Cлово "ЖИТЕЙСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖИТЕЙСКИХ, ЖИТЕЙСКОЙ, ЖИТЕЙСКОГО, ЖИТЕЙСКИЕ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 5.
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 5.
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 5.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 4.
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 3.
6. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 3.
7. Сцены из лирической комедии "Медвежья охота"
Входимость: 3.
8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 3.
9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 2.
10. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 2.
11. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 2.
12. Красавице ("Красавица! не пой веселых песен мне!..")
Входимость: 1.
13. Поэт и гражданин ("Опять один, опять суров...")
Входимость: 1.
14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 1.
15. Детство (Неоконченные записки)
Входимость: 1.
16. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 1.
17. Дума ("О чем тоска и сокрушенье...")
Входимость: 1.
18. Горе старого Наума (Волжская быль)
Входимость: 1.
19. Мороз, Красный Нос
Входимость: 1.
20. Русские женщины. Княгиня Трубецкая
Входимость: 1.
21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 1.
22. Из рассказа "Как опасно предаваться..." ("Месяц бледный сквозь щели глядит...")
Входимость: 1.
23. Разговор ("Что ты, душа, так ноешь, страждешь...")
Входимость: 1.
24. Изгнанник ("Еще младенцу в колыбели...")
Входимость: 1.
25. * * * (Ночь. Успели мы всем насладиться...)
Входимость: 1.
26. Ангел смерти ("Придет пора преображенья...")
Входимость: 1.
27. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
Входимость: 1.
28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 1.
29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 1.
30. Псовая охота ("Сторож вкруг дома господского ходит...")
Входимость: 1.
31. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 5. Размер: 44кб.
Часть текста: почву ногами - не попасть бы на болотину - и, наконец, ступил - твердой ногой на твердую землю: впервые как раз в 1861 году. Не случайно Достоевский так просит Некрасова дать стихи в его новый журнал - в "почвенническое" "Время" и Некрасов такие стихи дает: помимо "Крестьянских детей", там печатаются отрывки из поэмы "Мороз, Красный нос". Само это движение к "почве" - очень наглядно хронологически. Мы видим, как уплотняется к 1861 году "график" посещения родных мест. После первого, в 1841 году - перерыв в четыре года, - новый приезд в 1845 году и отъезд на целых восемь (!) лет до 1853 года, затем визит 1855 года с новым перерывом до 1858 года. И здесь уже подряд: 1858, 1859, 1860, 1861-й. А далее тоже почти каждый год - и до конца. Это и понятно. Еще раз вернемся к строкам:   Опять она, родная сторона, С ее зеленым благодатным летом! И вновь душа поэзией полна... Да, только здесь могу я быть поэтом!   Это начало стихотворения, которое называется - "Начало поэмы". Само это стихотворение 1864 года ни в какую поэму не продолжилось. Но, в сущности, все творчество Некрасова от 1861 года есть начало большой народной поэмы: уже написаны "Коробейники", уже окончен "Мороз, Красный нос", уже начато "Кому на Руси жить хорошо"... А раз "только здесь могу я быть поэтом", то нужно и быть "здесь", если не постоянно, то как можно часто и долго. "Знаете, - пишет Некрасов за границу Добролюбову в самом конце 1860 года, - я думаю, по возвращении Вашем Вам нужно будет взять на себя собственно редакцию "Соврем..." ...Я располагаю большую часть года жить в деревне". И в этом же письме: "Хандра меня донимает по обыкновению, но в деревне я был доволен жизнью и долго там сидел (4 ноября только водворился в Петерб.)". Поэт начинает думать, как водвориться в деревне. Деревня питает поэзию, нужны условия для создания поэзии. Некрасов обращается за помощью к отцу. Отец немедленно предлагает передать свое Грешнево. Тем более что сам...
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 5. Размер: 58кб.
Часть текста: по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается фактическим другом обоих, то есть этого нового семейства, другом и уже без всяких кавычек и двусмысленностей. При этом все почти всю жизнь проживают в одном месте: буквально - почти в одной квартире, точнее, на одном этаже. Вот уж сюжетец-то был для постоянных и всяческих толков и перетолков. Алексей Феофилактович Писемский, например, даже не посовестился выдать такой публичный пассаж в своей "Библиотеке для чтения": "Интересно знать, не опишет ли он (Панаев. - Н. С.) тот краеугольный камень, на котором основалась его замечательная в высшей степени дружба с г. Некрасовым". Впрочем, включить эти строки в собрание сочинений Писемский, видимо, посовестился - их там нет. Кстати сказать, не стоял ли позднее образ этого странного треугольника и перед Чернышевским, ...
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 5. Размер: 119кб.
Часть текста: в пушкинском "Клеветникам России" сформулированный вызов: "Вы грозны на словах, попробуйте на деле", был принят. Враги попробовали "на деле". Немногие публицисты и современные государственные деятели, глобально мыслившие, пытались охватить грандиозный масштаб событий: тем более, что война становилась если не мировой, то уже полумировой. Одним из таких деятелей был Тютчев. Именно ему ярче прочих рисовался захватывающий образ России, объединенной и несущей начала единения и братства миру. Вообще такая грандиозная Россия с ее решающим участием в европейских судьбах до поры до времени питала многие надежды и иллюзии многих. Тому же Тютчеву борьба России с Западом мыслилась почти апокалипсически: начавшаяся Крымская, хотя Крымом и не ограничившаяся, война эти настроения бесконечно оживляла и усиливала:   Великих зрелищ, мировых судеб Поставлены мы зрителями ныне: Исконные, кровавые враги, Соединясь, идут против России, Пожар войны полмира обхватил, И заревом зловещим осветились Деяния держав миролюбивых... Обращены в позорище вражды Моря и суша... Медленно и глухо К нам двинулись громады кораблей, Хвастливо предрекая нашу гибель, И наконец, приблизились - стоят Пред укрепленной русскою твердыней... И ныне в урне роковой лежат Два жребия... и наступает время, Когда решитель мира и войны Исторгнет их всесильною рукой И свету потрясенному покажет.   Вот эти стихи можно было бы назвать концентрированным поэтическим выражением тютчевского восприятия событий. Но принадлежат эти стихи не Тютчеву, а... Некрасову. Иллюзия принадлежности стихотворения Тютчеву была столь полной, что в 1890 году газета "Новое время" перепечатала его как принадлежащее Тютчеву и лишь позднее оговорила ошибку: действительно, опубликованное в "Современнике" Љ 7 за...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: позднее "Петербургские углы". Но он мог бы - только на основе личных воспоминаний - написать и "Петербургские трущобы" похлеще Всеволода Крестовского, так как поскитался по ним, и какое-нибудь "Петербургское дно": пожалуй, и сам Горький не побывал на таком дне, на котором побывал Некрасов. Некрасов - первый наш, может быть за исключением Пушкина, городской поэт, во всяком случае, первый поэт урбанизированного города. "Некрасов, - скажет знаток темы Брюсов, - заплатил щедрую дань городу, запечатлев в своих стихах образ современного ему Петербурга, зарисовав те типы и те сцены, которые видел ежедневно, и его блеск и его мрак. Он сделал это не как фотограф, снимающий на своих пластинках все, что "подвертывается" под аппарат, но как художник-горожанин, сам живущий одной жизнью с современным городом, глубоко понявший его жуткое, магнетическое очарование. После Пушкина Достоевский и Некрасов - первые у нас поэты города..." Ни о какой городской бедности, ни о каком страдании, ни о каком унижении и оскорблении поэт не написал позднее со стороны - через все прошел сам. Был случай, когда он оказался нищее нищих, и нищие ему подали. Впрочем, петербургскую судьбу свою он выбрал сам, и выбрал тем более уверенно, что началась она почти блистательно. Ведь, что ни говори, главная надежда возлагалась - и для молодого поэта просто не могла не возлагаться - на литературу, на стихи. Нужно сказать об одной замечательной особенности Некрасова. Большая и все усиливающаяся...
5. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 3. Размер: 48кб.
Часть текста: были почти любого беспрерывно провоцировать на готовность искать немедленный отклик со стороны Некрасова-человека, требовать абсолютных соответствий слова и дела. Случилось так, что чем сильнее стихи были поэтически, к тем более категоричному счету взывали они житейски. Так, что сам размах и объем оказывавшейся Некрасовым помощи скорее поддерживали, чем ослабляли разговоры о богатстве и сплетни о сквалыжничестве. Между тем ведение финансовых дел требовало подчас - под угрозой разорения - определенных ограничений, четких условий и жестких правил. Благотворительность же рождала встречный напор, за которым часто и отчаяние, я стоны, и угрозы, и слезы, и шантаж. "В последние десять лет, - свидетельствует П. Боборыкин, - Некрасова одолевали и лично, и письменно просьбами о денежном пособии. Мудреного тут ничего не было: всякий знал, что он человек с хорошими средствами, по всему Петербургу ходили рассказы об его очень больших выигрышах. Но вслед за просьбами пошли и разные виды шантажа, угрозы обличений. Вот один из таких навязчивых просителей и явился раз в приемный день. Некрасов вышел из кабинета и раздраженно крикнул: - Что вам от меня угодно? Вы пристаете ко мне каждый день, пугаете меня, я вам сказал, что больше вам давать ничего не буду. И потом, обратясь к нам (нас было несколько человек), прибавил: - Просто житья нет в последнее время! Дошло до того, что дожидаются меня у подъезда и говорят всякие грубости..." К тому же по роду деятельности, оказываясь в центре литературно-журнальной, деловой жизни, Некрасов стоял перед лицом сил и людей (будь то...

© 2000- NIV