Cлово "ФОРМА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ФОРМЕ, ФОРМУ, ФОРМЫ, ФОРМАХ

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 13.
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 10.
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 4.
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 4.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 3.
6. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
Входимость: 3.
7. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
Входимость: 3.
8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
Входимость: 3.
9. Подражание Шиллеру
Входимость: 2.
10. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 2.
11. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
Входимость: 2.
12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 2.
13. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 1.
14. Недавнее время (А. Н. Еракову)
Входимость: 1.
15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 1.
16. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Вступление
Входимость: 1.
17. Незабвенный вечер ("Как быстро, быстро промелькнул...")
Входимость: 1.
18. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
Входимость: 1.
19. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
Входимость: 1.
20. Современники. Часть вторая
Входимость: 1.
21. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 1.
22. Песня Еремушке
Входимость: 1.
23. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 1.
24. Николай Скатов. Некрасов
Входимость: 1.
25. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
Входимость: 1.
26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Стихотворение "Дедушка Мазай и зайцы"
Входимость: 1.
27. Из водевиля "Петербургский ростовщик"
Входимость: 1.
28. Деловой разговор ("Вот почта новая. Какая груда дел!..")
Входимость: 1.
29. Прекрасная партия ("У хладных невских берегов...")
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
Входимость: 13. Размер: 119кб.
Часть текста: событий: тем более, что война становилась если не мировой, то уже полумировой. Одним из таких деятелей был Тютчев. Именно ему ярче прочих рисовался захватывающий образ России, объединенной и несущей начала единения и братства миру. Вообще такая грандиозная Россия с ее решающим участием в европейских судьбах до поры до времени питала многие надежды и иллюзии многих. Тому же Тютчеву борьба России с Западом мыслилась почти апокалипсически: начавшаяся Крымская, хотя Крымом и не ограничившаяся, война эти настроения бесконечно оживляла и усиливала:   Великих зрелищ, мировых судеб Поставлены мы зрителями ныне: Исконные, кровавые враги, Соединясь, идут против России, Пожар войны полмира обхватил, И заревом зловещим осветились Деяния держав миролюбивых... Обращены в позорище вражды Моря и суша... Медленно и глухо К нам двинулись громады кораблей, Хвастливо предрекая нашу гибель, И наконец, приблизились - стоят Пред укрепленной русскою твердыней... И ныне в урне роковой лежат Два жребия... и...
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 10. Размер: 61кб.
Часть текста: известие "чуть не убило меня". Понятно. Ведь это означало, что в целом свете со своей скорбью уже не к кому больше идти. Для самого страдания не оказалось выходов ни к чьему состраданию. Круг безысходности замкнулся. И разомкнется только тогда, когда сам он в себе самом откроет сострадание, то есть возникнут "посылки" к другим и так - "круговая порука", когда на других изольет тоску по себе самом и на этом, собственно, станет великим, и именно русским, народным поэтом. Но это позднее. Отсутствие же внешних житейских проявлений скорби и страдания, как и почти всегда у Некрасова, говорит о тем большей глубинности потрясения: до поры до времени все будет загнано внутрь. То же и с еще одной жизненной стихией. Впервые за три года он снова - и на довольно долгий срок - вошел в жизнь русской деревни. Но это тоже пока никак ни в чем не проявилось и не сказалось: ни в письмах, ни в каких-то литературных писаниях. А ведь, казалось бы, он уже должен был и мог смотреть на деревню взглядом писательским, наблюдательным, изучающим - однако и здесь, видимо, все неосознанно уйдет вглубь, в какие-то запасники души, которые откроются позднее - и уже не в деревне. В деревне же бойко вершится городская литературная поденщина - на будущий прокорм. "Есть у меня, - сообщает Некрасов Кони из Ярославля в конце ноября, - готовая повесть "Антон", но она слишком велика - листов пять печатных... разве в будущий год годится. Написал драму в 4-х актах, да, кажется, неудачно... Водевиль в 3-х актах начал, да все еще не соберусь кончить... Потеряв надежду на постоянную работу, я тороплюсь наготовить разных произведений,...
3. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
Входимость: 4. Размер: 42кб.
Часть текста: который не только ругал перевозчиков, заставляя их грести, но даже бил их, а сам управлял рулем. Остановки на станциях в ожидании лошадей были продолжительные, едой надо было запасаться в больших городах, иначе можно было наголодоваться. Но меня не утомляло длинное путешествие; мне, никогда не выезжавшей из Петербурга, на каждом шагу представлялось столько нового и любопытного. От Казани надо было еще ехать 200 верст до имения, где собрались сонаследники. Мы приехали в него рано утром. Двор был громадный, и от барского дома тянулись с двух сторон бесконечные постройки для дворовых, которых было до двухсот душ. Когда въезжал наш тарантас во двор, множество дворовых выскочило смотреть на нового прибывшего наследника. На крыльце барского дома появилось несколько рослых лакеев, с всклокоченными волосами и плохо бритыми подбородками, в длиннополых сюртуках из толстого сукна травяного цвета. Я узнала потом, что наследники разрешили сшить эти сюртуки из сукна, большой запас которого нашелся у умершего помещика для обивки пола. Лакеи износили свои фраки из тонкого сукна, в которых постоянно ходили при покойном барине. Старик в молодости путешествовал по Европе, жил долго в Англии, что тогда было редкостью между русскими помещиками. По всему было видно, что он желал подражать по возможности английским лордам. Завел конский завод английских скаковых лошадей, к обеду надевал фрак и имел большой погреб, выписывая вина из Англии, Франции и Германии. В его теплицах было много дорогих растений, в оранжерее зрели сливы, персики, виноград и ананасы. Конечно, был оркестр из крепостных музыкантов; не знаю, хороши ли были музыканты, но инструменты были дорогие: при разделе Панаеву досталась скрипка одного старинного мастера, которую Панаев продал за четыре тысячи, причем некоторые уверяли, что он очень продешевил. ...
4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 17)
Входимость: 4. Размер: 48кб.
Часть текста: "Современника" стали первыми читателями нового произведения Некрасова "Кому на Руси жить хорошо": в журнале было напечатано начало поэмы - пролог. К тому времени в большинстве европейских литератур традиция поэм - больших эпических произведений, тесно связанных с жизнью народа и его поэтическим творчеством, уже оборвалась. Да и в русской поэзии со времен Пушкина не появлялось стихотворных вещей такого масштаба. Уже такое вступление к поэме, как пролог, было необычным. Литература нового времени почти не знает прологов, но произведения древней античной и средневековой литературы обычно начинались с таких прологов-предварений, в которых авторы объясняли, о чем же пойдет речь. Введя пролог, Некрасов стремился сразу же обнажить главную, коренную мысль - "идею" своей поэмы, указать на значительность ее, предупредить о грандиозности и долговременности событий, которые в поэме совершатся. Потому-то сама поэма росла год от года, являлись новые и новые части и главы. Прошло более десяти лет, и все же к моменту смерти ...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
Входимость: 3. Размер: 55кб.
Часть текста: злорадством усиливали против него свои пошлые выходки. Панаев особенно не любил одного из приживальщиков Тургенева, низкопоклонного и льстивого Колбасина, и не мог скрыть презрения, которое питал к нему [199]. Не зная, чем отомстить Панаеву, Колбасин начал распускать слух, будто Панаев занял у него 75 рублей и не отдает этих денег. Услужливые приятели, разумеется, поспешили сообщить Панаеву эту гнусную сплетню. Он пришел ко мне в страшном волнении и дрожащим, задыхающимся голосом начал рассказывать о выходке Колбасина. - Недоставало только одного: обвинять меня в том, что я ворую деньги у сотрудников! - воскликнул он и с этими словами вдруг зашатался. Я поддержала его и усадила на диван, около которого он стоял. С ним сделался обморок [200]. Приглашенный доктор не нашел ничего серьезного, за исключением слабости, и велел ему лечь в постель. Вечером, когда я сидела около Панаева, он вдруг заговорил, что у него давно уже созрела мысль уехать куда-нибудь из Петербурга, так как жизнь в этом городе сделалась для него невыносимой. -...

© 2000- NIV