Cлово "ЮМОР"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЮМОРОМ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 1. Размер: 35кб.
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
Входимость: 1. Размер: 28кб.
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 1. Размер: 28кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
Часть текста: купим Трудом у мыслящих людей.   В 1846 году Некрасов, "собравшись с силой", только-только обратился на оный - журнальный путь. Еще не представляя тогда, по-видимому, ни характера "сделок с совестью", ни объема труда, ни даже, наверное, меры неспособности к "снисхожденью", пусть и у "мыслящих людей", - то есть всего того, что потребует в русских условиях журнал. И, может быть, ощущая только одно: что же за чрезвычайная для России эта вещь - журнал: "Отечественные записки" с Белинским жили перед глазами. Правда, "Отечественные записки", хотя бы в одном отношении, уже себя и изжили. Их главный мотор - Белинский, в силу нещадной эксплуатации хозяином - Краевским, выработался: "У Краевского я писал даже об азбуках, песенниках, гадательных книжках, поздравительных стихах швейцаров клубов (право!), о книгах о клопах, наконец, о немецких книгах, в которых я не умел перевести даже заглавия, писал об архитектуре, о которой я столько же знаю, сколько об искусстве плести кружева. Он меня сделал не только чернорабочим, водовозной лошадью, но и шарлатаном". Конечно, ни "Физиология Петербурга" Некрасова, даже при участии Белинского, ни тем более "Первое апреля" никак не могли претендовать на что-то подобное журналу уже по крайней своей односторонности. Но "Петербургский сборник" оказался настоящей генеральной репетицией, прямо предшествовавшей новому дебюту на журнальной арене страны. Сам-то дебют назрел. Не было только дебютанта. Учредить в России новый журнал - дело было почти ...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
Входимость: 1. Размер: 35кб.
Часть текста: Языкова отдать на это предприятие все свои деньги, суля ему огромные барыши [159]. Один давнишний знакомый Панаева и Языкова отговаривал последнего пускаться в коммерческое предприятие и доказывал, что условия с компаньоном нелепы. В самом деле, по условию, предложенному Языкову, барыши делились пополам с компаньоном, а за все расходы и убытки отвечал один Языков; кроме того, Языков должен был платить компаньону три тысячи рублей жалованья. Все переговоры с Языковым о конторе происходили через Тургенева и Анненкова. Языков вполне доверился им и так был увлечен, что никого не хотел слушать, отдав все свои деньги Тютчеву, чтобы он распоряжался устройством конторы. Языков очень гордился своим демократическим поступком, выставив свою дворянскую фамилию на вывеске конторы. Тогда русское дворянство считало унижением пускаться в коммерческие дела, не только выставлять свою фамилию на вывесках. Для открытия конторы Языкову надо было записаться в купцы, и он, придя к Панаеву вечером, когда были гости, спросил: "Господа, вы принимаете в свое общество купца?" Все рассмеялись его вопросу, а Анненков, хлопая по плечу Языкова, отвечал ему: "Такого почтенного коммерсанта мы, литераторы, с радостью принимаем" [160]. Разговоров об этой конторе было в кружке много, и когда получена была из провинции первая повестка выслать на рубль иголок, то в тот же вечер Тютчев созвал гостей-литераторов и угостил их обильным ужином. Тютчев на широкую ногу устроил контору; нанята была на Невском большая квартира, на одной половине поместился он сам с семейством, а другая была занята конторой; наняты были несколько артельщиков, упаковщиков и т.п., как будто бы контора была завалена заказами. Рекламы о конторе очень дорого стоили, так что...
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: зайцы”. Вёжи, из которых происходил старый Мазай, принадлежит к этой же волости» 439 ; А. В. Попов (1938 г.): «Деревня Малые Вежи, где жил Мазай, один из друзей-охотников Некрасова, существует и теперь» 440 ; В. В. Касторский (1958 г.): «Дедушка Мазай – не вымышленное лицо. Это (...) костромской крестьянин, приятель Некрасова по охоте. Потомки дедушки Мазая живут и сейчас в Костромском районе под фамилией Мазайкиных» 441 ; А. Ф. Тарасов (1977 г.): «Герой стихотворения “Дедушка Мазай...” – реальная личность» 442 . Знаменитый дедушка Мазай жил в Вёжах. Привычное словосочетание «дедушка Мазай» уже давно воспринимается как имя собственное, но, конечно, это только деревенское прозвище. В литературе неоднократно указывалось, что жившие в Вёжах потомки деда Мазая носили фамилию Мазайхины 443 . К счастью, у нас есть возможность определить имя того человека, которого мы с детства знаем как дедушку Мазая. Во-первых, согласно ревизским сказкам первой половины XIX века, в Вёжах была только одна семья Мазайхиных. Во-вторых, в этой семье только один человек мог быть прототипом легендарного некрасовского героя. Основателем рода Мазайхиных был крестьянин Савва Дмитриевич Мазайхин (1771 – 1842 гг.). Если в ревизской сказке 1834 года он значится просто как «Сава Дмитриев» 444 , то в сказке 1850 г., несмотря на его кончину в 1842 году, он уже записан как «Савва Дмитриев Мазайхин» 445 . Следовательно, Савва Дмитриевич и стал первым человеком, официально получившим фамилию «Мазайхин». В этой фамилии явно проглядывается корень «мазайха», но ни в одном словаре нам такого слова найти не удалось, и что оно обозначает, мы не знаем. Как бы там ни было, но фамилия «Мазайхин» с 30-х гг. XIX века в Вёжах укоренилась, и через несколько десятилетий её усеченный вариант – Мазай – узнала вся Россия. В 1801 году у Саввы...
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава десятая
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: как после чтения Тургенев обнимал его и говорил, что это лучшее из написанного им. Фет задумал издать полное собрание своих стихов и дал Тургеневу и Некрасову carte blanche выкинуть те стихотворения из старого издания, которые они найдут плохими [148]. У Некрасова с Тургеневым по этому поводу происходили частые споры. Некрасов находил ненужным выбрасывать некоторые стихотворения, а Тургенев настаивал. Очень хорошо помню, как Тургенев горячо доказывал Некрасову, что в одной строфе стихотворения: "Не знаю сам, что буду петь, - но только песня зреет!" - Фет изобличил свои телячьи мозги. У меня сохранился экземпляр стихотворений Фета с помарками и вопросительными знаками, сделанными рукой Тургенева. Н.В.Гербель познакомился также в начале 50-х годов с Панаевым. Гербель явился к Панаеву без всяких рекомендаций и часто бывал у него по утрам, но всегда сидел в кабинете. Он долго не входил в кружок литераторов, которые собирались у нас на обеды и вечера. Причина была та, что Тургенев раз подсмеялся над Панаевым. - Господа, - сказал он, - Панаев открыл новый талант и возится с ним, как с будущим замечательным писателем, потому что первое произведение этого юного офицера имеет очень важное значение для русской литературы, а именно: "История Изюмского полка", написанная и изданная этим офицериком по приказанию командира полка. Панаев обидчиво ему заметил: - Уж ты бы, Тургенев, молчал! Да и за что ты обижаешь Гербеля? Он мне читал все свои переводы из Гейне, и мне кажется, что он очень недурно владеет стихом. - О многострадальный Гейне! - воскликнул Тургенев, - почему-то это излюбленный поэт, над уродованием стихов которого все упражняются, причем всякий воображает, что...

© 2000- NIV