Cлово "ДЕНЬГИ, ДЕНЬГА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ДЕНЕГ, ДЕНЬГАМИ, ДЕНЬГУ, ДЕНЬГАХ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 32.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 27.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26.
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 22.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 18.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 17.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 17.
8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 17.
9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 16.
10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 16.
11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 16.
12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 15.
13. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 13.
14. Современники. Часть вторая
Входимость: 11.
15. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 11.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 10.
17. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 10.
18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 10.
19. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 8.
20. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 8.
21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 8.
22. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 8.
23. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 4. Счастливые
Входимость: 6.
24. Парийский Л. А.: В местах, воспетых Н. А. Некрасовым. Шода
Входимость: 5.
25. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 5.
26. Финансовые соображения
Входимость: 4.
27. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 4.
28. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 4.
29. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 4.
30. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 4.
31. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 4.
32. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 3.
33. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 3.
34. Папаша
Входимость: 3.
35. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 3. Савелий, богатырь святорусский
Входимость: 3.
36. Песня об "Аргусе"
Входимость: 3.
37. Коробейники
Входимость: 3.
38. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 3.
39. Балет
Входимость: 3.
40. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Богатый был барин
Входимость: 3.
41. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 2.
42. О погоде (уличные впечатления)
Входимость: 2.
43. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 2.
44. Княгиня ("Дом - дворец роскошный, длинный, двухэтажный...")
Входимость: 2.
45. Ночлеги
Входимость: 2.
46. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 2.
47. Провинциальный подьячий в Петербурге ("Ох, времечко! Скорехонько...")
Входимость: 2.
48. Забракованные
Входимость: 2.
49. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
Входимость: 2.
50. Из водевиля "Петербургский ростовщик"
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 32. Размер: 48кб.
Часть текста: счету взывали они житейски. Так, что сам размах и объем оказывавшейся Некрасовым помощи скорее поддерживали, чем ослабляли разговоры о богатстве и сплетни о сквалыжничестве. Между тем ведение финансовых дел требовало подчас - под угрозой разорения - определенных ограничений, четких условий и жестких правил. Благотворительность же рождала встречный напор, за которым часто и отчаяние, я стоны, и угрозы, и слезы, и шантаж. "В последние десять лет, - свидетельствует П. Боборыкин, - Некрасова одолевали и лично, и письменно просьбами о денежном пособии. Мудреного тут ничего не было: всякий знал, что он человек с хорошими средствами, по всему Петербургу ходили рассказы об его очень больших выигрышах. Но вслед за просьбами пошли и разные виды шантажа, угрозы обличений. Вот один из таких навязчивых просителей и явился раз в приемный день. Некрасов вышел из кабинета и раздраженно крикнул: - Что вам от меня угодно? Вы пристаете ко мне каждый день, пугаете меня, я вам сказал, что больше вам давать ничего не буду. И потом, обратясь к нам (нас было несколько человек), прибавил: - Просто житья нет в последнее время! Дошло до того, что дожидаются меня у подъезда и говорят всякие грубости..." К тому же по роду деятельности, оказываясь в центре литературно-журнальной, деловой жизни, Некрасов стоял перед лицом сил и людей (будь то богач-предприниматель, дворянин-помещик, государственный чиновник или пролетарий-разночинец) , имевших разные, иногда прямо противоположные, представления о чести и достоинстве, о богатстве и бедности, о щедрости и скупости. Все это с нарастанием - по мере приращения известности -...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 27. Размер: 50кб.
Часть текста: своей властью над крестьянами. Кроме деревенского хозяйства, Толстые были заняты еще лечением; множество больных отовсюду являлись к ним. Они пробовали нанимать фельдшера для своих крестьян, но постоянно попадался или пьяница, или лентяй, или грубый в обхождении с больными, с которых не дозволялось брать никаких поборов. Толстые сами прочли множество руководств о домашнем лечении, а живя два года за границей, прошли фельдшерский курс, учились в заграничных больницах перевязывать раны, пускать кровь, одним словом, подавать первоначальную помощь в несчастных случаях. В их аптеке был обширный запас лекарств и даже заведен был тарантас, приспособленный для спокойного отправления больного в городскую больницу. Зимой на барском дворе во флигеле открывалась школа, куда крестьяне, если хотели, могли посылать своих детей учиться. Толстые предоставили самим крестьянам разбирать возникавшие между ними тяжебные дела и подвергать виновных взысканиям, но крестьяне по привычке шли судиться к помещикам и этим отнимали у них много времени. Дворни у Толстых было немного, и каждый служащий получал жалованье, как вольная прислуга. Барщины и каких-либо поборов с баб, конечно, не существовало. Такие нововведения в управлении крестьянами возбуждали бесконечные толки в губернии; все соседи Толстых, крепостники-помещики, были страшно озлоблены на них, находя, что они подрывают помещичью власть. На Толстых сыпались нелепые доносы,...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Часть текста: в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался ее простоквашей. Те, перед кем мы теперь преклоняемся, нередко преклонялись перед нею. Чернышевский схватил однажды ее пухлую ручку и прижал к своим тонким губам [228]. Ему показалось, что Некрасов оскорбил ее, и, чтобы пристыдить...
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 22. Размер: 43кб.
Часть текста: Воспоминания. Глава шестая ГЛАВА ШЕСТАЯ Полина Виардо - Фестиваль у Тургенева - - Поездка за границу - Огарев, Гарибальди, Бакунин В сороковых годах состав итальянской оперы в Петербурге был замечательный; в ней пели знаменитые европейские певцы: Рубини, Тамбурини, Лаблаш; хотя их блестящее сценическое поприще уже было на Закате, но все-таки они своим пением доставляли большое наслаждение. Тогда в партер не ходили женщины; но нашлась одна пионерка, которая своим появлением производила большое волнение в театре; из лож и в партере все смотрели на нее в бинокли, и даже гул пробегал по зрительной зале, так как каждый делал свое замечание о смелой особе. Это была барышня Пешель, бывшая институтка Смольного института, генеральская дочь. Пешель величаво проходила к своему креслу третьего ряда, как бы гордясь своей храбростью. Наружность ее шла к роли пионерки: она была высокого роста, довольно полная, с резкими чертами лица и сильная брюнетка. Она была русская, но тип ее лица был иностранный. Вообще Пешель проявила себя пионеркой не в одном партере итальянской оперы, а и в образе своей жизни. Тогда русские женщины боялись афишировать себя дамами полусвета и всегда старались запастись мужем. Пешель, хотя жила с матерью, но вдова-генеральша играла такую ничтожную роль в салоне своей дочери, что все равно как бы ее не было. Пешель задавала обеды, вечера с итальянскими...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 18. Размер: 45кб.
Часть текста: "Петербургские трущобы" похлеще Всеволода Крестовского, так как поскитался по ним, и какое-нибудь "Петербургское дно": пожалуй, и сам Горький не побывал на таком дне, на котором побывал Некрасов. Некрасов - первый наш, может быть за исключением Пушкина, городской поэт, во всяком случае, первый поэт урбанизированного города. "Некрасов, - скажет знаток темы Брюсов, - заплатил щедрую дань городу, запечатлев в своих стихах образ современного ему Петербурга, зарисовав те типы и те сцены, которые видел ежедневно, и его блеск и его мрак. Он сделал это не как фотограф, снимающий на своих пластинках все, что "подвертывается" под аппарат, но как художник-горожанин, сам живущий одной жизнью с современным городом, глубоко понявший его жуткое, магнетическое очарование. После Пушкина Достоевский и Некрасов - первые у нас поэты города..." Ни о какой городской бедности, ни о каком страдании, ни о каком унижении и оскорблении поэт не написал позднее со стороны - через все прошел сам. Был случай, когда он оказался нищее нищих, и нищие ему подали. Впрочем, петербургскую судьбу свою он выбрал сам, и выбрал тем более уверенно, что началась она почти блистательно. Ведь, что ни говори, главная надежда возлагалась - и для молодого поэта просто не могла не возлагаться - на литературу, на стихи. Нужно сказать об одной замечательной особенности Некрасова. Большая и все усиливающаяся замкнутость и закрытость души совмещалась с удивительным и все усиливающимся умением сходиться с людьми, привлекать их, со своеобразным обаянием. Без этого никогда не стал бы Некрасов выдающимся журналистом, издателем и, как теперь часто говорится, "организатором литературных сил". Недаром же...

© 2000- NIV