Cлово "РЕЗКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: РЕЗКО, РЕЗКИМ, РЕЗКОЕ, РЕЗКИМИ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 5.
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 4.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 4.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 4.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 3.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2.
7. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 2.
8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 2.
9. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 2.
10. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 2.
11. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 2.
12. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 2.
13. Пропала книга!
Входимость: 1.
14. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 1.
15. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 1.
16. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 1.
17. Кому на Руси жить хорошо
Входимость: 1.
18. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 1.
19. Княгиня ("Дом - дворец роскошный, длинный, двухэтажный...")
Входимость: 1.
20. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 1.
21. Горе старого Наума (Волжская быль)
Входимость: 1.
22. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 1.
23. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 1.
24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 1.
25. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 1.
26. Современники. Часть вторая
Входимость: 1.
27. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 1.
28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 1.
29. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 1.
30. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 1.
31. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 1.
32. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 1.
33. Чиновник ("Как человек разумной середины...")
Входимость: 1.
34. * * * (Мы с тобой бестолковые люди...)
Входимость: 1.
35. Притча
Входимость: 1.
36. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 1.
37. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 1.
38. Гимн "Времени"
Входимость: 1.
39. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 5. Размер: 44кб.
Часть текста: что она "тупица", даже удивлялись, как мог Грановский жениться на такой неуклюжей немке, которая, кроме хозяйства, ничем не интересовалась. Заводить новое дамское знакомство мне вовсе не хотелось, но сам Грановский так мне понравился и так мило сказал, что ему очень хотелось бы, чтобы я познакомилась с его женой, что я не могла отказаться. Во взгляде и в манерах Грановского было столько мягкости, что он мгновенно располагал к себе человека. Жена Грановского, Елизавета Богдановна, не отличалась красотой; она была необычайно застенчива, но зато в каждом ее слове чувствовалась искренняя простота. С первого же разу мы так сошлись, точно давно уже были знакомы. У нас оказалось много общего во взглядах на вещи; я очень приятно провела с ней время и дала слово на другой день опять приехать. Семейство Щепкиных было на даче, Аксаковы уехали в свое имение, так что у меня в Москве не было знакомых, и Грановские уговорили меня приезжать к ним обедать всякий раз, когда Панаев был приглашен куда-нибудь. Бывая почти целый день у Грановских, я могла узнать их домашнюю жизнь. Приятно было видеть согласие между мужем и женой; без всяких особенных нежностей они оба искренно любили друг друга. Жена Грановского не говорила мне о своей любви к мужу, но эта любовь выражалась в ее заботах, чтобы ему было спокойно, чтобы никакие хозяйственные дрязги не доходили до него. Грановский очень любил чистоту в доме и хороший стол, и жена усердно заботилась об этом. Доходы Грановского ограничивались профессорским жалованьем, а потому жене его поневоле нужно было самой входить в хозяйство. Оказалось, что жена Грановского отлично знала немецкую литературу, читала много, была хорошая музыкантша, так что, по своему образованию и развитию, выделялась между другими женщинами, но, по скромности характера, ей и в голову не приходило, что следовало заявлять об этом в кружке,...
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 4. Размер: 73кб.
Часть текста: Под воду должны были уйти почти все селения Костромского района, связанные с именем Некрасова. В принципе, от затопления наверняка можно было спасти хотя бы Вёжи, если бы в этом месте защитная дамба прошла на один километр западнее, и Вёжи оказались под её укрытием. Думается, что если бы к началу 50-х годов Вёжи были широко известны как родина дедушки Мазая, то, учитывая официальный культ Некрасова, её, возможно, удалось бы спасти от гибели. Безусловно, доля вины за гибель Вежей лежит на некрасоведах, историках, краеведах – в первую очередь, костромских. В их оправдание нельзя не напомнить, что в период «великого перелома» костромское краеведение, как и везде, было разгромлено, и судьба многих знатоков нашего края сложилась трагично (вспомним хотя бы Н. Н. Виноградова). С начала 50-х годов в Зарецком крае началась работа по переселению жителей. Всеми работами по созданию водохранилища ведала специально созданная организация – Гидрострой, управление которого разместилось на окраине Костромы, в Трудовой (Ипатьевской) слободе. Как первые вестники беды, летом 1953 года в окрестностях Вежей появились земснаряды, начавшие намыв защитной дамбы, которая должна была разделить Заречье на затопляемую и незатопляемую зоны. «Летом 1953 г. из реки Узоксы в озеро Великое вошёл первый земснаряд и, опустив свой десятиметровый хобот, приступил к намыву дамбы. Чуть позднее земснаряд вошёл в...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Часть текста: День был неприемный, да и было еще очень рано, чтобы кто-нибудь из посторонних мог находиться в редакции. Я вошла в комнату, взяла со стола книгу и, когда повернулась, чтобы уйти, заметила господина, сидящего в углу. Это был молодой человек небольшого роста в черном поношенном сюртуке, наглухо застегнутом. Он исподлобья взглянул на меня и мгновенно опустил глаза. Я подивилась, что человек Некрасова не предупредил посетителя, что ему придется очень долго ждать редактора. Некрасов вставал поздно. Выражение лица молодого человека было такое хмурое, что я не решилась предупредить его об этом и ушла из комнаты; встретив в передней лакея, я спросила его, почему он не предупредил посетителя, что ему придется ждать очень долго. Оказалось, что лакей предупреждал молодого посетителя, но тот ответил, что живет очень далеко и лучше подождет. Я приказала человеку подать посетителю газеты, а в двенадцать часов послала ему стакан кофе с хлебом. Я поинтересовалась узнать от Некрасова о терпеливом посетителе. - Из Перми приехал - ответил Некрасов, - принес свое произведение; я обещал ему дня через три просмотреть рукопись и дать ответ [219]. Пожалуйста, напомните мне завтра об этом. Видно по всему, что молодой человек, должно быть, в очень плохом денежном положении. - Во всяком случае, если рукопись окажется плохой, то вы лично переговорите с ним. Как у приезжего, у него, может быть, нет никого знакомых в Петербурге. Часто случалось, что Некрасов возвращал рукописи новичкам-авторам не лично сам. - Конечно, переговорю с ним. Я проспал и спешу выехать, не успев хорошенько расспросить молодого человека, да и он сам не был расположен говорить, - сказал Некрасов и добавил: - вы бы хоть начало рукописи прочитали, стоит ли мне и приниматься за нее. Я вечером же села читать рукопись под...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Часть текста: месяцев. О внутреннем содержании жизни в это время можно только догадываться. Как переживалась, например, смерть матери? Из всего известного нам (письма, воспоминания и т. п.) следует: не обмолвился ни одним словом - как будто ничего не произошло. А ведь по отношениям с матерью и к матери ясно, какая была пережита драма. Тем более что за довольно короткий срок умер (после смерти брата) второй из трех - и самый близкий из близких - человек. Через год умрет третий и последний: сестра Лиза. И тоже о внешней реакции на эту смерть мы ничего не знаем. Осталось несколько оброненных фраз - но каких: известие "чуть не убило меня". Понятно. Ведь это означало, что в целом свете со своей скорбью уже не к кому больше идти. Для самого страдания не оказалось выходов ни к чьему состраданию. Круг безысходности замкнулся. И разомкнется только тогда, когда сам он в себе самом откроет сострадание, то есть возникнут "посылки" к другим и так - "круговая порука", когда на других изольет тоску по себе самом и на этом, собственно, станет великим, и именно русским, народным поэтом. Но это позднее. Отсутствие же внешних житейских проявлений скорби и страдания, как и почти всегда у Некрасова, говорит о тем большей глубинности потрясения: ...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 3. Размер: 119кб.
Часть текста: публицисты и современные государственные деятели, глобально мыслившие, пытались охватить грандиозный масштаб событий: тем более, что война становилась если не мировой, то уже полумировой. Одним из таких деятелей был Тютчев. Именно ему ярче прочих рисовался захватывающий образ России, объединенной и несущей начала единения и братства миру. Вообще такая грандиозная Россия с ее решающим участием в европейских судьбах до поры до времени питала многие надежды и иллюзии многих. Тому же Тютчеву борьба России с Западом мыслилась почти апокалипсически: начавшаяся Крымская, хотя Крымом и не ограничившаяся, война эти настроения бесконечно оживляла и усиливала:   Великих зрелищ, мировых судеб Поставлены мы зрителями ныне: Исконные, кровавые враги, Соединясь, идут против России, Пожар войны полмира обхватил, И заревом зловещим осветились Деяния держав миролюбивых... Обращены в позорище вражды Моря и суша... Медленно и глухо К нам двинулись громады кораблей, Хвастливо предрекая нашу гибель, И наконец, приблизились - стоят Пред укрепленной русскою твердыней... И ныне в урне роковой лежат Два жребия... и наступает время, Когда решитель мира и войны Исторгнет их всесильною рукой И свету потрясенному покажет.   Вот эти стихи можно было бы назвать концентрированным поэтическим выражением тютчевского восприятия событий. Но принадлежат ...

© 2000- NIV