• Наши партнеры
    Ptoservis.ru - Купить тали.
  • Cлово "ФАМИЛИЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: ФАМИЛИИ, ФАМИЛИЮ, ФАМИЛИЙ, ФАМИЛИЕЙ

    1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
    Входимость: 8.
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 5.
    3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 4.
    4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
    Входимость: 4.
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
    Входимость: 4.
    6. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
    Входимость: 3.
    7. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
    Входимость: 3.
    8. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
    Входимость: 2.
    9. Авдотья Панаева. Воспоминания.
    Входимость: 2.
    10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
    Входимость: 2.
    11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
    Входимость: 2.
    12. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
    Входимость: 2.
    13. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
    Входимость: 2.
    14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
    Входимость: 2.
    15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
    Входимость: 2.
    16. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 2.
    17. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
    Входимость: 2.
    18. Парийский Л. А.: В местах, воспетых Н. А. Некрасовым. Шода
    Входимость: 1.
    19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
    Входимость: 1.
    20. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
    Входимость: 1.
    21. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
    Входимость: 1.
    22. Русские женщины. Княгиня М. Н. Волконская
    Входимость: 1.
    23. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
    Входимость: 1.
    24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
    Входимость: 1.
    25. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
    Входимость: 1.
    26. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
    Входимость: 1.
    27. Николай Скатов. Некрасов
    Входимость: 1.
    28. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
    Входимость: 1.
    29. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Стихотворение "Дедушка Мазай и зайцы"
    Входимость: 1.
    30. Провинциальный подьячий в Петербурге ("Ох, времечко! Скорехонько...")
    Входимость: 1.
    31. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
    Входимость: 8. Размер: 28кб.
    Часть текста: (1958 г.): «Дедушка Мазай – не вымышленное лицо. Это (...) костромской крестьянин, приятель Некрасова по охоте. Потомки дедушки Мазая живут и сейчас в Костромском районе под фамилией Мазайкиных» 441 ; А. Ф. Тарасов (1977 г.): «Герой стихотворения “Дедушка Мазай...” – реальная личность» 442 . Знаменитый дедушка Мазай жил в Вёжах. Привычное словосочетание «дедушка Мазай» уже давно воспринимается как имя собственное, но, конечно, это только деревенское прозвище. В литературе неоднократно указывалось, что жившие в Вёжах потомки деда Мазая носили фамилию Мазайхины 443 . К счастью, у нас есть возможность определить имя того человека, которого мы с детства знаем как дедушку Мазая. Во-первых, согласно ревизским сказкам первой половины XIX века, в Вёжах была только одна семья Мазайхиных. Во-вторых, в этой семье только один человек мог быть прототипом легендарного некрасовского героя. Основателем рода Мазайхиных был крестьянин Савва Дмитриевич Мазайхин (1771 – 1842 гг.). Если в ревизской сказке 1834 года он значится просто как «Сава Дмитриев» 444 , то в сказке 1850 г.,...
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 5. Размер: 42кб.
    Часть текста: Панаева. Воспоминания. Глава четвертая ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Казанские помещики - Белинский в Петербурге - Одоевский - Кольцов - Лермонтов - Соллогуб Прожив в Москве около двух месяцев, мы в июне 1839 года отправились в Казанскую губернию. Панаеву уже года два как досталось наследство от дальнего родственника Ал.Вас.Страхова. Наследников было много, и они никак не могли до этого времени съехаться разом, чтобы приступить к разделу. Теперь съездить в Казань ничего не стоит, а тогда это было продолжительное и небезопасное путешествие; переправлялись через реки в дырявых барках или на паромах. Мы чуть не утонули, когда поднялась на Волге буря, и нас было понесло бог весть куда от пристани, потому что перевозчики струсили, бросили весла, руль, стали плакать и молиться. Нас спас ямщик-татарин, который не только ругал перевозчиков, заставляя их грести, но даже бил их, а сам управлял рулем. Остановки на станциях в ожидании лошадей были продолжительные, едой надо было запасаться в больших городах, иначе можно было наголодоваться. Но меня не утомляло длинное путешествие; мне, никогда не выезжавшей из Петербурга, на каждом шагу представлялось столько нового и любопытного. От Казани надо было еще ехать 200 верст до имения, где собрались сонаследники. Мы приехали в него рано утром. Двор был громадный, и от барского дома тянулись с двух сторон бесконечные постройки для дворовых, которых было до двухсот душ. Когда въезжал наш тарантас во двор, множество дворовых выскочило смотреть на нового...
    3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 4. Размер: 83кб.
    Часть текста: очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной понедельник вдруг обрушился в ее гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни "Отцов ...
    4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
    Входимость: 4. Размер: 43кб.
    Часть текста: русская, но тип ее лица был иностранный. Вообще Пешель проявила себя пионеркой не в одном партере итальянской оперы, а и в образе своей жизни. Тогда русские женщины боялись афишировать себя дамами полусвета и всегда старались запастись мужем. Пешель, хотя жила с матерью, но вдова-генеральша играла такую ничтожную роль в салоне своей дочери, что все равно как бы ее не было. Пешель задавала обеды, вечера с итальянскими второстепенными певцами и певицами. На ее обеды и вечера собиралось много светского мужского общества. Всех интересовало знать: кто дает ей средства жить так богато? Кроме пенсии, вдова и ее дочь ничего не имели. Но Пешель умела скрывать имя своего покровителя. Когда она начала сходить с ума от запутанных своих денежных дел, то и высказала имя своего покровителя, удивив всех, потому что он был важное чиновное лицо, уже имевшее внучат и постоянно проповедывавшее строгую нравственность в семейной жизни. Панаев познакомился с ней через своих приятелей, и В.П.Боткин приставал к Панаеву, чтобы он познакомил и его с Пешель. Приехав с обеда Пешель, которая угостила их трюфелями и шампанским, Боткин находился в самом приятном настроении духа, а это всегда выражалось тем, что он склонял свою лысую голову на бок и умильным тоном говорил: - Милая женственная натура! Общество такой женщины доставляет эстетическое наслаждение, как-то освежает тебя, нет этой сухоты, прозы, какую выносишь после общества добродетельных женщин. Ты, Панаев, счастливчик, что она оказывает тебе особенное внимание [088]. Тогда писатели выказывали большое сочувствие к женскому вопросу тем, что старались опоэтизировать падших женщин, "Магдалин XIX века", как они выражались. Появилась в итальянской опере примадонна...
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
    Входимость: 4. Размер: 28кб.
    Часть текста: настроении и почти каждое утро являлся с новым стихотворением, которое читал Некрасову, мне и всем литераторам, кто просил его прочесть. Тургенев находил, что Фет так же плодовит, как клопы, и что, должно быть, по голове его проскакал целый эскадрон, от чего и происходит такая бессмыслица в некоторых его стихотворениях. Но Фет вполне был уверен, что Тургенев приходит в восторг от его стихов, и с гордостью рассказывал, как после чтения Тургенев обнимал его и говорил, что это лучшее из написанного им. Фет задумал издать полное собрание своих стихов и дал Тургеневу и Некрасову carte blanche выкинуть те стихотворения из старого издания, которые они найдут плохими [148]. У Некрасова с Тургеневым по этому поводу происходили частые споры. Некрасов находил ненужным выбрасывать некоторые стихотворения, а Тургенев настаивал. Очень хорошо помню, как Тургенев горячо доказывал Некрасову, что в одной строфе стихотворения: "Не знаю сам, что буду петь, - но только песня зреет!" - Фет изобличил свои телячьи мозги. У меня сохранился экземпляр стихотворений Фета с помарками и вопросительными знаками, сделанными рукой Тургенева. Н.В.Гербель познакомился также в начале 50-х годов с Панаевым. Гербель явился к Панаеву без всяких рекомендаций и часто бывал у него по утрам, но всегда сидел в кабинете. Он долго не входил в кружок литераторов, которые собирались у нас на обеды и вечера. Причина была та, что Тургенев раз подсмеялся над Панаевым. - Господа, - сказал он, - Панаев открыл новый талант и возится с ним, как с будущим замечательным писателем, потому что первое произведение этого юного офицера имеет очень важное значение для русской литературы, а именно: "История Изюмского полка", написанная и изданная этим офицериком по приказанию командира полка. Панаев обидчиво ему заметил: - Уж ты бы, Тургенев, молчал! Да и за что ты обижаешь Гербеля? Он мне читал все свои переводы из Гейне, и мне кажется, что он очень недурно владеет стихом. - О многострадальный Гейне! - воскликнул...

    © 2000- NIV