• Наши партнеры
    Mntur.ru - бетон в калуге цена раствор
  • Cлово "БЕЛИНСКИЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: БЕЛИНСКИМ, БЕЛИНСКОМУ, БЕЛИНСКОГО, БЕЛИНСКОМ

    1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
    Входимость: 78.
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
    Входимость: 67.
    3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
    Входимость: 63.
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
    Входимость: 57.
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
    Входимость: 50.
    6. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
    Входимость: 40.
    7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
    Входимость: 33.
    8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
    Входимость: 23.
    9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
    Входимость: 19.
    10. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
    Входимость: 19.
    11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 16.
    12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 14.
    13. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 12.
    14. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
    Входимость: 12.
    15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
    Входимость: 11.
    16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
    Входимость: 9.
    17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
    Входимость: 7.
    18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
    Входимость: 7.
    19. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
    Входимость: 6.
    20. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
    Входимость: 6.
    21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
    Входимость: 5.
    22. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
    Входимость: 5.
    23. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
    Входимость: 4.
    24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
    Входимость: 3.
    25. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
    Входимость: 3.
    26. Стихотворения
    Входимость: 3.
    27. Авдотья Панаева. Воспоминания.
    Входимость: 3.
    28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
    Входимость: 3.
    29. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
    Входимость: 3.
    30. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
    Входимость: 3.
    31. Элегии и думы 1838-1856
    Входимость: 2.
    32. В. Г. Белинский ("В одном из переулков дальних...")
    Входимость: 2.
    33. Сцены из лирической комедии "Медвежья охота"
    Входимость: 2.
    34. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
    Входимость: 2.
    35. Коллективное
    Входимость: 1.
    36. Послание Белинского к Достоевскому ("Витязь горестной фигуры...")
    Входимость: 1.
    37. Памяти Белинского ("Наивная и страстная душа...")
    Входимость: 1.
    38. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
    Входимость: 1.
    39. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 2. Сельская ярмонка
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
    Входимость: 78. Размер: 50кб.
    Часть текста: хозяева целое утро были заняты; у них много было дела, потому что они не держали управляющего, находя, что помещики обязаны иметь непосредственное сношение с своими крестьянами и что трудно уследить, чтобы управляющий не злоупотреблял своей властью над крестьянами. Кроме деревенского хозяйства, Толстые были заняты еще лечением; множество больных отовсюду являлись к ним. Они пробовали нанимать фельдшера для своих крестьян, но постоянно попадался или пьяница, или лентяй, или грубый в обхождении с больными, с которых не дозволялось брать никаких поборов. Толстые сами прочли множество руководств о домашнем лечении, а живя два года за границей, прошли фельдшерский курс, учились в заграничных больницах перевязывать раны, пускать кровь, одним словом, подавать первоначальную помощь в несчастных случаях. В их аптеке был обширный запас лекарств и даже заведен был тарантас, приспособленный для спокойного отправления больного в городскую больницу. Зимой на барском дворе во флигеле открывалась школа, куда крестьяне, если хотели, могли посылать своих детей учиться. Толстые предоставили самим крестьянам разбирать возникавшие между ними тяжебные дела и подвергать виновных взысканиям, но крестьяне по привычке шли судиться к помещикам и этим отнимали у них много времени. Дворни у Толстых было немного, и каждый служащий получал жалованье, как вольная прислуга. Барщины и каких-либо поборов с баб, конечно, не существовало. Такие нововведения в управлении крестьянами возбуждали бесконечные толки в губернии; все соседи Толстых, крепостники-помещики, были страшно озлоблены на них, находя, что они подрывают помещичью власть. На Толстых сыпались нелепые доносы, будто они, под видом лечения, собирают к себе народ и толкуют о воле, возбуждают к неповиновению и т.п. Толстые знали о доносах и о том, что за ними зорко следят, и потому были осторожны. Некрасов получил письмо от Белинского, который совершенно случайно уехал из Петербурга с Щепкиным, отправившимся на два месяца гастролировать...
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
    Входимость: 67. Размер: 33кб.
    Часть текста: пожаре на пароходе, на котором он ехал из Штетина, причем, не потеряв присутствия духа, успокаивал плачущих женщин и ободрял их мужей, обезумевших от паники. В самом деле, необходимо было сохранить большое хладнокровие, чтобы запомнить столько мелких подробностей в сценах, какие происходили на горевшем пароходе. Я уже слышала раньше об этой катастрофе от одного знакомого, который тоже был пассажиром на этом пароходе, да еще с женой и с маленькой дочерью; между прочим, знакомый рассказал мне, как один молоденький пассажир был наказан капитаном парохода за то, что он, когда спустили лодку, чтобы первых свезти с горевшего парохода женщин и детей, толкал их, желая сесть раньше всех в лодку, и надоедал всем жалобами на капитана, что тот не дозволяет ему сесть в лодку, причем жалобно восклицал: "mourir si jeune!" (умереть таким молодым!). На музыке я показала этому знакомому, - так как он был деревенский житель, - всех сколько-нибудь замечательных личностей, в том числе Соллогуба и Тургенева. "Боже мой! - воскликнул мой гость, - да это тот самый молодой человек, который кричал на пароходе "mourir si jeune". Я была уверена, что он ошибся, но меня удивило, когда он прибавил: "у него тоненький голос, что очень поражает в первую минуту, при таком большом росте и плотном телосложении"[073]. Мне все-таки казалось невероятным, чтоб это был Тургенев, но ...
    3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
    Входимость: 63. Размер: 61кб.
    Часть текста: и последний: сестра Лиза. И тоже о внешней реакции на эту смерть мы ничего не знаем. Осталось несколько оброненных фраз - но каких: известие "чуть не убило меня". Понятно. Ведь это означало, что в целом свете со своей скорбью уже не к кому больше идти. Для самого страдания не оказалось выходов ни к чьему состраданию. Круг безысходности замкнулся. И разомкнется только тогда, когда сам он в себе самом откроет сострадание, то есть возникнут "посылки" к другим и так - "круговая порука", когда на других изольет тоску по себе самом и на этом, собственно, станет великим, и именно русским, народным поэтом. Но это позднее. Отсутствие же внешних житейских проявлений скорби и страдания, как и почти всегда у Некрасова, говорит о тем большей глубинности потрясения: до поры до времени все будет загнано внутрь. То же и с еще одной жизненной стихией. Впервые за три года он снова - и на довольно долгий срок - вошел в жизнь русской деревни. Но это тоже пока никак ни в чем не проявилось и не сказалось: ни в письмах, ни в каких-то литературных писаниях. А ведь, казалось бы, он уже должен был и мог смотреть на деревню взглядом писательским, наблюдательным, изучающим - однако и здесь, видимо, все неосознанно уйдет вглубь, в какие-то запасники души, которые откроются позднее - и уже не в деревне. В деревне же бойко вершится городская литературная поденщина - на будущий прокорм. "Есть у меня, - сообщает Некрасов Кони из Ярославля в конце ноября, - готовая повесть "Антон", но она слишком велика - листов пять печатных... разве в будущий год годится. Написал драму в 4-х актах, да, кажется, неудачно... Водевиль в 3-х актах начал, да все еще не соберусь кончить... Потеряв надежду на постоянную работу, я тороплюсь наготовить разных произведений, которые можно бы продать поштучно для выручки денег на содержание своей особы... собрал также несколько уморительных книжонок, напечатанных в Ярославле, - пишу о них статью под заглавием "Ярославская литература";...
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
    Входимость: 57. Размер: 54кб.
    Часть текста: ПУТЬ..."   Почти тридцать лет спустя после "Петербургского сборника", в 1875 году, Некрасов при отъезде своего соратника по журналу М. Салтыкова (Щедрина) за границу написал стихи:   О нашей родине унылой В чужом краю не позабудь И, возвратясь, собравшись с силой, На оный путь - журнальный путь...   На путь, где шагу мы не ступим Без сделок с совестью своей, Но где мы снисхожденье купим Трудом у мыслящих людей.   В 1846 году Некрасов, "собравшись с силой", только-только обратился на оный - журнальный путь. Еще не представляя тогда, по-видимому, ни характера "сделок с совестью", ни объема труда, ни даже, наверное, меры неспособности к "снисхожденью", пусть и у "мыслящих людей", - то есть всего того, что потребует в русских условиях журнал. И, может быть, ощущая только одно: что же за чрезвычайная для России эта вещь - журнал: "Отечественные записки" с Белинским жили перед глазами. Правда, "Отечественные записки", хотя бы в одном отношении, уже себя и изжили. Их главный мотор - Белинский, в силу нещадной эксплуатации хозяином - Краевским, выработался: "У Краевского я писал даже об азбуках, песенниках, гадательных книжках, поздравительных стихах швейцаров клубов (право!), о книгах о клопах, наконец, о немецких книгах, в...
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
    Входимость: 50. Размер: 43кб.
    Часть текста: шла к роли пионерки: она была высокого роста, довольно полная, с резкими чертами лица и сильная брюнетка. Она была русская, но тип ее лица был иностранный. Вообще Пешель проявила себя пионеркой не в одном партере итальянской оперы, а и в образе своей жизни. Тогда русские женщины боялись афишировать себя дамами полусвета и всегда старались запастись мужем. Пешель, хотя жила с матерью, но вдова-генеральша играла такую ничтожную роль в салоне своей дочери, что все равно как бы ее не было. Пешель задавала обеды, вечера с итальянскими второстепенными певцами и певицами. На ее обеды и вечера собиралось много светского мужского общества. Всех интересовало знать: кто дает ей средства жить так богато? Кроме пенсии, вдова и ее дочь ничего не имели. Но Пешель умела скрывать имя своего покровителя. Когда она начала сходить с ума от запутанных своих денежных дел, то и высказала имя своего покровителя, удивив всех, потому что он был важное чиновное лицо, уже имевшее внучат и постоянно проповедывавшее строгую нравственность в семейной жизни. Панаев познакомился с ней через своих приятелей, и В.П.Боткин приставал к Панаеву, чтобы он познакомил и его с Пешель. Приехав с обеда Пешель, которая угостила их трюфелями и шампанским, Боткин находился в самом приятном настроении духа, а это всегда выражалось тем, что он склонял свою лысую голову на бок и умильным тоном говорил: - Милая женственная натура! Общество такой женщины доставляет эстетическое наслаждение, как-то освежает тебя, нет этой сухоты, прозы, какую выносишь после общества добродетельных женщин. Ты, Панаев, счастливчик, что она оказывает тебе особенное внимание [088]. Тогда писатели выказывали большое сочувствие к женскому вопросу тем, что старались опоэтизировать падших женщин, "Магдалин XIX века", как они...

    © 2000- NIV