Cлово "ЖЕСТОКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖЕСТОКО, ЖЕСТОКИЕ, ЖЕСТОКОЙ, ЖЕСТОК

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 4.
2. Суд (Современная повесть)
Входимость: 4.
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 3.
4. О погоде (уличные впечатления)
Входимость: 3.
5. * * * (Несчастные)
Входимость: 2.
6. Уныние
Входимость: 2.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 2.
8. * * * (Когда горит в твоей крови..." (Из романа "Три страны света"))
Входимость: 2.
9. Разговор ("Что ты, душа, так ноешь, страждешь...")
Входимость: 2.
10. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 2.
11. Кому на Руси жить хорошо. Пир на весь мир. 1. Горькое время - горькие песни
Входимость: 2.
12. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Грешневское детство поэта
Входимость: 2.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 2.
14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 2.
15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 2.
16. * * * (Умру я скоро. Жалкое наследство...)
Входимость: 1.
17. Из рецензии на "Русский патриот. Отечественное песнопение..."
Входимость: 1.
18. * * * (Тяжелый год - сломил меня недуг...)
Входимость: 1.
19. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 1.
20. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 1.
21. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
Входимость: 1.
22. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 1.
23. Изгнанник ("Еще младенцу в колыбели...")
Входимость: 1.
24. Дедушка Мазай и зайцы
Входимость: 1.
25. Мороз, Красный Нос
Входимость: 1.
26. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
Входимость: 1.
27. Кому на Руси жить хорошо. Пир на весь мир. 2. Странники и богомольцы
Входимость: 1.
28. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 1.
29. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 1.
30. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 1.
31. Современники. Часть вторая
Входимость: 1.
32. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 1.
33. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 1.
34. * * * (Еще звено от цепи вековой...)
Входимость: 1.
35. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 1.
36. Журналист-рутинер
Входимость: 1.
37. * * * (Семьдесят лет бессознательно жил...)
Входимость: 1.
38. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 1.
39. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 1.
40. Рыцарь на час
Входимость: 1.
41. * * * (Так это шутка? Милая моя...)
Входимость: 1.
42. Притча
Входимость: 1.
43. Свадьба ("В сумерки в церковь вхожу. Малолюдно...")
Входимость: 1.
44. Деловой разговор ("Вот почта новая. Какая груда дел!..")
Входимость: 1.
45. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Богатый был барин
Входимость: 1.
46. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 1.
47. * * * (Смолкли честные, доблестно павшие...)
Входимость: 1.
48. На Волге (Детство Валежникова)
Входимость: 1.
49. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Род Некрасовых. Родители поэта
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 4. Размер: 83кб.
Часть текста: был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался ее простоквашей. Те, перед кем мы теперь преклоняемся, нередко преклонялись перед нею. Чернышевский схватил однажды ее пухлую ручку и прижал к своим тонким губам [228]. Ему показалось, что Некрасов оскорбил ее, и, чтобы пристыдить оскорбителя, он с преувеличенной, демонстративной почтительностью приложился к ее руке. Это вышло неуклюже; но и впоследствии, уже без всяких демонстраций, просто...
2. Суд (Современная повесть)
Входимость: 4. Размер: 11кб.
Часть текста: вечерком" Я перепуган был звонком, Внезапным, властным... Вот опять! Зачем и кто - как угадать? Как сладить с бедной головой, Когда врывается толпой В нее тревожных мыслей рой? Вечерний звон! вечерний звон! Как много дум наводит он! За много лет всю жизнь мою Припомнил я в единый миг, Припомнил каждую статью И содержанье двух-трех книг, Мной сочиненных. Вспоминал Я также то, где я бывал, О чем и с кем вступал я в спор; А звон неумолим и скор, Меж тем на миг не умолкал, Пока я брюки надевал... О невидимая рука! Не обрывай же мне звонка! Тотчас я силы соберу, Зажгу свечу - и отопру. Гляжу - чуть теплится камин. Невинный "Модный магазин" (Издательницы Софьи Мей) И письма - память лучших дней - Жены теперешней моей, Когда, наивна и мила, Она невестою была, И начатый недавно труд, И мемуары - весом в пуд, И приглашенья двух вельмож, В дома которых был я вхож, До прейскуранта крымских вин - Всё быстро бросил я в камин! И если б истребленья дух Насытить время я имел, Камин бы долго не потух. Но колокольчик мой звенел Что миг - настойчивей и злей. Пылай, камин! Гори скорей, Записок толстая тетрадь! Пора мне гостя принимать... Ну, догорела! Выхожу В гостиную - и нахожу Жену... О, верная жена! Ни слез, ни жалоб, лишь бледна. Блажен, кому дана судьбой Жена с геройскою душой, Но тот блаженней, у кого Нет близких ровно никого... "Не бойся ничего! поверь, Всё пустяки!"- шепчу жене, Но голос...
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 3. Размер: 58кб.
Часть текста: (часть 7) "...ВМЕСТЕ С ОДНИМ СОТРУДНИКОМ"   Некрасов был бы точнее, если бы написал в стиле нашего времени: "произвел вместе с одной сотрудницей роман". Тем более что роман был произведен не только литературный, но и жизненный, житейский. Впрочем, даже сам этот жизненный и житейский роман. Некрасова и Авдотьи Панаевой, в свою очередь, стал многократно, по крайней мере трижды, литературным. Во-первых, это оказался роман мужчины и женщины, которые были писателями - оба. Дело для того времени совсем не частое: прозаик Николай Филиппович Павлов и его жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни...
4. О погоде (уличные впечатления)
Входимость: 3. Размер: 25кб.
Часть текста: И едва ли кто в городе спал: Ночью пушечный гром грохотал, Не до сна! Вся столица молилась, Чтоб Нева в берега воротилась, И минула большая беда - Понемногу сбывает вода. Начинается день безобразный - Мутный, ветреный, темный и грязный. Ах, еще бы на мир нам с улыбкой смотреть! Мы глядим на него через тусклую сеть, Что как слезы струится по окнам домов От туманов сырых, от дождей и снегов! Злость берет, сокрушает хандра, Так и просятся слезы из глаз. Нет! Я лучше уйду со двора... Я ушел - и наткнулся как раз На тяжелую сцену. Везли на погост Чей-то вохрой окрашенный гроб Через длинный Исакиев мост. Перед гробом не шли ни родные, ни поп, Не лежала на нем золотая парча, Только, в крышу дощатого гроба стуча, Прыгал град да извозчик-палач Бил кургузым кнутом спотыкавшихся кляч, И вдоль спин побелевших удары кнута Полосами ложились. Съезжая с моста, Зацепила за дроги коляска, стремглав С офицером, кричавшим: "Пошел!"- проскакав, Гроб упал и раскрылся. "Сердечный ты мой! Натерпелся ты горя живой, Да пришлося терпеть и по смерти... То случится проклятый пожар, То теперь наскакали вдруг - черти! Вот уж подлинно бедный Макар! Дом-то, где его тело стояло, Загорелся, - забыли о нем,- Я схватилась: побились немало, Да спасли-таки гроб целиком, Так опять неудача сегодня! Видно, участь его такова... Расходилась рука-то господня, Не удержишь!.." Такие слова Говорила бездушно и звонко, Подбежав к мертвецу впопыхах, Провожавшая гроб старушонка, В кацавейке, в мужских сапогах. "Вишь, проклятые! Ехать им тесно!" -"Кто он был?" - я старуху спросил. "Кто он был? да чиновник, известно; В департаментах разных служил. Петербург ему солон достался: В наводненье жену потерял, Целый век по квартирам таскался И четырнадцать раз погорал. А уж службой себя как неволил! В будни сиднем сидел да писал, А по праздникам ноги мозолил - Всё начальство свое поздравлял. Вот и кончилось тем - простудился! Звал из Шуи родную сестру, Да деньжонок послать поскупился. "Так один, говорит, и...
5. * * * (Несчастные)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Часть текста: не властно. Правый боже! Ужели долгая тюрьма, Ограбив сердце без пощады, Душе моей не даст отрады В воспоминаньи юных лет?.. Иль точно нам отрады нет? Увы! Там душно, там пустыня. Любя, прощая, чуть дыша, Там угасает, как рабыня, Святая женская душа. Переступить порог не смея, Тоски и ужаса полна, Так вянет сказочная фея В волшебном замке колдуна. Воображенье прихотливо Рисует ей другие дни: В чертогах, убранных на диво, Горят венчальные огни; Невеста ждет, жених приходит, И речь его тиха, нежна... Где ум красавицы не бродит, Чего не думает она? Ликует день, щебечут птицы, Красою блещут небеса, Доходят до дверей темницы Любви и воли голоса, - Но ей нет воли, нет отрады. Не нужно камней дорогих, Возьмите пышные наряды! Где мать? где сестры? где жених? Где няня с песенкой и сказкой? Никто не сжалится над ней, И только докучает лаской Противный, старый чародей. Но нет!.. Она любить не станет, Скорей умрет... Уходит он И в гневе подданных тиранит. Кругом проклятья, вопли, стон... Но в сказке витязь благородный Придет - волшебника убьет И клочья бороды негодной К ногам красавицы свободной С рукой и сердцем принесет. А здесь?.. Рога трубят ретиво, Пугая ранний сон детей, И воют псы нетерпеливо... До солнца сели на коней - Ушли... Орды вооруженной Не видит глаз, не слышит слух, И бедный дом, как осажденный, Свободно переводит дух. Меняя быстро пост невольный На празднословье и вино, Спешит забыться раб невольный. Но есть одна: ей всё равно! В ее душе светлей не станет! Всё тот же мрак, всё тот же гнет: И сон перерванный не манит, И утро к жизни не зовет. Скорей, затворница немая, Рыданьем душу отведи! Терпи любя, терпи прощая, И лучшей участи не жди!.. Осаду ненадолго сняли... Вот вечер - снова рог трубит. Примолкнув, дети побежали, Но мать остаться им велит; Их взор уныл, невнятен лепет... Опять содом, тревога, трепет! А ночью свечи зажжены, Обычный...

© 2000- NIV