Cлово "1847"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
Поиск  
1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 10.
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 7.
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 5.
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 4.
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2.
6. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
Входимость: 2.
7. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
Входимость: 2.
8. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
Входимость: 2.
9. * * * (В один трактир они оба ходили прилежно...)
Входимость: 1.
10. * * * (Ты всегда хороша несравненно...)
Входимость: 1.
11. Мой жребий ("Давно от участья, от ласковой речи...")
Входимость: 1.
12. * * * (Еду ли ночью по улице темной...)
Входимость: 1.
13. Из фельетона "Теория бильярдной игры" ("О вы, герои биллиарда!..")
Входимость: 1.
14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
Входимость: 1.
15. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
Входимость: 1.
16. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
Входимость: 1.
17. Нравственный человек ("Живя согласно с строгой моралью...")
Входимость: 1.
18. * * * (Если, мучимый страстью мятежной...)
Входимость: 1.
19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Грешневское детство поэта
Входимость: 1.
20. Николай Скатов. Некрасов. (часть 13)
Входимость: 1.
21. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
Входимость: 1.
22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 20)
Входимость: 1.
23. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
Входимость: 10. Размер: 71кб.
Часть текста: [002] А.Д. Киреев, управляющий конторой императорских театров. Впоследствии проворовался. - Д.Г.Ротчев, поэт, переводчик пьес Шиллера и Виктора Гюго. - Павел Степанович Федоров, плодовитый драматург, написал и перевел 74 пьесы. Впоследствии - "деспот русской сцены", глава театрального училища и начальник репертуара. - Крутицкий, знаменитый "казнокрад: поставленный наблюдать за сборами театральных кассиров, он нажил на этом деле три дома. Похитил даже бронзовые статуи, украшавшие Александрийский театр! [003] Граф Михаил Андреевич Милорадович (1771-1825), петербургский генерал-губернатор, родом серб, был поставлен во главе комитета "для решения высших театральных вопросов". Оказывал большое покровительство Брянскому. Управлял театром деспотически: грозил талантливым артисткам, что посадит их в смирительный дом: знаменитого трагика Каратыгина заточил в Петропавловскую крепость; запретил театралу П.Катенину посещать театры и т.д. [004] Александр Иванович Якубович (1792-1845), человек отчаянной храбрости, "пламенный любовник свободы", был сослан на Кавказ за дуэль с Грибоедовым. На Кавказе был ранен в лоб, после чего стал носить черную повязку. В 1825 году вступил в Северное Тайное Общество, при чем вызвался убить царя. После декабрьского восстания был приговорен к вечной каторге. [005] Кн. А.А.Шаховской (1777-1846) никогда не был директором императорских театров, но заведовал в них репертуарной частью. Считался лучшим учителем сценического искусства. Брянские - муж и жена - были его ученики и любимцы. [006] Екатерина Семеновна Семенова, знаменитая, трагическая актриса,...
2. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
Входимость: 7. Размер: 54кб.
Часть текста: к "снисхожденью", пусть и у "мыслящих людей", - то есть всего того, что потребует в русских условиях журнал. И, может быть, ощущая только одно: что же за чрезвычайная для России эта вещь - журнал: "Отечественные записки" с Белинским жили перед глазами. Правда, "Отечественные записки", хотя бы в одном отношении, уже себя и изжили. Их главный мотор - Белинский, в силу нещадной эксплуатации хозяином - Краевским, выработался: "У Краевского я писал даже об азбуках, песенниках, гадательных книжках, поздравительных стихах швейцаров клубов (право!), о книгах о клопах, наконец, о немецких книгах, в которых я не умел перевести даже заглавия, писал об архитектуре, о которой я столько же знаю, сколько об искусстве плести кружева. Он меня сделал не только чернорабочим, водовозной лошадью, но и шарлатаном". Конечно, ни "Физиология Петербурга" Некрасова, даже при участии Белинского, ни тем более "Первое апреля" никак не могли претендовать на что-то подобное журналу уже по крайней своей односторонности. Но "Петербургский сборник" оказался настоящей генеральной репетицией, прямо предшествовавшей новому дебюту на журнальной арене страны. Сам-то дебют назрел. Не было только...
3. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Отъезд в Петербург. Первые годы в столице
Входимость: 5. Размер: 29кб.
Часть текста: с родителями, братьями и сестрами, он выехал (вероятно, из Ярославля) в Петербург. В каком-то смысле для Некрасова поездка в Петербург являлась авантюрой: в Дворянский полк он не собирался поступать, о поступлении же в университет без серьёзной подготовки не могло быть и речи. Главные надежды Некрасов возлагал на свои стихи. Позднее он вспоминал: «Со мной была тетрадка стихотворений, на неё возлагал я большие надежды» (XII, 11). О том, какие именно надежды, сказано в его автобиографическом романе «Жизнь и похождения Тихона Тростникова»: «По приезде в Петербург, не более как через десять дней, я надеялся иметь кучи золота и громкое имя» (VI, 64). Нельзя не заметить, что если расчёты Некрасова на тетрадь юношеских стихов и не оправдались, то в целом его мечты относительно куч золота и громкого имени со временем осуществились полностью. Приехав в Петербург, юный поэт не стал поступать в Дворянский полк. В гневе Алексей Сергеевич отказался помогать сыну деньгами. Некрасов оказался в крайне тяжелом положении. Его планы поступления в Петербургский университет потерпели полный провал. Летом 1839 г., поступая на факультет восточных языков, на вступительных экзаменах Некрасов с треском провалился, сдав четыре из пяти предметов (Закон Божий, географию, всемирную историю и русскую историю) на единицы, пятый – русскую словесность – на двойку 73 (все отметки – по пятибалльной системе). Сдавать остальные экзамены не имело смысла. В сентябре 1839 года Некрасов ...
4. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
Входимость: 4. Размер: 50кб.
Часть текста: не злоупотреблял своей властью над крестьянами. Кроме деревенского хозяйства, Толстые были заняты еще лечением; множество больных отовсюду являлись к ним. Они пробовали нанимать фельдшера для своих крестьян, но постоянно попадался или пьяница, или лентяй, или грубый в обхождении с больными, с которых не дозволялось брать никаких поборов. Толстые сами прочли множество руководств о домашнем лечении, а живя два года за границей, прошли фельдшерский курс, учились в заграничных больницах перевязывать раны, пускать кровь, одним словом, подавать первоначальную помощь в несчастных случаях. В их аптеке был обширный запас лекарств и даже заведен был тарантас, приспособленный для спокойного отправления больного в городскую больницу. Зимой на барском дворе во флигеле открывалась школа, куда крестьяне, если хотели, могли посылать своих детей учиться. Толстые предоставили самим крестьянам разбирать возникавшие между ними тяжебные дела и подвергать виновных взысканиям, но крестьяне по привычке шли судиться к помещикам и этим отнимали у них много времени. Дворни у Толстых было немного, и каждый служащий получал жалованье, как вольная прислуга. Барщины и каких-либо поборов с баб, конечно, не существовало. Такие нововведения в управлении крестьянами возбуждали бесконечные толки в губернии; все соседи Толстых, крепостники-помещики, были страшно озлоблены на них, находя, что они подрывают помещичью власть. На Толстых сыпались нелепые доносы, будто они, под видом лечения, собирают к себе народ и толкуют о воле, возбуждают к неповиновению и т.п. Толстые знали о доносах и о том, что за ними зорко следят, и потому были осторожны. Некрасов получил письмо от Белинского, который совершенно случайно уехал из Петербурга с Щепкиным, отправившимся на ...
5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
Входимость: 2. Размер: 83кб.
Часть текста: Смолоду эта женщина была очень красива. "Одна из самых красивых женщин в Петербурге", - вспоминал о ней граф Соллогуб. "Не только безукоризненно красивая, но и привлекательная брюнетка", - писал такой опытный ценитель, как Фет. И Павел Ковалевский то же самое: "красивая женщина", "нарядная, эффектная брюнетка". И полковник Щербачев то же самое: "молодая, красивая женщина". И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются их крестьянами" [227]. Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов - какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Кавелин, и Лев Толстой - все у нее за столом, у Пяти Углов или потом у Аничкина моста, и, кажется, если бы в иной...

© 2000- NIV