Cлово "БЕЛИНСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: БЕЛИНСКИМ, БЕЛИНСКОМУ, БЕЛИНСКОГО, БЕЛИНСКОМ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 78.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 67.
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 63.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 57.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 50.
6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
Входимость: 40.
7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 33.
8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
Входимость: 23.
9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 19.
10. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 19.
11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 16.
12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 14.
13. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 12.
14. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 12.
15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 11.
16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 9.
17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 7.
18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
Входимость: 7.
19. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 6.
20. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
Входимость: 6.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 5.
22. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 5.
23. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 4.
24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 3.
25. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
Входимость: 3.
26. Стихотворения
Входимость: 3.
27. Авдотья Панаева. Воспоминания.
Входимость: 3.
28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
Входимость: 3.
29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 3.
30. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 3.
31. Элегии и думы 1838-1856
Входимость: 2.
32. В. Г. Белинский ("В одном из переулков дальних...")
Входимость: 2.
33. Сцены из лирической комедии "Медвежья охота"
Входимость: 2.
34. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 2.
35. Коллективное
Входимость: 1.
36. Послание Белинского к Достоевскому ("Витязь горестной фигуры...")
Входимость: 1.
37. Памяти Белинского ("Наивная и страстная душа...")
Входимость: 1.
38. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 1.
39. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 2. Сельская ярмонка
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 78. Размер: 50кб.
Часть текста: жаркие разговоры о разных тогдашних вопросах. Сами хозяева целое утро были заняты; у них много было дела, потому что они не держали управляющего, находя, что помещики обязаны иметь непосредственное сношение с своими крестьянами и что трудно уследить, чтобы управляющий не злоупотреблял своей властью над крестьянами. Кроме деревенского хозяйства, Толстые были заняты еще лечением; множество больных отовсюду являлись к ним. Они пробовали нанимать фельдшера для своих крестьян, но постоянно попадался или пьяница, или лентяй, или грубый в обхождении с больными, с которых не дозволялось брать никаких поборов. Толстые сами прочли множество руководств о домашнем лечении, а живя два года за границей, прошли фельдшерский курс, учились в заграничных больницах перевязывать раны, пускать кровь, одним словом, подавать первоначальную помощь в несчастных случаях. В их аптеке был обширный запас лекарств и даже заведен был тарантас, приспособленный для спокойного отправления больного в городскую больницу. Зимой на барском дворе во флигеле открывалась школа, куда крестьяне, если хотели, могли посылать своих детей учиться. Толстые предоставили самим крестьянам разбирать возникавшие между...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
Входимость: 67. Размер: 33кб.
Часть текста: происходили на горевшем пароходе. Я уже слышала раньше об этой катастрофе от одного знакомого, который тоже был пассажиром на этом пароходе, да еще с женой и с маленькой дочерью; между прочим, знакомый рассказал мне, как один молоденький пассажир был наказан капитаном парохода за то, что он, когда спустили лодку, чтобы первых свезти с горевшего парохода женщин и детей, толкал их, желая сесть раньше всех в лодку, и надоедал всем жалобами на капитана, что тот не дозволяет ему сесть в лодку, причем жалобно восклицал: "mourir si jeune!" (умереть таким молодым!). На музыке я показала этому знакомому, - так как он был деревенский житель, - всех сколько-нибудь замечательных личностей, в том числе Соллогуба и Тургенева. "Боже мой! - воскликнул мой гость, - да это тот самый молодой человек, который кричал на пароходе "mourir si jeune". Я была уверена, что он ошибся, но меня удивило, когда он прибавил: "у него тоненький голос, что очень поражает в первую минуту, при таком большом росте и плотном телосложении"[073]. Мне все-таки казалось невероятным, чтоб это был Тургенев, но через несколько времени я имела случай убедиться, что Тургенев способен к импровизации. Идя в темный вечер домой с музыки, надо было переходить дорогу, а из ворот, которые ведут из вокзала в город, неожиданно выехала карета. Сделалось смятение; многочисленное общество дам и кавалеров, шедшее впереди нас, разделилось на две части: одна успела перебежать через дорогу, а другая осталась с нами, и одна дама вскрикнула от испуга, перебегая дорогу. Карета проехала, и мы спокойно продолжали свой путь. На другой день, на музыке, я шла в толпе по аллее; впереди меня шел Тургенев с дамами и рассказывал им, что он, будто бы вчера, спас какую-то даму, которую чуть не задавила...
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 63. Размер: 61кб.
Часть текста: жизни в это время можно только догадываться. Как переживалась, например, смерть матери? Из всего известного нам (письма, воспоминания и т. п.) следует: не обмолвился ни одним словом - как будто ничего не произошло. А ведь по отношениям с матерью и к матери ясно, какая была пережита драма. Тем более что за довольно короткий срок умер (после смерти брата) второй из трех - и самый близкий из близких - человек. Через год умрет третий и последний: сестра Лиза. И тоже о внешней реакции на эту смерть мы ничего не знаем. Осталось несколько оброненных фраз - но каких: известие "чуть не убило меня". Понятно. Ведь это означало, что в целом свете со своей скорбью уже не к кому больше идти. Для самого страдания не оказалось выходов ни к чьему состраданию. Круг безысходности замкнулся. И разомкнется только тогда, когда сам он в себе самом откроет сострадание, то есть возникнут "посылки" к другим и так - "круговая порука", когда на других изольет тоску по себе самом и на этом, собственно, станет великим, и именно русским, народным поэтом. Но это позднее. Отсутствие же внешних житейских проявлений скорби и страдания, как и почти всегда у Некрасова, говорит о...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 57. Размер: 54кб.
Часть текста: году Некрасов, "собравшись с силой", только-только обратился на оный - журнальный путь. Еще не представляя тогда, по-видимому, ни характера "сделок с совестью", ни объема труда, ни даже, наверное, меры неспособности к "снисхожденью", пусть и у "мыслящих людей", - то есть всего того, что потребует в русских условиях журнал. И, может быть, ощущая только одно: что же за чрезвычайная для России эта вещь - журнал: "Отечественные записки" с Белинским жили перед глазами. Правда, "Отечественные записки", хотя бы в одном отношении, уже себя и изжили. Их главный мотор - Белинский, в силу нещадной эксплуатации хозяином - Краевским, выработался: "У Краевского я писал даже об азбуках, песенниках, гадательных книжках, поздравительных стихах швейцаров клубов (право!), о книгах о клопах, наконец, о немецких книгах, в которых я не умел перевести даже заглавия, писал об архитектуре, о которой я столько же знаю, сколько об искусстве плести кружева. Он меня сделал не только чернорабочим, водовозной лошадью, но и шарлатаном". Конечно, ни "Физиология Петербурга" Некрасова, даже при участии Белинского, ни тем более "Первое апреля" никак не могли претендовать на что-то подобное журналу уже по крайней своей односторонности. Но "Петербургский сборник" оказался настоящей генеральной репетицией, прямо предшествовавшей новому дебюту на журнальной арене страны. Сам-то дебют назрел. Не было только дебютанта. Учредить в России новый журнал - дело было почти невероятным: требовалось монаршее разрешение. Известна царская резолюция на очередную просьбу-представление: "И без того много". В Некрасове ...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 50. Размер: 43кб.
Часть текста: делал свое замечание о смелой особе. Это была барышня Пешель, бывшая институтка Смольного института, генеральская дочь. Пешель величаво проходила к своему креслу третьего ряда, как бы гордясь своей храбростью. Наружность ее шла к роли пионерки: она была высокого роста, довольно полная, с резкими чертами лица и сильная брюнетка. Она была русская, но тип ее лица был иностранный. Вообще Пешель проявила себя пионеркой не в одном партере итальянской оперы, а и в образе своей жизни. Тогда русские женщины боялись афишировать себя дамами полусвета и всегда старались запастись мужем. Пешель, хотя жила с матерью, но вдова-генеральша играла такую ничтожную роль в салоне своей дочери, что все равно как бы ее не было. Пешель задавала обеды, вечера с итальянскими второстепенными певцами и певицами. На ее обеды и вечера собиралось много светского мужского общества. Всех интересовало знать: кто дает ей средства жить так богато? Кроме пенсии, вдова и ее дочь ничего не имели. Но Пешель умела скрывать имя своего покровителя. Когда она начала сходить с ума от запутанных своих денежных дел, то и высказала имя своего покровителя, удивив всех, потому что он был важное чиновное лицо, уже имевшее внучат и постоянно проповедывавшее строгую нравственность в семейной жизни. Панаев познакомился с ней через своих приятелей, и В.П.Боткин приставал к Панаеву, чтобы он познакомил и его с Пешель. Приехав с обеда Пешель, которая угостила их трюфелями и шампанским, Боткин находился в самом приятном настроении духа, а это всегда выражалось тем, что он склонял свою лысую голову на бок и умильным тоном...

© 2000- NIV