Cлово "ЖЕНСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖЕНСКОЙ, ЖЕНСКИЕ, ЖЕНСКОЕ, ЖЕНСКАЯ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 11.
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 5.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 3.
4. * * * (Несчастные)
Входимость: 3.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 3.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 2.
7. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 2.
8. Кому на Руси жить хорошо. Крестьянка. Глава 8. Бабья притча
Входимость: 2.
9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 2.
10. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 1.
11. * * * (В полном разгаре страда деревенская...)
Входимость: 1.
12. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 1.
13. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 1.
14. Из фельетона "Письмо к доктору Пуфу" ("Почтеннейший Иван Иваныч!..")
Входимость: 1.
15. Мороз, Красный Нос
Входимость: 1.
16. Из поэмы "Мать"
Входимость: 1.
17. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 1.
18. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 1.
19. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 1.
20. Слезы и нервы
Входимость: 1.
21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 1.
22. Коробейники
Входимость: 1.
23. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 1.
24. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 1.
25. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 1.
26. Балет
Входимость: 1.
27. Тургеневу ("Прощай! Завидую тебе...")
Входимость: 1.
28. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 1.
29. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 1.
30. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
Входимость: 1.
31. Осень
Входимость: 1.
32. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 1.
33. Дедушка (Посвящается З-н-ч-е)
Входимость: 1.
34. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
Входимость: 11. Размер: 47кб.
Часть текста: отбыв срок наказания, снова стал выходить. В 1863 и 1864 году были напечатаны в "Современнике" несколько рассказов Слепцова: "Питомка", "Казаки", "Постоялый двор", "Сцены в больнице" и, кроме того, маленькие статейки в "Петербургской хронике". По началу литературной деятельности Слепцова можно было ждать, что он будет плодовитым писателем. С каждым новым рассказом Слепцов приобретал расположение читающей публики и быстро занял видное положение между молодыми литераторами. Слепцов приехал в Петербург в самый разгар женского вопроса и сделался горячим его пропагандистом. Многие думали, что, в сущности, он относился к этому вопросу индифферентно и, если принимал в нем участие, то не серьезно, а лишь в виде развлечения, подобно другим тогдашним молодым людям. Причина такого ошибочного мнения проистекла из того, что Слепцов был очень застенчив, но никто не подозревал этого, потому что застенчивость в нем маскировалась наружным спокойствием. В малознакомом обществе Слепцов был молчалив и только в самом коротком кружке был разговорчив и очень остроумен. Он вообще не высказывал шумливо своих взглядов на вещи, не выставлял напоказ своей деятельности в пользу женского вопроса и не стремился завоевать себе видное место среди учащейся молодежи. Между тем, если проследить деятельность Слепцова в женском вопросе, то нельзя не убедиться, что так мог действовать только...
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 5. Размер: 58кб.
Часть текста: которые были писателями - оба. Дело для того времени совсем не частое: прозаик Николай Филиппович Павлов и его жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ...
4. * * * (Несчастные)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Часть текста: Душе моей не даст отрады В воспоминаньи юных лет?.. Иль точно нам отрады нет? Увы! Там душно, там пустыня. Любя, прощая, чуть дыша, Там угасает, как рабыня, Святая женская душа. Переступить порог не смея, Тоски и ужаса полна, Так вянет сказочная фея В волшебном замке колдуна. Воображенье прихотливо Рисует ей другие дни: В чертогах, убранных на диво, Горят венчальные огни; Невеста ждет, жених приходит, И речь его тиха, нежна... Где ум красавицы не бродит, Чего не думает она? Ликует день, щебечут птицы, Красою блещут небеса, Доходят до дверей темницы Любви и воли голоса, - Но ей нет воли, нет отрады. Не нужно камней дорогих, Возьмите пышные наряды! Где мать? где сестры? где жених? Где няня с песенкой и сказкой? Никто не сжалится над ней, И только докучает лаской Противный, старый чародей. Но нет!.. Она любить не станет, Скорей умрет... Уходит он И в гневе подданных тиранит. Кругом проклятья, вопли, стон... Но в сказке витязь благородный Придет - волшебника убьет И клочья бороды негодной К ногам красавицы свободной С рукой и сердцем принесет. А здесь?.. Рога трубят ретиво, Пугая ранний сон детей, И воют псы нетерпеливо... До солнца сели на коней - Ушли... Орды вооруженной Не видит глаз, не слышит слух, И бедный дом, как осажденный, Свободно переводит дух. Меняя быстро пост невольный На празднословье и вино, Спешит забыться раб невольный. Но есть одна: ей всё равно! В ее душе светлей не станет! Всё тот же мрак, всё тот же гнет: И сон перерванный не манит, И утро к жизни не зовет. Скорей, затворница немая, Рыданьем душу отведи! Терпи...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава тринадцатая
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Часть текста: так что я должна была несколько раз напоминать ему о необходимости отправиться к доктору. После свидания с венской знаменитостью Некрасов снова впал в уныние. Знаменитость нашла его болезнь очень серьезной, предписала строжайший режим и велела ему ехать в Италию, где и провести зиму. Климат Италии действительно благотворно повлиял на Некрасова. Он как бы ободрился и был не так раздражителен, но все-таки случалось, что он не хотел по два дня выходить из комнаты. В Риме мы встретили много русских знакомых, между прочим поэта Фета с больной сестрой и П.М.Ковалевского с женой. У Ковалевского по вечерам постоянно собирались русские художники, жившие в Риме. Хозяин дома и хозяйка всегда были так приветливы к ним, что даже самые нелюдимые из них охотно шли к Ковалевским провести вечер. Фет и Некрасов тоже с удовольствием проводили там вечера. Сидя у Ковалевских, можно было забыть, что находишься далеко от родины [179]. Мы прожили в Риме довольно долго, и он, наконец, порядком надоел Некрасову. По совету Н.П.Боткина мы отправились в Неаполь. Этот город очень понравился Некрасову; он по целым вечерам сидел на балконе, любовался морем и Везувием и слушал с удовольствием певца, который каждый вечер являлся к балкону. Он настолько почувствовал себя хорошо, что в компании русских знакомых и Н.П.Боткина взобрался на Везувий, на самый кратер. Но когда начались сильные жары, Некрасов стал чувствовать слабость, бессонницу и сильное нервное возбуждение; надо было поскорее увезти его из Неаполя. Он пожелал ехать в Париж, куда его звал Тургенев. Не очень-то хотелось мне ехать в Париж, но нельзя было оставить больного человека без знания языка, и я, скрепя сердце, поехала [180]. ...

© 2000- NIV