, потому что они не держали управляющего, находя, что помещики обязаны иметь непосредственное сношение с своими крестьянами и что трудно уследить, чтобы управляющий не злоупотреблял своей властью над крестьянами. Кроме деревенского хозяйства, Толстые были заняты еще лечением; множество больных отовсюду являлись к ним. Они пробовали нанимать фельдшера для своих крестьян, но постоянно попадался или пьяница, или лентяй, или грубый в обхождении с больными, с которых не дозволялось брать никаких поборов. Толстые сами прочли множество руководств о домашнем лечении, а живя два года за границей, прошли фельдшерский курс, учились в заграничных больницах перевязывать раны, пускать кровь, одним словом, подавать первоначальную помощь в несчастных случаях. В их аптеке был обширный запас лекарств и даже заведен был тарантас, приспособленный для спокойного отправления больного в городскую больницу. Зимой на барском дворе во флигеле открывалась школа, куда крестьяне, если хотели, могли посылать своих детей учиться. Толстые предоставили самим крестьянам разбирать возникавшие между ними тяжебные дела и...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Часть текста: но и привлекательная брюнетка", - писал такой опытный ценитель, как Фет. И Павел Ковалевский то же самое: "красивая женщина", "нарядная, эффектная брюнетка". И полковник Щербачев то же самое: "молодая, красивая женщина". И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в...
4. Авдотья панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 22. Размер: 43кб.
Часть текста: которая своим появлением производила большое волнение в театре; из лож и в партере все смотрели на нее в бинокли, и даже гул пробегал по зрительной зале, так как каждый делал свое замечание о смелой особе. Это была барышня Пешель, бывшая институтка Смольного института, генеральская дочь. Пешель величаво проходила к своему креслу третьего ряда, как бы гордясь своей храбростью. Наружность ее шла к роли пионерки: она была высокого роста, довольно полная, с резкими чертами лица и сильная брюнетка. Она была русская, но тип ее лица был иностранный. Вообще Пешель проявила себя пионеркой не в одном партере итальянской оперы, а и в образе своей жизни. Тогда русские женщины боялись афишировать себя дамами полусвета и всегда старались запастись мужем. Пешель, хотя жила с матерью, но вдова-генеральша играла такую ничтожную роль в салоне своей дочери, что все равно как бы ее не было. Пешель задавала обеды, вечера с итальянскими второстепенными певцами и певицами. На ее обеды и вечера собиралось много светского мужского общества. Всех интересовало знать: кто дает ей средства жить так богато? Кроме пенсии, вдова и ее дочь ничего не имели. Но Пешель умела скрывать имя своего покровителя. Когда она начала сходить с ума от запутанных своих денежных дел, то и высказала имя своего покровителя, удивив всех, потому что он был важное чиновное лицо, уже имевшее внучат и постоянно проповедывавшее строгую нравственность в семейной жизни. Панаев познакомился с ней через своих приятелей, и В.П.Боткин...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 18. Размер: 45кб.
Часть текста: в первые петербургские годы. Один из своих рассказов (собственно, отрывок из романа) он назвал позднее "Петербургские углы". Но он мог бы - только на основе личных воспоминаний - написать и "Петербургские трущобы" похлеще Всеволода Крестовского, так как поскитался по ним, и какое-нибудь "Петербургское дно": пожалуй, и сам Горький не побывал на таком дне, на котором побывал Некрасов. Некрасов - первый наш, может быть за исключением Пушкина, городской поэт, во всяком случае, первый поэт урбанизированного города. "Некрасов, - скажет знаток темы Брюсов, - заплатил щедрую дань городу, запечатлев в своих стихах образ современного ему Петербурга, зарисовав те типы и те сцены, которые видел ежедневно, и его блеск и его мрак. Он сделал это не как фотограф, снимающий на своих пластинках все, что "подвертывается" под аппарат, но как художник-горожанин, сам живущий одной жизнью с современным городом, глубоко понявший его жуткое, магнетическое очарование. После Пушкина Достоевский и Некрасов - первые у нас поэты города..." Ни о какой городской бедности, ни о каком страдании, ни о каком унижении и оскорблении поэт не написал позднее со стороны - через все прошел сам. Был случай, когда он оказался нищее нищих, и нищие ему подали. Впрочем, петербургскую судьбу свою он выбрал сам, и выбрал тем более уверенно, что началась она почти блистательно. Ведь, что ни говори, главная надежда возлагалась - и для молодого поэта просто не могла не возлагаться - на литературу, на стихи. Нужно сказать об одной замечательной особенности Некрасова. Большая и все усиливающаяся замкнутость и закрытость души совмещалась с удивительным и все усиливающимся умением сходиться с людьми, привлекать их, со своеобразным обаянием. Без этого никогда не стал бы Некрасов выдающимся журналистом, издателем и, как теперь часто говорится, "организатором литературных сил". Недаром же гимназический мемуарист отметил, что товарищи "любили Николая за его характер". Этот характер совсем не являл...

© 2000- NIV