Cлово "1988"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N P Q R S T U V
Поиск  
1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 4. Размер: 73кб.
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Богатый был барин
Входимость: 2. Размер: 22кб.
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Вступление
Входимость: 1. Размер: 10кб.
4. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 1. Размер: 35кб.
5. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 1. Размер: 26кб.
6. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 1. Размер: 38кб.
7. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 1. Размер: 23кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
Входимость: 4. Размер: 73кб.
Часть текста: Прерванное нападением Германии претворение в жизнь плана создания «Большой Волги» продолжилось после войны. В начале 50-х годов возле г. Городец в Горьковской (Нижегородской) области началось строительство Горьковской ГЭС. После её вступления в строй уровень волжской воды выше Городца должен был существенно повыситься, в связи с чем ряд территорий на Верхней Волге должен был уйти под воду. Строительство Горьковской ГЭС обрекло на затопление и значительную часть низинного Костромского Заречья, где предполагалось создание водохранилища. Под воду должны были уйти почти все селения Костромского района, связанные с именем Некрасова. В принципе, от затопления наверняка можно было спасти хотя бы Вёжи, если бы в этом месте защитная дамба прошла на один километр западнее, и Вёжи оказались под её укрытием. Думается, что если бы к началу 50-х годов Вёжи были широко известны как родина дедушки Мазая, то, учитывая официальный культ Некрасова, её, возможно, удалось бы спасти от гибели. Безусловно, доля вины за гибель Вежей лежит на некрасоведах, историках, краеведах – в первую очередь, костромских. В их оправдание нельзя не напомнить, что в период «великого перелома» костромское краеведение, как и везде, было разгромлено, и судьба многих знатоков нашего края сложилась трагично (вспомним хотя бы Н. Н. Виноградова). С начала 50-х годов в Зарецком крае началась работа по переселению жителей. Всеми работами по созданию водохранилища ведала специально созданная организация – Гидрострой, управление которого разместилось на окраине Костромы, в Трудовой (Ипатьевской) слободе. Как первые вестники беды, летом 1953 года в окрестностях Вежей...
2. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Богатый был барин
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Часть текста: в наружной обстановке и жизни Некрасова. (…) у подъезда его квартиры по вечерам стояли блестящие экипажи очень важных особ; его ужинами восхищались богачи-гастрономы; сам Некрасов бросал тысячи на свои прихоти, выписывал из Англии ружья и охотничьих собак (…)» 99 . В 1854 году Некрасов стал членом петербургского Английского клуба, являющегося средоточием столичной знати 100 . Некрасов уделял картам большое внимание с первых лет жизни в Петербурге. К концу 50-х годов масштаб его игры вырос неизмеримо. В числе карточных партнёров поэта оказался целый ряд виднейших сановников, в том числе А. В. Адлерберг, А. А. Абаза и др. Вспоминая перед смертью о своих самых крупных карточных проигрышах, Некрасов указал: «Самый большой мой проигрыш в один раз был 83 тысячи» 102 . Максимальный выигрыш поэта был гораздо больше. «Одно время я был в выигрыше до 600 тысяч» 103 – вспоминал он. Сами суммы говорят об уровне партнеров, с которыми встречался Некрасов за карточным столом. Говоря о причинах карточных успехов Некрасова, А. М. Скабичевский отмечал: «…в самый разгар карточных турниров никогда не покидал его рассудок, который взвешивал с хладнокровием математического расчета все шансы выигрышей и проигрышей. Обыкновенно у нас считается аксиомой, что страсти омрачают рассудок; карточную же игру полагают такой гибельной страстью, которая более, чем какая-либо другая, отнимает у человека и волю, и разум. Некрасов служит вопиющим опровержением этой аксиомы. Та могучая сила воли, которой одарен был Некрасов от природы и которую он еще более развил борьбой с внешними обстоятельствами жизни, ни на минуту не покидала его (…). При таком непреклонном самообладании Некрасов никогда не позволял себе в игре то, что называется зарываться» 104 . С конца 50-х годов особый размах приобрела и другая ...
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Вступление
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: Из этой буквально бездонной обильной кошницы черпал он сюжеты и мотивы своих произведений и облекал их в меткую и образную форму, при помощи заимствованных отсюда же слов и оборотов». Н. Н. Виноградов Наша книга посвящена связи судьбы и творчества Н. А. Некрасова с Костромским краем, сыгравшим в жизни поэта очень важную роль. Родовая усадьба Некрасовых Грешнево находилась вблизи от границы Ярославской и Костромской губерний. Противоположный, лежащий напротив Грешнева, правый берег Волги с воспетым Некрасовым Николо-Бабаевским монастырем относился уже к Костромскому уезду. В Костроме началась военная служба отца поэта, А. С. Некрасова, который и позднее часто бывал здесь. Н. А. Некрасов был связан с Костромским краем на протяжении значительной части своей жизни: он многократно приезжал в губернский город, охотился в лесах и болотах по реке Костроме, посещал многие селения Костромского и Буйского уездов. Документально известно, что поэт бывал в деревнях Шоде и Вёжи, селах Мисково и Жарки; не вызывает сомнений, что он посещал села Саметь, Шунгу, Спас-Вёжи (Спас), Сущево, Куниково, Пустынь и др. На костромском материале Некрасов написал ряд...
4. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
Входимость: 1. Размер: 35кб.
Часть текста: года (июнь-июль) (…) датировано и знаменитое, все школьные хрестоматии обошедшее и во всех хрестоматиях утвердившееся, стихотворение “Крестьянские дети”» 198 . «Судя по датировке рукописи», отмечает А. Ф. Тарасов, поэт работал над этим стихотворением «с 1 по 14 июля» 199 . В основу «Крестьянских детей» лёг эпизод, с которого и начинается стихотворение. Некрасов пишет: Вчера, утомлённый ходьбой по болоту, Забрел я в сарай и заснул глубоко (II, 108).  Этот сарай, скорее всего, стоял в Шоде, возле дома Г. Я. Захарова. Проснувшись, Некрасов увидел, как в щели на него смотрят дети: Проснулся: в широкие щели сарая Глядятся веселого солнца лучи. Воркует голубка; над крышей летая, Кричат молодые грачи (…). Чу! шопот какой-то… а вот вереница Вдоль щели внимательных глаз! Всё серые, карие, синие глазки – Смешались, как в поле цветы. В них столько покоя, свободы и ласки, В них столько святой доброты! (II, 108).  Поэт слышит разговор детей, заинтересованно обсуждающих его персону, его собаку и его ружьё. Этот эпизод, разумеется, не выдуман. А. А. Буткевич вспоминала, что Некрасов: «…редкий раз не привозил он из своего странствия какого-либо запаса для своих произведений. Так, однажды, при мне он (…) засел на два дня, и явились “Крестьянские дети”. В самом деле, разве возможно выдумать форму этой идиллии? Этот сарай с цветами-глазками!» 200 . Обсуждая внешний вид охотника, дети отмечают наличие у него бороды. Поэт слышит, как они переговариваются: первый голос «Борода! второй А барин, сказали!.....
5. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Кому на Руси жить хорошо": Костромские страницы
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Часть текста: послужила жена Гаврилы Яковлевича Захарова Маремьяна Родионовна. «Родина Матрены Тимофеевны, – пишет А. В. Попов, – изображается лесной стороной с населением, по-видимому, старообрядческим, со строгими нравами. Семья у нее “непьющая”. По избам обряжаются, В часовенках спасаются. Это напоминает бассейн реки Костромы , где Некрасов бывал у своего “друга-приятеля” Гаврилы Яковлевича Захарова, крестьянина деревни Шоды, с которым он охотился в этих местах» 486 . Согласно черновикам поэмы, муж Матрены Тимофеевны «Филипп Иваныч, каменщик» был родом из Мискова – недальнего Господского села (III, 506). Матрена Тимофеевна живёт «в селе Клину» (III, 236). А. В. Попов считал, что это село Клин в Даниловском уезде Ярославской губернии 487 . Ему возражал К. Ф. Яковлев: «... А. Попов связывает действие “Крестьянки” с реальной деревней Клин Даниловского уезда Ярославской губернии, в то время как поэт, несомненно, говорит здесь о костромских местах» 488 . Матрена Тимофеевна живёт относительно недалеко от Костромы. Желая броситься в ноги губернатору, она доходит до губернского города за ночь; в тексте сказано: «всю ночь я шла» (III, 295). Всё это свидетельствует в пользу того, что, изображая Матрену Тимофеевну, Некрасов опирался на свои мисковско-жарковско-шодские впечатления. Один из главных героев поэмы – крестьянин Савелий, дед ...

© 2000- NIV