• Наши партнеры
    Cosmopolite.kiev.ua - Записывайтесь на курс японский язык для начинающих в лингвистическом центре Космополит
  • Cлово "ДОЛГИЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: ДОЛГО, ДОЛЬШЕ, ДОЛГУЮ, ДОЛГАЯ

    1. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
    Входимость: 14.
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
    Входимость: 13.
    3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 11.
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
    Входимость: 10.
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 9.
    6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
    Входимость: 9.
    7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
    Входимость: 9.
    8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
    Входимость: 9.
    9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
    Входимость: 9.
    10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
    Входимость: 8.
    11. Русские женщины. Княгиня Трубецкая
    Входимость: 8.
    12. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
    Входимость: 8.
    13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
    Входимость: 8.
    14. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
    Входимость: 7.
    15. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
    Входимость: 7.
    16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
    Входимость: 7.
    17. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
    Входимость: 7.
    18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
    Входимость: 6.
    19. Мороз, Красный Нос
    Входимость: 6.
    20. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
    Входимость: 6.
    21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
    Входимость: 6.
    22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
    Входимость: 6.
    23. Дедушка (Посвящается З-н-ч-е)
    Входимость: 6.
    24. Саша. Поэма.
    Входимость: 6.
    25. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
    Входимость: 5.
    26. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 5.
    27. Коробейники
    Входимость: 5.
    28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
    Входимость: 5.
    29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
    Входимость: 4.
    30. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
    Входимость: 4.
    31. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
    Входимость: 4.
    32. Современники. Часть вторая
    Входимость: 4.
    33. Катерина
    Входимость: 4.
    34. Карп Пантелеич и Степанида Кондратьевна (Поэма в индийском вкусе) ("Жил-был красавец, по имени Карп, Пантелея...")
    Входимость: 3.
    35. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Пролог
    Входимость: 3.
    36. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
    Входимость: 3.
    37. * * * (Да, наша жизнь текла мятежно...)
    Входимость: 3.
    38. * * * (Самодовольных болтунов...)
    Входимость: 3.
    39. Из поэмы "Мать"
    Входимость: 3.
    40. Суд (Современная повесть)
    Входимость: 3.
    41. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
    Входимость: 3.
    42. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
    Входимость: 3.
    43. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
    Входимость: 3.
    44. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
    Входимость: 3.
    45. Николай Скатов. Некрасов
    Входимость: 3.
    46. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
    Входимость: 3.
    47. Рыцарь на час
    Входимость: 3.
    48. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Приобретение карабихи: "Владелец роскошных палат"
    Входимость: 3.
    49. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 4. Демушка
    Входимость: 3.
    50. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Род Некрасовых. Родители поэта
    Входимость: 3.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
    Входимость: 14. Размер: 50кб.
    Часть текста: пышным одеяньем, Сребром и золотом горя, С нетерпеливым ожиданьем Толпой придворные царя, Его сотрудники лихие В пирах, охоте и войне, Во всём равно передовые, Стоят на правой стороне. Налево легкий штат царицы: Прекрасный пол во всей красе; В одежде праздничной девицы В сомкнутой длинной полосе Красивой выстроились цепью И, засветив улыбкой взгляд, Как в бурю небо с водной степью, С противным строем говорят... Вот рать! брадою Чернобога Поклясться смело может свет, Что побежденных ею много, А победителя ей - нет! Выходит царь. Ему подводят Его любимого коня, За ним жена и сын выходят, И дочь - ясней младого дня; Мила как юная Зимцерла, Она улыбкой всех дарит - И ряд зубов, белее перла, Глаза и души ворожит. Она заносит ножку в стремя - Не смея духа перевесть, Мужчин завистливое племя Глазами радо ножку съесть; Коня погладит ручкой ловкой - Всем ручка видится во сне; Шутя кивнет кому головкой - И взоры всех в той стороне; Посмотрит на кого сурово - Тот и печален и угрюм; Моргнет ли бровью, скажет слово - В тупик поставит самый ум. И наши деды знали толк Ценить поэзию правдиво: Был у Плениры целый полк Рабов влюбленных - и не диво!.. К нам по преданиям дошло, Переходя от деда к внуку, Что тот, презреньем ввержен в муку, Весь век страдал; того сожгло Одной улыбкой благосклонной; Тот, говорун неугомонный, От изумленья онемел, Когда ей в очи поглядел... Куда же едут царь с царицей И с белолицей царь-девицей? Куда мужчин и женщин рать Собралась их сопровождать?.. Царь, утомясь победной славой, Любил с зверьми вести войну, И как охота в старину Была и женскою забавой, То и царица с ним...
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
    Входимость: 13. Размер: 42кб.
    Часть текста: Он даже перестал кланяться и гордо и насмешливо смотрел на Некрасова и Панаева; они удивлялись таким выходкам Достоевского. Петрашевский не бывал у нас, но знал Панаева и иногда при встрече разговаривал с ним. Петрашевский имел всегда вид мрачный; он был небольшого роста, с большой черной бородой, длинными волосами, всегда ходил в плаще и в мягкой шляпе с большими полями и с толстой палкой. Дачников тогда в Парголове проживало немного, так что все знали не только друг друга в лицо, но и образ жизни каждого. Частые сборища молодежи у Петрашевского были известны всем дачникам. Петрашевского часто можно было встретить на прогулках, окруженного молодыми людьми. В 1848 году Кавелин и Редкин оставили Московский университет и переселились в Петербург искать себе другого рода службу. Многие винили Грановского за то, что он остался при университете. Но Грановский прямо заявил, что никогда не оставит Московского университета, что бы там ни творилось. "Я не могу жить без Московского университета, - твердил он, - и никакие перемены в нем не заставят меня бросить его!" В это время Грановский приехал на короткое время в Петербург по делам. Он погостил у нас на даче два дня вместе с Кавелиным. В 1848 году строгость цензуры дошла до того, что из шести повестей, назначенных в "Современник", ни одна не была пропущена, так что нечего было набирать для ближайшей книжки. В самом невинном рассказе о бедном чиновнике цензор усмотрел намерение автора выставить плачевное положение чиновников в России. Приходилось печатать в отделе беллетристики переводы. Роман Евгения Сю не был дозволен, оставалось пробавляться Ламартином. Некрасову пришла мысль...
    3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 11. Размер: 119кб.
    Часть текста: миру. Вообще такая грандиозная Россия с ее решающим участием в европейских судьбах до поры до времени питала многие надежды и иллюзии многих. Тому же Тютчеву борьба России с Западом мыслилась почти апокалипсически: начавшаяся Крымская, хотя Крымом и не ограничившаяся, война эти настроения бесконечно оживляла и усиливала:   Великих зрелищ, мировых судеб Поставлены мы зрителями ныне: Исконные, кровавые враги, Соединясь, идут против России, Пожар войны полмира обхватил, И заревом зловещим осветились Деяния держав миролюбивых... Обращены в позорище вражды Моря и суша... Медленно и глухо К нам двинулись громады кораблей, Хвастливо предрекая нашу гибель, И наконец, приблизились - стоят Пред укрепленной русскою твердыней... И ныне в урне роковой лежат Два жребия... и наступает время, Когда решитель мира и войны Исторгнет их всесильною рукой И свету потрясенному покажет.   Вот эти стихи можно было бы назвать концентрированным поэтическим выражением тютчевского восприятия событий. Но принадлежат эти стихи не Тютчеву, а... Некрасову. Иллюзия принадлежности стихотворения Тютчеву была столь полной, что в 1890 году газета "Новое время" перепечатала его как принадлежащее Тютчеву и лишь позднее оговорила ошибку: действительно, опубликованное в "Современнике" Љ 7 за 1854 год без подписи, оно вошло еще в некрасовский сборник 1856 года. Мнение же, что это стихотворение напоминает тютчевские мысли, первым...
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
    Входимость: 10. Размер: 74кб.
    Часть текста: Так что быстро зашагавшую было в эпоху реформ русскую гласность, иногда обгоняя, иногда шагая в ногу, но почти никогда не отставая, по-прежнему сопровождал давеж. Первым пострадал "Современник". В начале сентября один из членов главного цензурного ведомства, сообщая по инстанции об "упорном, одностороннем и вредном направлении" журнала, рекомендовал сделать редакции "Современника" последнее предупреждение, а затем, "если оно не будет принято ею в уважение в следующих книжках журнала, должно, для пользы государственной, испросить у его императорского величества решительное запрещение этого журнала". А счет шел уже не на вымаранные строчки, а на изъятых людей. Еще летом в счастливую некрасовскую деревенскую пору творческого подъема, художественной свободы и поэтической легкости член редколлегии журнала и, как теперь сказали бы, заведующий иностранным отделом Михаил Илларионович Михайлов провез, возвращаясь из-за границы, сотни экземпляров написанной им и напечатанной Герценом прокламации "К молодому поколению". Прокламации революционной, адресованной молодежи, которая, как полагали авторы (соавтором Михайлова был Шелгунов), и возглавит народное восстание. Европейски образованный, поэтически талантливый, человечески бескорыстный и честный, Михайлов был чутким политически и действенным граждански человеком. 1 сентября 1861 года он был арестован за распространение своей прокламации. Кстати сказать, и само распространение поражает как гражданской смелостью, так и политической наивностью: по почте и даже с доставкой нескольким первым лицам, в частности и начальнику Третьего отделения графу Шувалову. Как почти всегда в таких случаях, не обошлось и без провокатора. Вся история с Михайловым очень характерно сконцентрировала и выразила многие особенности...
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 9. Размер: 83кб.
    Часть текста: влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался ее простоквашей. Те, перед кем мы теперь преклоняемся, нередко преклонялись перед нею. ...

    © 2000- NIV