• Наши партнеры
    Tverdomer.ru - меры твердости 2-го разряда рабочие эталоны твердости переносной твердомер
  • Cлово "ОДИН"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F I J L M N P Q R S T U V
    Поиск  
    1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 69.
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 54.
    3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
    Входимость: 37.
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
    Входимость: 35.
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
    Входимость: 32.
    6. Николай Скатов. Некрасов. (часть 15)
    Входимость: 32.
    7. Николай Скатов. Некрасов. (часть 2)
    Входимость: 31.
    8. Николай Скатов. Некрасов
    Входимость: 30.
    9. Николай Скатов. Некрасов. (часть 4)
    Входимость: 30.
    10. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восьмая
    Входимость: 29.
    11. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава первая
    Входимость: 29.
    12. Николай Скатов. Некрасов. (часть 14)
    Входимость: 28.
    13. Авдотья Панаева. Воспоминания. Примечания
    Входимость: 28.
    14. Николай Скатов. Некрасов. (часть 18)
    Входимость: 26.
    15. Николай Скатов. Некрасов. (часть 6)
    Входимость: 25.
    16. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Знаю: на место сетей крепостных...
    Входимость: 24.
    17. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасовские места Покостромья
    Входимость: 24.
    18. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятнадцатая
    Входимость: 24.
    19. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Иных времен, иных картин провижу я начало…"
    Входимость: 23.
    20. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четвертая
    Входимость: 23.
    21. Баба-Яга, Костяная Нога. Русская народная сказка в стихах. В осьми главах.
    Входимость: 23.
    22. Николай Скатов. Некрасов. (часть 10)
    Входимость: 23.
    23. Николай Скатов. Некрасов. (часть 16)
    Входимость: 23.
    24. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава девятая
    Входимость: 22.
    25. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Дедушка Мазай: литературный герой и его прототип
    Входимость: 21.
    26. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Гаврила Яковлевич Захаров: друг-приятель поэта
    Входимость: 21.
    27. Николай Скатов. Некрасов. (часть 11)
    Входимость: 21.
    28. Николай Скатов. Некрасов. (часть 8)
    Входимость: 20.
    29. Современники. Часть вторая
    Входимость: 20.
    30. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава седьмая
    Входимость: 20.
    31. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава вторая
    Входимость: 20.
    32. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестая
    Входимость: 19.
    33. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. Некрасов и Костромской край: 1878 год - начало XX века
    Входимость: 18.
    34. Попова А. В.: Костромская основа в сюжете "Коробейников" Н. А. Некрасова
    Входимость: 18.
    35. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава двенадцатая
    Входимость: 18.
    36. Сцены из лирической комедии "Медвежья охота"
    Входимость: 18.
    37. Николай Скатов. Некрасов. (часть 12)
    Входимость: 18.
    38. Николай Скатов. Некрасов. (часть 19)
    Входимость: 18.
    39. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава четырнадцатая
    Входимость: 18.
    40. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава одиннадцатая
    Входимость: 17.
    41. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава семнадцатая
    Входимость: 17.
    42. Николай Скатов. Некрасов. (часть 5)
    Входимость: 17.
    43. Пискунов Л. П.: Из воспоминаний о деревне Вёжи
    Входимость: 16.
    44. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава восемнадцатая
    Входимость: 16.
    45. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава пятая
    Входимость: 15.
    46. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Дедушка": Костромская основа сюжета поэмы
    Входимость: 15.
    47. Зонтиков Н. А.: Н. А. Некрасов и Костромской край - страницы истории. "Крестьянские дети" и "Коробейники"
    Входимость: 14.
    48. * * * (Несчастные)
    Входимость: 13.
    49. Мороз, Красный Нос
    Входимость: 13.
    50. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава третья
    Входимость: 13.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Николай Скатов. Некрасов. (часть 9)
    Входимость: 69. Размер: 119кб.
    Часть текста: и несущей начала единения и братства миру. Вообще такая грандиозная Россия с ее решающим участием в европейских судьбах до поры до времени питала многие надежды и иллюзии многих. Тому же Тютчеву борьба России с Западом мыслилась почти апокалипсически: начавшаяся Крымская, хотя Крымом и не ограничившаяся, война эти настроения бесконечно оживляла и усиливала:   Великих зрелищ, мировых судеб Поставлены мы зрителями ныне: Исконные, кровавые враги, Соединясь, идут против России, Пожар войны полмира обхватил, И заревом зловещим осветились Деяния держав миролюбивых... Обращены в позорище вражды Моря и суша... Медленно и глухо К нам двинулись громады кораблей, Хвастливо предрекая нашу гибель, И наконец, приблизились - стоят Пред укрепленной русскою твердыней... И ныне в урне роковой лежат Два жребия... и наступает время, Когда решитель мира и войны Исторгнет их всесильною рукой И свету потрясенному покажет.   Вот эти стихи можно было бы назвать концентрированным поэтическим выражением тютчевского восприятия событий. Но принадлежат эти стихи не Тютчеву, а... Некрасову. Иллюзия принадлежности...
    2. Авдотья Панаева. Воспоминания. Очерк Чуковского
    Входимость: 54. Размер: 83кб.
    Часть текста: И даже близорукий Чернышевский: "красавица, каких не очень много" [224]. Немудрено, что молодой Достоевский влюбился в нее с первого взгляда: "Я был влюблен не на шутку, теперь проходит, а не знаю еще... - писал он впоследствии брату. - Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя" [225]. Двадцатишестилетний Некрасов тоже влюбился в нее и чуть не покончил с собой, когда она отвергла его. Сколько пламенных стихов в его книге посвящено этой эффектной брюнетке! Она вечно в кругу исторических, замечательных, знаменитых людей. Они ее ежедневные гости. Герцен приехал из Петербурга в Москву и прямо в ее дом, к ее мужу, - не нахвалится ее гостеприимством: "Она мила и добра до невозможности, холит меня, как дитя", - пишет он из Петербурга жене [226]. Белинский ее сосед и приятель. Он тоже очарован ее добротой: "Попробуйте, - пишет он ее мужу, Панаеву, - попробуйте отдать деревню в ее распоряжение, и вы увидите, что через полгода, благодаря ее доброте и благодетельности, ваши крестьяне... сделаются сами господами, а господа сделаются ...
    3. Николай Скатов. Некрасов. (часть 7)
    Входимость: 37. Размер: 58кб.
    Часть текста: но и жизненный, житейский. Впрочем, даже сам этот жизненный и житейский роман. Некрасова и Авдотьи Панаевой, в свою очередь, стал многократно, по крайней мере трижды, литературным. Во-первых, это оказался роман мужчины и женщины, которые были писателями - оба. Дело для того времени совсем не частое: прозаик Николай Филиппович Павлов и его жена поэтесса Каролина Павлова (урожденная Якеш) - чуть ли не все из более или менее известных. Во-вторых, Некрасов и Панаева не только литературные сотрудники, журнальные соратники. И. Некрасов и Н. Станицкий (псевдоним А. Панаевой) - соавторы: дело по русским меркам того времени почти невиданное. Наконец, в-третьих, их жизненный - продолжительный и трудный - роман стал той почвой, на которой родился и "роман" стихотворный - поэтический цикл Некрасова, издавна называемый "панаевским". Собственно, этим-то поэтическим итогом вся история прежде всего и значима - и тогда, и теперь, и всегда. Впрочем, слова были новыми, потому что и дела были не совсем привычными, а в русской жизни девятнадцатого века даже из ряда вон...
    4. Николай Скатов. Некрасов. (часть 3)
    Входимость: 35. Размер: 45кб.
    Часть текста: сказать, что ни один большой русский писатель не имел ничего даже близко подходящего к жизненному и житейскому опыту, через который прошел молодой Некрасов. Не переварился так, буквально в семи кипятках, как он, в первые петербургские годы. Один из своих рассказов (собственно, отрывок из романа) он назвал позднее "Петербургские углы". Но он мог бы - только на основе личных воспоминаний - написать и "Петербургские трущобы" похлеще Всеволода Крестовского, так как поскитался по ним, и какое-нибудь "Петербургское дно": пожалуй, и сам Горький не побывал на таком дне, на котором побывал Некрасов. Некрасов - первый наш, может быть за исключением Пушкина, городской поэт, во всяком случае, первый поэт урбанизированного города. "Некрасов, - скажет знаток темы Брюсов, - заплатил щедрую дань городу, запечатлев в своих стихах образ современного ему Петербурга, зарисовав те типы и те сцены, которые видел ежедневно, и его блеск и его мрак. Он сделал это не как фотограф, снимающий на своих пластинках все, что "подвертывается" под аппарат, но как художник-горожанин, сам живущий одной жизнью с современным городом, глубоко понявший его жуткое, магнетическое очарование. После Пушкина Достоевский и Некрасов - первые у нас поэты города..." Ни о какой городской бедности, ни о каком страдании, ни о каком унижении и оскорблении поэт не написал позднее со стороны - через все...
    5. Авдотья Панаева. Воспоминания. Глава шестнадцатая
    Входимость: 32. Размер: 55кб.
    Часть текста: Панаева и отразились роковым образом на его здоровьи. Его литературные враги знали это и с каким-то злорадством усиливали против него свои пошлые выходки. Панаев особенно не любил одного из приживальщиков Тургенева, низкопоклонного и льстивого Колбасина, и не мог скрыть презрения, которое питал к нему [199]. Не зная, чем отомстить Панаеву, Колбасин начал распускать слух, будто Панаев занял у него 75 рублей и не отдает этих денег. Услужливые приятели, разумеется, поспешили сообщить Панаеву эту гнусную сплетню. Он пришел ко мне в страшном волнении и дрожащим, задыхающимся голосом начал рассказывать о выходке Колбасина. - Недоставало только одного: обвинять меня в том, что я ворую деньги у сотрудников! - воскликнул он и с этими словами вдруг зашатался. Я поддержала его и усадила на диван, около которого он стоял. С ним сделался обморок [200]. Приглашенный доктор не нашел ничего серьезного, за исключением слабости, и велел ему лечь в постель. Вечером, когда я сидела около Панаева, он вдруг заговорил, что у него давно уже созрела мысль уехать куда-нибудь из Петербурга, так как жизнь в этом городе сделалась для него невыносимой. - Можно взять в аренду небольшую усадьбу по Николаевской железной дороге, - ...

    © 2000- NIV