Cлово "1924"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  
1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 7.
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 2.
3. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
Входимость: 7. Размер: 60кб.
Часть текста: Яковлевич пережил Некрасова на шесть лет, он скончался в Пасху 1883 г. 551 , которая в том году пришлась на 18 апреля. Не подлежит сомнению, что отпевание его произошло в Успенской церкви в Жарках, на приходском кладбище у стен которой и завершился его земной путь. Хотя формально костромскому некрасоведению более ста лет, вопрос о месте погребения Гаврилы Яковлевича практически никогда не вставал. Только недавно Нина Григорьевна Захарова, праправнучатая племянница некрасовского «друга-приятеля», высказала мнение, что Гаврила Яковлевич был похоронен на ныне заброшенном т. н. «Родительском кладбище», находящемся в 4 верстах по течению Мезы ниже Шоды. Во вступлении к сборнику своих стихов «Во власти света», вышедшему в 2003 году, она пишет: «…прах Гаврилы Яковлевича и Семена Яковлевича, как и прах всех первопоселенцев, покоится в лесу, обступившем и поглотившем первоначальное – родительское – кладбище. Оно находится в четырех километрах от деревни по направлению к старому Мискову, недалеко от дороги, на возвышенном месте, называемом косогор» 552 . Однако это мнение, судя по всему, не соответствует действительности. В метрических книгах Успенской церкви в Жарках (к сожалению, они сохранились только, начиная с 1885 г.) все умершие в 1885-1917 гг. жители Шоды значатся похороненными «на кладбище при церкви», т. е. в Жарках. За более чем 30-летний период нам попалось только одно исключение – скончавшийся 19 апреля 1905 года крестьянин д. Шода Стефан Андреевич Сибирев, который 25 апреля после...
2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 2. Размер: 71кб.
Часть текста: плодовитый драматург, написал и перевел 74 пьесы. Впоследствии - "деспот русской сцены", глава театрального училища и начальник репертуара. - Крутицкий, знаменитый "казнокрад: поставленный наблюдать за сборами театральных кассиров, он нажил на этом деле три дома. Похитил даже бронзовые статуи, украшавшие Александрийский театр! [003] Граф Михаил Андреевич Милорадович (1771-1825), петербургский генерал-губернатор, родом серб, был поставлен во главе комитета "для решения высших театральных вопросов". Оказывал большое покровительство Брянскому. Управлял театром деспотически: грозил талантливым артисткам, что посадит их в смирительный дом: знаменитого трагика Каратыгина заточил в Петропавловскую крепость; запретил театралу П.Катенину посещать театры и т.д. [004] Александр Иванович Якубович (1792-1845), человек отчаянной храбрости, "пламенный любовник свободы", был сослан на Кавказ за дуэль с Грибоедовым. На Кавказе был ранен в лоб, после чего стал носить черную повязку. В 1825 году вступил в Северное Тайное Общество, при чем вызвался убить царя. После декабрьского восстания был приговорен к вечной каторге. [005] Кн. А.А.Шаховской (1777-1846) никогда не был директором императорских театров, но заведовал в них репертуарной частью. Считался лучшим учителем сценического искусства. Брянские - муж и жена - были его ученики и любимцы. [006] Екатерина Семеновна Семенова, знаменитая, трагическая актриса, вышла замуж за сенатора князя И.А.Гагарина в 1828 году. Она, действительно была в дружбе с Брянскими и долгое время отказывалась играть с Каратыгиным. [007] Нимфодора Семеновна Семенова была сожительницей знатного вельможи, графа В.В.Мусина-Пушкина, и жила в ослепительной роскоши. [008] Не у Грибоедова, а у Фаддея Булгарина, которому...
3. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
Входимость: 1. Размер: 57кб.
Часть текста: огороды находились в стороне от деревни, за 250-300 метров и дальше. Осенью и весной, в сырую погоду, в улицах и проулках было грязно, так как было тесно и было много домашней скотины. В колхозное время в деревне находились еще и ферма коров, конюшня и телятник. Все эти неудобства компенсировала окружающая природа. Приходила весна, затем лето. Заканчивался весенний лов рыбы, сплав леса, начинался сенокос, затем щипка хмеля, рытьё-копка картошки. На осень приходилась продажа излишков скотины, сена, дров. Весной в разлив единственным способом передвижения были лодкиботники. Даже в баню, в амбар ездили на лодках. Меженью, как сойдет вода, всё вокруг покрывалось зеленым ковром разнотравья, всё цвело, и запах цветов стоял по всей округе. В нашей низине был увлажненный чистый воздух. В сенокос, если бы посмотреть на округу Вежей с птичьего полета, вся наша низина приходила в движение: кто свозил копны, кто сгребал сено, кто метал стог. Особое место в жизни Вежей и находящихся рядом деревни Ведёрки и села Спас занимала щипка хмеля. Эта работа была трудоемка и требовала дополнительных рабочих рук. В этот период из соседних деревень к нам приходило на заработки до сотни человек, в основном молодежь. На хмельниках в это время стоял шум, смех, а то и песни. Кто спускал с кольев ветви хмеля, кто сощипывал душистые шишки, кто корзинами относил хмель в овины на просушку. В нашей низине было много озер, рек и речек, которые буквально кишели рыбой. Лов рыбы и торговля ею стояли если не на первом, то уж наверняка на втором месте по доходной части для жителей Вежей. Было много скота – коров, овец, в двух из трех домов имелись лошади. Пожары всегда были бичом для жителей нашего...

© 2000- NIV