• Наши партнеры:
    Obrokerah.ru - Самая актуальная информация о ДЦ http://obrokerah.ru/.
  • Cлово "РЕВНИВЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: РЕВНИВЫЕ, РЕВНИВАЯ, РЕВНИВОЙ, РЕВНИВО

    1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 16.
    2. * * * (Несчастные)
    Входимость: 2.
    3. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 3. Пьяная ночь
    Входимость: 2.
    4. Три элегии (А. Н. Плещееву)
    Входимость: 2.
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 2.
    6. Слезы и нервы
    Входимость: 2.
    7. * * * (Если, мучимый страстью мятежной...)
    Входимость: 2.
    8. Сомнение ("Ты начал жить. Роскошен жизни пир...")
    Входимость: 2.
    9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
    Входимость: 1.
    10. Еще тройка
    Входимость: 1.
    11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
    Входимость: 1.
    12. * * * (Я не люблю иронии твоей.)
    Входимость: 1.
    13. Смуглянке ("Черны, черны тени ночи...")
    Входимость: 1.
    14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
    Входимость: 1.
    15. * * * (О письма женщины, нам милой!..)
    Входимость: 1.
    16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
    Входимость: 1.
    17. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
    Входимость: 1.
    18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
    Входимость: 1.
    19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
    Входимость: 1.
    20. * * * (Он не был злобен и коварен,..)
    Входимость: 1.
    21. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 1.
    22. Влюбленному ("Как вести о дороге трудной...")
    Входимость: 1.
    23. Муж и жена
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 16. Размер: 83кб.
    Часть текста: впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов и Детей", ни "Войны и Мира", ни "Обрыва". Ее гостиная или,...
    2. * * * (Несчастные)
    Входимость: 2. Размер: 26кб.
    Часть текста: И с одичалого ума Стереть угрюмости клейма Ничто не властно. Правый боже! Ужели долгая тюрьма, Ограбив сердце без пощады, Душе моей не даст отрады В воспоминаньи юных лет?.. Иль точно нам отрады нет? Увы! Там душно, там пустыня. Любя, прощая, чуть дыша, Там угасает, как рабыня, Святая женская душа. Переступить порог не смея, Тоски и ужаса полна, Так вянет сказочная фея В волшебном замке колдуна. Воображенье прихотливо Рисует ей другие дни: В чертогах, убранных на диво, Горят венчальные огни; Невеста ждет, жених приходит, И речь его тиха, нежна... Где ум красавицы не бродит, Чего не думает она? Ликует день, щебечут птицы, Красою блещут небеса, Доходят до дверей темницы Любви и воли голоса, - Но ей нет воли, нет отрады. Не нужно камней дорогих, Возьмите пышные наряды! Где мать? где сестры? где жених? Где няня с песенкой и сказкой? Никто не сжалится над ней, И только докучает лаской Противный, старый чародей. Но нет!.. Она любить не станет, Скорей умрет... Уходит он И в гневе подданных тиранит. Кругом проклятья, вопли, стон... Но в сказке витязь благородный Придет - волшебника убьет И клочья бороды негодной К ногам красавицы свободной С рукой и сердцем принесет. А здесь?.. Рога трубят ретиво, Пугая ранний сон детей, И воют псы нетерпеливо... До солнца сели на коней - Ушли... Орды вооруженной Не видит глаз, не слышит слух, И бедный дом, как осажденный, Свободно переводит дух. Меняя быстро пост невольный На празднословье и вино, Спешит забыться раб невольный. Но есть одна: ей всё равно! В ее душе светлей не станет! Всё тот же мрак, всё тот же гнет: И сон перерванный не манит, И утро к жизни не зовет. Скорей, затворница немая, Рыданьем душу отведи! Терпи любя,...
    3. Кому на Руси жить хорошо. Часть первая. Глава 3. Пьяная ночь
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    Часть текста: Ни глупым не прочесть. Дорога стоголосая Гудит! Что море синее, Смолкает, подымается Народная молва. "А мы полтинник писарю: Прошенье изготовили К начальнику губернии..." "Эй! С возу куль упал!" "Куда же ты, Оленушка? Постой! Еще дам пряничка, Ты, как блоха проворная, Наелась - и упрыгнула, Погладить не далась!" "Добра ты, царска грамота, Да не при нас ты писана..." "Посторонись, народ!" (Акцизные чиновники С бубенчиками, с бляхами С базара пронеслись.) "А я к тому теперича: И веник дрянь, Иван Ильич, А погуляет по полу, Куда как напылит!" "Избави бог, Парашенька, Ты в Питер не ходи! Такие есть чиновники, Ты день у них кухаркою, А ночь у них сударкою - Так это наплевать!" "Куда ты скачешь, Саввушка?" (Кричит священник сотскому Верхом, с казенной бляхою.) -"В Кузьминское скачу За становым. Оказия: Там впереди крестьянина Убили..."-"Эх!..Грехи!.." "Худа ты стала, Дарьюшка!" -"Не веретенце, друг! Вот то, что больше вертится, Пузатее становится, А я как день-деньской..." "Эй, парень, парень глупенький, Оборванный, паршивенький, Эй! Полюби меня! Меня, простоволосую, Хмельную бабу, старую, Зааа-паааа-чканную!.." --- Крестьяне наши трезвые, Подглядывая, слушая, Идут своим путем. Средь самой средь дороженьки Какой-то парень тихонький Большую яму выкопал. "Что делаешь ты тут?" -"А хороню я матушку!" -"Дурак! Какая матушка! Гляди: поддевку новую Ты в землю закопал! Иди скорей да хрюкалом В канаву ляг, воды испей! Авось, соскочит дурь!" "А ну, давай потянемся!" Садятся два крестьянина, Ногами упираются, И жилятся, и тужатся, Крехтят - на скалке тянутся, Суставчики трещат! На скалке не понравилось: "Давай теперь попробуем Тянуться бородой!" Когда порядком бороды Друг дружке поубавили, Вцепились за скулы! Пыхтят, краснеют, корчатся, Мычат, визжат, а тянутся! "Да будет вам, проклятые! Не разольешь водой!" В канаве бабы ссорятся, Одна кричит: "Домой идти Тошнее, чем на каторгу!" Другая:"Врешь, в моем дому Похуже твоего! Мне старший зять ребро сломал, Середний зять...
    4. Три элегии (А. Н. Плещееву)
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    Часть текста: Три элегии (А. Н. Плещееву) А. Н. Плещееву 1 Ах! что изгнанье, заточенье! Захочет - выручит судьба! Что враг!- возможно примиренье, Возможна равная борьба; Как гнев его ни беспределен, Он промахнется в добрый час... Но той руки удар смертелен, Которая ласкала нас!.. Один, один!.. А ту, кем полны Мои ревнивые мечты, Умчали роковые волны Пустой и милой суеты. В ней сердце жаждет жизни новой, Не сносит горестей оно И доли трудной и суровой Со мной не делит уж давно... И тайна всё: печаль и муку Она сокрыла глубоко? Или решилась на разлуку Благоразумно и легко? Кто скажет мне?.. Молчу, скрываю Мою ревнивую печаль, И столько счастья ей желаю Чтоб было прошлого не жаль! Что ж, если сбудется желанье?.. О, нет! живет в душе моей Неотразимое сознанье, Что без меня нет счастья ей! Всё, чем мы в жизни дорожили, Что было лучшего у нас,- Мы на один алтарь сложили, И этот пламень не угас! У берегов чужого моря, Вблизи, вдали он ей блеснет В минуту сиротства и горя, И - верю я - она придет! Придет... и, как всегда, стыдлива, Нетерпелива и горда, Потупит очи молчаливо. Тогда... Что я скажу тогда?.. Безумец! для чего тревожишь Ты сердце бедное свое? Простить не можешь ты ее - И не любить ее не можешь!.. 2 Бьется сердце беспокойное, Отуманились глаза. Дуновенье страсти знойное Налетело, как гроза. Вспоминаю очи ясные Дальней странницы моей, повторяю стансы страстные, Что сложил когда-то ей. Я зову ее, желанную: Улетим с тобою вновь В ту страну обетованную, Где венчала нас любовь! Розы там цветут душистые, Там лазурней небеса, Соловьи там голосистее, Густолиственней леса... 3 Разбиты все привязанности, разум Давно вступил в суровые права, Гляжу на жизнь неверующим глазом... Всё кончено! Седеет голова. Вопрос решен: трудись, пока годишься, И смерти жди! Она недалека... Зачем же ты, о сердце! не миришься С своей судьбой?.. О чем твоя тоска?.. Непрочно всё, что нами здесь любимо, Что день - сдаем могиле мертвеца, Зачем же ты в душе неистребима, Мечта любви, не знающей конца?.. Усни... умри!.. (1874)
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 2. Размер: 42кб.
    Часть текста: Казанские помещики - Белинский в Петербурге - Одоевский - Кольцов - Лермонтов - Соллогуб Прожив в Москве около двух месяцев, мы в июне 1839 года отправились в Казанскую губернию. Панаеву уже года два как досталось наследство от дальнего родственника Ал.Вас.Страхова. Наследников было много, и они никак не могли до этого времени съехаться разом, чтобы приступить к разделу. Теперь съездить в Казань ничего не стоит, а тогда это было продолжительное и небезопасное путешествие; переправлялись через реки в дырявых барках или на паромах. Мы чуть не утонули, когда поднялась на Волге буря, и нас было понесло бог весть куда от пристани, потому что перевозчики струсили, бросили весла, руль, стали плакать и молиться. Нас спас ямщик-татарин, который не только ругал перевозчиков, заставляя их грести, но даже бил их, а сам управлял рулем. Остановки на станциях в ожидании лошадей были продолжительные, едой надо было запасаться в больших городах, иначе можно было наголодоваться. Но меня не утомляло длинное путешествие; мне, никогда не выезжавшей из Петербурга, на каждом шагу представлялось столько нового и любопытного. От Казани надо было еще ехать 200 верст до имения, где собрались сонаследники. Мы приехали в него рано утром. Двор был громадный, и от барского дома тянулись с двух сторон бесконечные постройки для дворовых, которых было до двухсот душ. Когда въезжал наш тарантас во двор, множество дворовых выскочило смотреть на нового прибывшего наследника. На крыльце барского дома появилось несколько рослых лакеев, с всклокоченными волосами и плохо бритыми подбородками, в длиннополых сюртуках из толстого сукна травяного цвета. Я узнала потом, что наследники разрешили сшить эти сюртуки из сукна, большой запас ...

    © 2000- NIV