Cлово "РАВНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: РАВНО, РАВЕН, РАВНЫ, РАВНОГО, РАВНЫЕ

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 4.
2. Современники. Часть вторая
Входимость: 4.
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 3.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 3.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2.
6. * * * (Несчастные)
Входимость: 2.
7. Песня Замы ("Силен и строен мой милый, нет равного...")
Входимость: 2.
8. Наборщики
Входимость: 2.
9. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
Входимость: 2.
10. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
Входимость: 2.
11. Сказка о царевне Ясносвете ("Цып, цып, цып! ко мне, малютки...")
Входимость: 2.
12. Сцены из лирической комедии "Медвежья охота"
Входимость: 2.
13. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 2.
14. Послание к поэту-старожилу ("В крылах отяжелевший грач...")
Входимость: 1.
15. * * * (В полном разгаре страда деревенская...)
Входимость: 1.
16. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 1.
17. Говорун (Записки петербургского жителя А. Ф. Белопяткина)
Входимость: 1.
18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 1.
19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
Входимость: 1.
20. В. Г. Белинский ("В одном из переулков дальних...")
Входимость: 1.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 1.
22. * * * (Поражена потерей невозвратной...)
Входимость: 1.
23. Три элегии (А. Н. Плещееву)
Входимость: 1.
24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 1.
25. Стихотворения
Входимость: 1.
26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 1.
27. Букинист и библиограф
Входимость: 1.
28. Русские женщины. Княгиня Трубецкая
Входимость: 1.
29. Ранние стихотворения 1838-1856
Входимость: 1.
30. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
Входимость: 1.
31. Рассыльный
Входимость: 1.
32. Эй, Иван! (тип недавнего прошлого)
Входимость: 1.
33. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
Входимость: 1.
34. Ночлеги
Входимость: 1.
35. Слезы и нервы
Входимость: 1.
36. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
Входимость: 1.
37. * * * (Семьдесят лет бессознательно жил...)
Входимость: 1.
38. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
Входимость: 1.
39. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Приобретение карабихи: "Владелец роскошных палат"
Входимость: 1.
40. Забракованные
Входимость: 1.
41. Притча о "киселе"
Входимость: 1.
42. * * * (....... одинокий, потерянный...)
Входимость: 1.
43. Филантроп ("Частию по глупой честности...")
Входимость: 1.
44. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 1.
45. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
Входимость: 1.
46. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 2. Сельская ярмонка
Входимость: 1.
47. Портреты ("Суд современный, грешный суд...")
Входимость: 1.
48. * * * (Блажен незлобивый поэт...)
Входимость: 1.
49. Саша. Поэма.
Входимость: 1.
50. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 4. Размер: 39кб.
Часть текста: было нипочем пройти двадцать верст, и часто, пригласив своего гостя "пройтись", он приводил его обратно в самом плачевном виде от усталости. Кто знал, что значит у Панаева "пройтись", тот, идя с ним гулять, заранее делал условие, чтобы он не заводил его слишком далеко. В 1858 году у нас на даче гостил молодой литератор N. (Д.В.Григорович). Впрочем, он часто исчезал на целые недели на дачу к графу Кушелеву, которого тогда окружали разные литераторы. Кушелев был сам литератор и издавал журнал "Русское Слово". При его огромном богатстве, конечно, у него было много литераторов-поклонников [169]. Знаменитый французский романист Александр Дюма, приехав в Петербург, гостил на даче у графа Кушелева, и литератор Григорович сделался его другом, или, как я называла, "нянюшкой Дюма", потому что он всюду сопровождал французского романиста. Григорович говорил, как француз [170], и к тому же обладал талантом комически рассказывать разные бывалые и небывалые сцены о каждом своем знакомом. Для Дюма он был сущим кладом. Григорович объявил нам, что Дюма непременно желает познакомиться с редакторами "Современника" и их сотрудниками, и горячо...
2. Современники. Часть вторая
Входимость: 4. Размер: 49кб.
Часть текста: и крупные губы). Старец, прошедший сквозь медные трубы - Савва Антихристов - спич говорит. (Общество пестрое: франты, гусары, И генерал, и банкир, и кулак.) "Да, господа! самородок-русак Стоит немецких философов пары! Был он мужик, не имел ничего, Часто гуляла по мальчику палка, Дальше скажу вам словами его (Тут и отвага, и ум, и смекалка): "Я - уроженец степей; Дав пастухам по алтыну, Я из хребта у свиней В младости дергал щетину. Мечется стадо, ревет. Знамо: живая скотина! Мальчик не трусит - дерет, Первого сорту щетина! Стал я теперь богачом; Дом у меня, как картинка, Думаю, глядя на дом: Это - свиная щетинка!.." Великорусская, меткая речь!.. С детства умел он добыть и сберечь. Сняли мы линию; много заботы: Надо сдавать земляные работы. Еду я раз по делам в Перекоп, Вижу, с артелью идет землекоп. "Кто ты?"-"Я - Федор Никифоров Шкурин". (Обращается к Шкурину) Чокнемся! Выпьем, христов мужичок! Ну, господа генералы! чок-чок!.. Выбор-то мой оказался недурен... (Чокаются и пьют.) Прибыл подрядчик на место работ, Вместо науки с одним "глазомером", Ездит по селам с своим инженером, Рядит рабочих - никто не идет! Земли кругом тут дворянские были,- Только дворяне о них позабыли. Всем тут орудовал грубый "кустарь", Пренебреженной окраины царь. Жители рыбу в озерах ловили, Гнали безданно из пеньев смолу, Брали морошку, опенки солили И говорили: "Нейдем в кабалу!" Нет послушанья, порядка и прочего, Прежде всего: создавай тут "рабочего". Как же создашь его? Шкурин не спит: Земли, озера, болота, графит - Всё откупил у помещика, "Всё - до последнего лещика!" (Как энергически сам говорит) Дрогнула грубая сила "кустарная", Как из под ног ее почва ушла... Мысль эта, смею сказать лучезарная, Наши доходы спасла. Плод этой меры в графе дивиденда Акционеры найдут: На сорок три с половиной процента Разом понизился труд!.. Ходко пошла земляная работа. Шкурин, трудясь до кровавого пота, Не раздевался в ночи, Жил без семейства в...
3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 3. Размер: 58кб.
Часть текста: 7) "...ВМЕСТЕ С ОДНИМ СОТРУДНИКОМ"   Некрасов был бы точнее, если бы написал в стиле нашего времени: "произвел вместе с одной сотрудницей роман". Тем более что роман был произведен не только литературный, но и жизненный, житейский. Впрочем, даже сам этот жизненный и житейский роман. Некрасова и Авдотьи Панаевой, в свою очередь, стал многократно, по крайней мере трижды, литературным. Во-первых, это оказался роман мужчины и женщины, которые были писателями - оба. Дело для того времени совсем не частое: прозаик Николай Филиппович Павлов и его жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон выходящими. И речь не просто о житейских делах, которые и сейчас вроде бы сразу бросаются в глаза. А тогда во все глаза прямо били. Классический треугольник (муж, жена, "друг семейства") предстал в комбинациях совсем не классических. Поначалу: фактический и юридический муж (Иван Иванович Панаев), юридическая и фактическая жена (Авдотья Яковлевна Панаева) и - "друг семейства" (Некрасов). Затем новый триумвират: юридический, но не фактический муж (Панаев), его юридическая, но не фактическая жена (Панаева) и ее фактический, но юридически так и не состоявшийся муж (Некрасов). При этом и после всего Панаев остается фактическим другом обоих, то есть этого...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Часть текста: приказу, и ставшей дворовой девчонкой - прислугой. Сыновняя боязливость его, конечно, вкупе со страхом потерять наследственное, особенно явственна, например, на фоне некрасовского бесстрашия перед крепостнически подогретым родительским гневом. Да и на медведей в отличие от охотника Некрасова охотник Тургенев, кажется, ни разу не хаживал. Кличка, презрительно брошенная Герценом в адрес Тургенева по поводу прекраснодушных обращений Тургенева к царю в 1863 году, прозвучала и как общая характеристика: "Седовласая Магдалина". Но ведь и преданность прекрасному, и идеальность, и артистизм, и поэтичность Тургенева тоже связаны с этой "слабостью": мягкостью, готовностью на сочувствование, уступчивостью. Некрасов видел в Тургеневе подлинного гуманиста, верил в его высокое общественное и писательское назначение, надеялся на него, как на человека, способного "дать идеалы, насколько они возможны в русской жизни", писал об этом не только в письмах, но и в статьях. Это Некрасов Тургеневу, если чуть перефразировать его же, некрасовский, стих, "при жизни памятник готовил". Буквально: уже с конца 50-х годов изготовленный по заказу поэта прекрасный беломраморный бюст Тургенева встречал гостей некрасовской квартиры. Тургенев, видимо, ощущал силу Некрасова, тянулся к ней, может быть, как слабый, и не без настороженности. Некрасов, безусловно, знал о слабости Тургенева, снисходя к ней и любя Тургенева не только несмотря на нее, но чуть ли и не саму ее - эту слабость. Еще в 1853 году на обеде, который давал "Современник" в честь Тургенева, Некрасов произнес посвященные ему шутливые стихи:   Я посягну на неприличность И несколько похвальных слов Теперь скажу про эту личность: Ах, не был он всегда таков! Он был когда-то много хуже, Но я...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2. Размер: 83кб.
Часть текста: брюнетка". И полковник Щербачев то же самое: "молодая, красивая женщина". И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или, вернее, столовая - двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у нее олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался ее простоквашей. Те, перед кем мы теперь преклоняемся, нередко преклонялись перед нею. Чернышевский схватил однажды ее пухлую ручку и прижал к своим тонким губам [228]. Ему показалось, что Некрасов оскорбил ее, и, чтобы...

© 2000- NIV