• Наши партнеры:
    Spr.ru - demis group отзывы
    Vitalijavto.com - Купить Бампер - Бампер задний. Защиты картера, КПП авто. Завод.
  • Современники
    Часть вторая

    Часть: 1 2
    
    
      Часть вторая
    ГЕРОИ ВРЕМЕНИ Траги-комедия "Кушать подано!"- Мне дали Очень маленький салон. За стеной "ура!" кричали, По тарелкам шел трезвон. Кто ж они - с моим чуланом Рядом пьющие теперь? Я чуть-чуть открыл диваном Загороженную дверь, Поглядел из-за портьеры: Зала публикой кишит - Все тузы-акционеры! На ловца и зверь бежит... Производитель работ Акционерной компании, Сдавший недавно отчет В общем годичном собрании, В группе директоров Шкурин сидит (Синяя чуйка и крупные губы). Старец, прошедший сквозь медные трубы - Савва Антихристов - спич говорит. (Общество пестрое: франты, гусары, И генерал, и банкир, и кулак.) "Да, господа! самородок-русак Стоит немецких философов пары! Был он мужик, не имел ничего, Часто гуляла по мальчику палка, Дальше скажу вам словами его (Тут и отвага, и ум, и смекалка): "Я - уроженец степей; Дав пастухам по алтыну, Я из хребта у свиней В младости дергал щетину. Мечется стадо, ревет. Знамо: живая скотина! Мальчик не трусит - дерет, Первого сорту щетина! Стал я теперь богачом; Дом у меня, как картинка, Думаю, глядя на дом: Это - свиная щетинка!.." Великорусская, меткая речь!.. С детства умел он добыть и сберечь. Сняли мы линию; много заботы: Надо сдавать земляные работы. Еду я раз по делам в Перекоп, Вижу, с артелью идет землекоп. "Кто ты?"-"Я - Федор Никифоров Шкурин". (Обращается к Шкурину) Чокнемся! Выпьем, христов мужичок! Ну, господа генералы! чок-чок!.. Выбор-то мой оказался недурен... (Чокаются и пьют.) Прибыл подрядчик на место работ, Вместо науки с одним "глазомером", Ездит по селам с своим инженером, Рядит рабочих - никто не идет! Земли кругом тут дворянские были,- Только дворяне о них позабыли. Всем тут орудовал грубый "кустарь", Пренебреженной окраины царь. Жители рыбу в озерах ловили, Гнали безданно из пеньев смолу, Брали морошку, опенки солили И говорили: "Нейдем в кабалу!" Нет послушанья, порядка и прочего, Прежде всего: создавай тут "рабочего". Как же создашь его? Шкурин не спит: Земли, озера, болота, графит - Всё откупил у помещика, "Всё - до последнего лещика!" (Как энергически сам говорит) Дрогнула грубая сила "кустарная", Как из под ног ее почва ушла... Мысль эта, смею сказать лучезарная, Наши доходы спасла. Плод этой меры в графе дивиденда Акционеры найдут: На сорок три с половиной процента Разом понизился труд!.. Ходко пошла земляная работа. Шкурин, трудясь до кровавого пота, Не раздевался в ночи, Жил без семейства в степи безотрадной, Обувь, одежду, перцовку, харчи Сам поставлял для артели громадной. Он, разделяя с рабочим труды, Не пренебрег гигиеной народной: Вместо болотной, стоячей воды, Дал он рабочему квас превосходный! Этим и наша достигнута цель: В жаркие дни, довалившись до кваса, Меньше харчей потребляла артель И обходилась охотно без мяса! Быстро в артели упал аппетит На двадцать два с половиной процента. Я умолкаю... графа дивиденда Красноречивее слов говорит!.." --- "Ура!" прокричали, героя сравнили С находчивым "янки". А я между тем, Покамест здоровье подрядчика пили, Успел присмотреться ко всем: Во-первых, тут были почетные лица В чинах, с орденами. Их видит столица В сенате, в палатах, в судах. Служа безупречно и пользуясь весом, Они посвящают досуг интересам Коммерческих фирм на паях. Тут были плебеи, из праха и пыли Достигшие денег, крестов, И рядом вельможи тут русские были, Погрязшие в тине долгов (То имя, что деды в безумной отваге Прославили - гордость страны - Они за паи подмахнут на бумаге, Не стоящей трети цены)... Сидели тут важно, в сознании силы, "Зацепа" и "Савва"- столпы-воротилы (Зацепа был мрачен, а Савва сиял). Тут были банкиры, дельцы биржевые, И земская сила - дворяне степные, Тут было с десяток менял. Сидели тут рядом тузы-иноземцы: Остзейские, русские, прусские немцы, Евреи и греки и много других - В Варшаве, в Одессе, в Крыму, в Питербурге Банкирские фирмы у них - На аки, на раки, на берги, на бурги Кончаются прозвища их. Зацепа - красивый старик белокудрый, Наживший богатство политикой мудрой,- Был сборища главным вождем. Профессор, юрист, адвокат знаменитый И два инженера - с ученым значком - Его окружали почетною свитой. Григорий Аркадьич Зацепин стяжал В коммерческом мире великую славу И львиную долю себе выделял Из каждого крупного дела по праву. Сей старец находчив, умен, даровит, В нем чудная тайна успеха таится, Не даром он в каждом правленье сидит... Придет вам охота в аферы пуститься, Старайтесь его к предприятью привлечь - Пойдет как по маслу!.. Герой-триумфатор Раскланялся... Выступил новый оратор, Меняло,- писклива была его речь: "Мм. гг. Времена наступают тревожные Кризис близится: мало дают Предприятья железнодорожные, Банки тоже не бойко идут: "Половину закрыть не мешало бы!"- Слышен в публике хор голосов, Как недавно мы слышали жалобы На избыток питейных домов. Время выйти на поприще новое, Честь имею проект предложить, Всё обдумано - дело готовое, Стоит только устав сочинить. (Пауза. Выпив глоток воды, оратор продолжает с одушевлением) Мысль - "Центрального Дома Терпимости", Такова наша мысль! Скажут нам: Прежде Невский целковыми вымости, И на то я согласие дам! Вам порукою наше серьезное Отношенье к делам вообще, Что развитие ей грандиозное Мы надеемся дать не вотще: Лишь бы нам разрешили концессию... Учредим капитал на паях И, убив мелочную профессию, Двинем дело на всех парусах! Нет сомненья, что цель учреждения Наше общество скоро поймет: Понесут нам свои сбережения Все кутящие ныне вразброд! Предприятия с точки вещественной Невозможно вернее желать, Равным образом, с точки общественной Трудно пользу его отрицать. Без надзора строжайшего, честного Не оставим мы дело никак, Мы найдем адвоката известного Для разбора скандалов и драк. Будет много у нас подражателей. Но не будет такого нигде Наблюденья: возьмем наблюдателей В нашей скромной меняльной среде..." --- "В тихом омуте водятся черти!"- Кто-то рядом со мной прошептал; Некто Грош испугался до смерти Остроумной затеи менял И подвинулся дальше со стулом. На проект отвечала толпа Нерешительным, сдержанным гулом, Ждали мненья Зацепы-столпа. "Да (сказал он), доходное дело, Но советую вам подождать. Ново... странно... до дерзости смело... Преждевременно, смею сказать! Кто не знает? Пророки событий, Пролагатели новых путей, Провозвестники важных открытий - Побиваются грудой камней. Двинув раньше вперед спекуляцию, Чем прогресс узаконит ее, Потеряете вы репутацию И погубите дело свое. Подождите! Прогресс подвигается, И движенью не видно конца: Что сегодня постыдным считается, Удостоится завтра венца..." "Браво!" Залп громоподобный.. На арену вышел Грош И проекту спич надгробный Довершил: "Проект хорош, Исполнители опасны!"- Он язвительно сказал. Пренья были долги, страстны, Впрочем, я их не слыхал, Я заснул... Мне снились планы О походах на карманы Благодушных россиян, И, ощупав свой карман, Я проснулся... Шумно... В уши Словно бьют колокола: Гомерические куши, Миллионные дела, Баснословные оклады, Недовыручка, дележ, Рельсы, шпалы, банки, вклады - Ничего не разберешь!... Я сидел тупой и мрачный, Долго мне понять мешал Этот крик и дым табачный: Где я? Как сюда попал?.. Через дверь, чуть-чуть открытую, Вижу лиц усталых ряд, Вижу жженку недопитую, Землянику, виноград. К англичанину с объятиями Лезет русский человек. "Выпьем, Борух! Будем братьями!"- Говорит еврею грек. Кто-то низко клонит голову, Кто-то на пол льет вино, Кто-то Утина Ермолову Уподобил... Всё пьяно!... Я понял: кончили дела И нараспашку закутили. Одни сидели у стола, Другие парами ходили.. Сюда пришел и князь Иван И, на диване отдыхая, Не умолкал, как барабан, Чужие речи заглушая. Старик с друзьями продолжал Пить вдохновляющую жженку И мимо шедших посылал Свои любезности вдогонку. Теперь цинизм у них царил, И разговор был часто страшен: "С какой иконы ты скусил Тот перл, которым ты украшен?" -"Да с той, которой помолясь, Ты Гасферу подсыпал яду..." Так остроумно веселясь, Одни смеялись до упаду, Другие хмурились... Журча, Лился поток суждений, споров... Вот вам отрывки разговоров, Ищите сами к ним ключа... 1-й голос Отложили на неделю, Миллиончик пропадет. Вот господь послал Емелю! Доложил наоборот: Позабыл о братьях Примах Знай наладил: Цах да Цах! Образец непроходимых Государственных нерях! С ним теперь и смех и горе. Прежний много лучше был: Не сажал нас на мель в море И на суше не топил. 2-й голос (князя Ивана) Чу! как орут: "Казань!...","Ветлуга!..." Адепты севера и юга. Немного фактов, бездна слов... Одно тут каждый понимает, Что на пути до рудников Постлать соломки не мешает! 3-й голос У нас был директор дороги, Кондукторам красть не давал: В вагоны, как тать, проникал У сонных сосчитывал ноги, Чтоб видеть: придется иль нет На каждую пару билет? Но дальше билетов и ног Считать ничего он не мог!.. Голос князя Ивана (кому-то навстречу) Сотню рублей серебра В день получаю... Сорок четыре ребра В сутки ломаю... А! господин костолом! Радуюсь встрече случайной. Правда ли? мы создаем Новый проект чрезвычайный: Предупредительных мер Мы отрицаем полезность... (Так! господин инженер! Благодарим за любезность.) Вечно мы будем ломать Едущим руки и ноги: Надо врачей насажать На протяженьи дороги, С правого боку возвесть Раненым нужно жилища, А для убитых отвесть С левого боку кладбища. Так-с! Выражаясь точней, Вы узаконить хотите Право увечить людей... Мало еще вы кутите! Что же? Дай бог вам успеть! Можете руки вы знатно, Строя больницы, нагреть, И пассажирам приятно: Вместо того чтоб зевать В наших пустынях унылых - Впредь до крушенья - считать Будут кресты на могилах! Двое (4-й и 5-й) (проходя мимо двери, негромко) "Вам дадут паи строители, Я готов держать пари На тысчонку! Не хотите ли? -"В чем же дело, говори!" -"Это - путь из самых прибыльных, Но ведь это - тоже дверь Для обмена мыслей гибельных... Понимаете теперь?" -"Верно! малый ты практический! Как пари не заплатить? С точки зренья стратегической Можно Волгу запрудить!" Голос князя Ивана (кому-то вдогонку) Пестрый галстук с черным фраком, Ряд нечищеных зубов И подернутая лаком Рожа - признак дураков. В перстне камень изумрудный. Неотесанный болван: Содержатель кассы ссудной, Главной кассы - важный сан! Этот тип безмерно гнусен. Современный Митрофан Глуп во всем, в одном искусен: Залезать в чужой карман! И на нем дух века виден, Он по трусости - скупец, По невежеству - бесстыден, И по глупости - подлец! 6-й голос За что швырнул в меня он карточкой своей И завтра обещал прислать мне секунданта? Ведь я не отрицал у Душкиной таланта Я только говорил, что Радина милей! Военный человек, не спорю я, прекрасен, Но дальше от него держаться должно нам. Во времена войны - опасен он врагам, А в мирное - он всем опасен. Голос князя Ивана (кому-то навстречу) Тысяч восемьдесят в банках Получает этот франт, Он живет бессменно в санках - В этом весь его талант. Есть другой счастливец в мире, Полу-немец, полу-грек, Получает сто четыре... Заурядный человек! Дай мне легонькие санки И рысистого коня, Я и сам все наши банки Облечу в теченье дня! 7-й голос Человека накачали И забыли... Как тут быть? Если нет цыган, нельзя ли Хоть арфисток пригласить? Без прекрасного-то пола Скучновато во хмелю. Пить так пить - до протокола, Середины не люблю! Голос князя Ивана На французском масле, Сделанном из сала, Испекла природа Этого нахала. Экой ратоборец! Железнодорожник, И гостинодворец, И во всем - художник! 8-й голос В нашем банке заседают Пять ростовщиков, Фортель их таков: Меж собой распределяют Весь наличный капитал Из осьми... а выручают Сорок... Подло! я отстал. Голос князя Ивана (кому-то вдогонку) Слыл умником и в ус себе не дул, Поклонники в нем видели мессию; Попал на министерский стул И - наглупил на всю Россию! 9-й голос ...Говорю: помиритесь добром! Не советую знаться с судом!... На Литейной есть такое здание, Где виновного ждет наказание, А невинен - отпустят домой, Окативши ушатом помой. Я там был. Не последнее бедствие, Доложу вам, судебное следствие,- Юный пристав меня истерзал; Прокурор, поседевший во бдении, Так копался в моем поведении, Что с натуги в истерику впал; Сторона утверждала противная, Что вся жизнь моя - цепь непрерывная Вопиющих каких-то картин, И, содрав гонорар неумеренный, Восклицал мой присяжный поверенный: "Перед вами стоит гражданин Чище снега альпийских вершин!..." Невеселое вышло решение: Без лишения прав заключение. Две недели пришлось проскучать, Да с полгода ругала печать! 10-голос Печать? У ней строитель - вор! Железные дороги - душегубки! Суды?... По платью приговор! А им любезны только полушубки. Теперь не в моде уважать По капиталу, чину, званью... Как?! под арестом содержать Игуменью - честную Митрофанью?... 11-й голос Не щадят и духовного звания! Адвокатам одним только рай: За лишение прав состояния И за то теперь деньги подай! Голос князя Ивана (кому-то вдогонку) Не люблю австрийца! Думается мне: Вот - сыноубийца! Чу! Призыв к войне! Брошены парады, Дети в бой идут, А отцы подряды На войска берут... Юные герои Гибнут в каждом бое, Не поймут никак: Отчего в атаке, В самой жаркой драке, Невредим прусак? Дети! вас надули Ваши старики: Глиняные пули Ставили в полки! --- Неразлучной бродят парой Суетливый коммерсант И еврей, процентщик ярый, В драгоценных камнях франт. Вот подходят к самой двери, Продолжая рассуждать: "Мне "товарища на вере" Было легче отыскать. Выручай! надеждой прочной Остаешься ты один. Выручай! ты - безупречный, Полноправный гражданин! Ты - писатель! Ты брошюрой "О процентах" заявил Связь свою с литературой, Ты Тиблену кумом был. Ты - художник по натуре..." -"Нежелательно прослыть Подставным в литературе..." -"Вот нашел о чем тужить! Полно! Мы с тобой - не детки. Нынче - царство подставных, Настоящие-то редки, Да и спроса нет на них. Погляди - моряк на суше, Инженер на корабле, А дела идут не хуже И не лучше на земле. Не у нас - во всей Европе Прессой правит капитал, Был же Генкель, есть же Гоппе... Ты бы ярче их сиял! Прессе нужны коммерсанты. Поспешив на помощь ей, Как направим мы таланты, Как устроимся!" Еврей Отвечает, убежденью Начиная уступать: "Если нужно просвещенью Руку помощи подать, Я готов, но - бог свидетель - Я от грамоты отвык..." -"Тут нужна лишь добродетель!"- Восклицает биржевик... --- "Дай еще им пять бутылок!"- Испустил внезапный крик Некто - стриженный затылок, Голова "a la мужик". Рост высокий, стан не гибкой, А лицо... странней всего, Как не высекли ошибкой По лицу его! Выпив первую бутылку, Лизоблюдов пьяный хор Тароватому затылку Лестью выпалил в упор: -"Сколько вы божьих храмов построили!" -"Сколько выдали замуж невест!" "Сколько вдов и сирот успокоили!" -"Сколько роздали пенсий и мест!" -"А какие вы строите линии! Подвиг ваш - достоянье веков!- Поправляя очки свои синие, Заключил запевало льстецов.- На Урале, на Лене, на Тереке Предстоят еще подвиги вам. Были люди в Европе, в Америке, А таких не встречалось и там!" "Будто? Вот как! Скажите! Неужели?- Восклицал осовевший герой.- Мы, однако, так плотно покушали, Что пора, господа, и домой..." И вскочили "орлы" его верные. И героя домой повели... Про таланты его непомерные Очень громкие слухи прошли. Как шаман, он обвешан жетонами (А на шее владимирский крест). С телеграммами, спичами, звонами Колокольными - ездит и ест, Упивается тонкими винами, Сыплет золото щедрой рукой, В предприятиях долями львиными Наделяется... Чем не герой?... Есть, однако, и мненье противное: Говорят, у него никаких Дарований, богатство фиктивное; Говорят, он - игрушка других, Нужен он для одной декорации; Три-четыре искусных дельца В омут самой шальной спекуляции, Словно мячик, бросают глупца. Как вопьются раки жирные В тело белое его, Эти люди, с виду смирные, Обрывают их с него, И потом дружка сердечного В новый омут повлекут... Ничего нет в мире вечного - Скоро будет он банкрут! Голос князя Ивана (навстречу вновь вошедшему) А! Авраам-изыскатель! Мимо прошел: не узнал; Чем возгордился, приятель? Я пастухом тебя знал.... Лота отца попрекает, Берка от Лоты бежит, Месяца три пропадает И, возвратясь, говорит: "Радуйся! дочь моя Лота! Радуйся, Янкель, сын мой! Дети! купил я болота Семьдесят семь десятин!" Лота оделася в шубку, Янкель за шапкой бежит, Едут смотреть на покупку - Лошадь с натуги хрипит, Местность всё ниже и ниже, Множество кочек и ям, "Вот оно! Лота! смотри же!" Лота не верит глазам: Нету ничем ничего-то, Кроме трясины и мхов! Только слетели с болота Семьдесят семь куликов! Едучи шагом обратно, Янкель трунил над отцом, Лота работала знатно Длинным своим языком. Берка на жалобы эти Молвил, подъехал к крыльцу: "Не угодил я вам, дети, Да угодил продавцу!" Утром он с ними простился, Месяца три пропадал, Ночью домой воротился, "Радуйтесь!"- снова сказал. Янкель и Лота не рады, Думают: глупость опять! "Взял я большие подряды!"- Берка пустился плясать. "Четверть с рубля обойдется, Четверть с рубля... без гроша... Семьдесят семь остается, Семьдесят семь барыша!" Денег у Берки без счета, Берка давно дворянин, Благословляя болота Семьдесят семь десятин!... --- Чу! песня! Полные вином, Два инженера ликовали И пели песенку о том, Как "непреклонного" сломали: Я проект мой излагал Ясно, непреложно - Сухо молвил генерал: "Это невозможно!" Я протекцию сыскал Всё обставил чудно, Грустно молвил генерал: "Это очень трудно!" В третий раз понять я дал: Будет - гривна со ста, И воскликнул генерал: "Это - очень просто!" Голос князя Ивана На уме чины да куши, Пассажиров бьют гуртом: Христианские-то души Жидовине нипочем. До пределов незаконных Глуп, а денежки гребет... Всё равно что резать сонных - Обирать народ! --- Слышны толки: "Леность.... пьянство... Земство... волость.... мужики..." Это - местное дворянство И дворяне-степняки У степного дворянина Речь любимая своя: "Чебоксарская щетина", "Миргородская свинья", "Свекловица, мериносы", "Спрос на водку и барду", А у местного вопросы "Всесословные" в ходу, Граф Давыдов, князь Лобанов В центре этого кружка Излагают пользу планов, Не удавшихся пока. "Вся беда России В недостатке власти!- Говорят витии По сословной части.- Да! провинция пустеет: Города объяты сном, Земледелец наш беднеет, Дворянин поник челом. Кто не "высшего разбора", Убегай из наших мест, Ты - добыча прокурора, Мировой тебя заест! Кто теперь там толку сыщет? Народившийся кулак По селеньям зверем рыщет, Выжимает четвертак. Выбивают недоимку, Разоряют до гроша, Взятку, взятку-невидимку Ловит каждая душа! Даже божии стихии Ополчились на крестьян: Повсеместно по России - Вихри, штормы, ураган. Гром жилища зажигает, Нивы град господень бьет, Деньги земство обирает, Жадный волк уносит скот! С мужиком одним случилось - То-то он оторопел!- Даже почва провалилась, Отведенная в надел! Не затем мы уступали Наши древние права, Чтоб на наше место стали Становой и голова! Жаль родного достоянья, Жаль и бедных мужиков!.. Там - семейные преданья, Там - любезный прах отцов! Прах отцов - добыча тленья, А живому дорог день: Как из чумного селенья, Мы бежим из деревень!" Так искатели концессий, Потерпевшие наклад От хозяйственных профессий, Нашим земцам говорят. "Нет, а мы так не уходим! Обновив с народом связь, Мы народ облагородим,- Говорит - по Гнейсту - князь.- Мы судебно-полицейской Властью пьянство укротим!" И с улыбкой фарисейской Ренегаты вторят им. Князь Иван закончил пренья О вреде предоставленья Мужику гражданских прав, Неожиданно сказав: "Пусть глас народа - божий глас, Но все-таки мужик - скотина! Плохая шутка: свинопас И рядом правнук Гедимина. Враги дворян изобрели Нарочно земское компанство, Чтоб вши с крестьян переползли На благородное дворянство". Дворянин многоземельный С тайной думою своей Дышит скукою смертельной, Есть субъекты веселей: Генеральный бой дворянский Проиграв, они нашлись И войною партизанской На досуге занялись. Не рискуя головою, Эти рыцари страны, Так и рвут что можно с бою У народа, у казны: Взяв с подряда "разреженье" Государственных лесов, Произвесть опустошенье, Подменить у мужиков Земли - дело "партизана"; Он - процентщик, он - торгаш, Не уйдешь его капкана, Неизбежно дань отдашь! Четвертик фальшивой меры, Тайный фортель у весов... Впрочем, тут же есть примеры. Чу! Помещик Хватунов Сам кричит: "Удрал я штуку! Не зевайте! вот вам шанс!" И поет, друзьям в науку, Назидательный романс:
      ПЕСНЯ ОБ "ОРОШЕНИИ"
    Комитету "Поощренья Земледельческих Трудов" Сделать опыт орошенья Наших пашен и лугов Предложил я: снарядили Две комиссии в наш край И потом благословили, Дали денег: "Орошай!" Я поехал за границу, Пожуировал; затем Начал сеять свекловицу. Время мчалось, между тем, Дом мой стал богаче, краше, Сам толстею, что ни год. Вдруг запрос: "Успешно ль ваше Орошение идет?" "При ближайшем наблюденьи,- Отвечаю в комитет,- Нахожу, что в орошеньи В нашем крае - нужды нет, Труд притом безмерно дорог..."- Согласились: "Нет нужды!" А задаток - тысяч сорок - За посильные труды Комитет - не без участья Добрых душ - с меня сложил, И тогда - слезами счастья Грудь жены я оросил!.. Несколько голосов Браво, браво! ороситель! Браво, пьем за подвиг твой!.. Князь Иван Эй! орловский предводитель! Познакомь меня с Фомой! Я из чести, не из видов, Подружиться с ним готов. Прежде был - Денис Давыдов, Нынче - Фомка Хватунов! --- В каждой группе плутократов - Русских, немцев ли, жидов - Замечаю ренегатов Из семьи профессоров. Их история известна: Скромным тружеником жил И, служа науке честно, Плутократию громил, Был профессором, ученым Лет до тридцати, И, казалось, миллионом Не собьешь его с пути... Вдруг - конец истории - В тридцать лет герой - Прыг с обсерватории В омут биржевой!.. Вот москвич - родоначальник Этой фракции дельцов: Об отечестве печальник, Лучший тип профессоров, Встарь он пел иные песни, Искандер был друг его, Кроме каменной болезни, Не имел он ничего; Под опалой в оны годы Находился демократ, Друг народа и свободы, А теперь он - плутократ! Спекуляторские штуки Ловко двигает вперед При содействии науки Этот старый патриот... Вот другой - слывет за чудо: Говорун и острослов ("Леонид"- ему покуда Кличка у тузов). Он машинным красноречьем Плутократию дивит; Никаким противоречьем Не смущаясь, говорит В интересах господина. Заплати да тему дай, Говорильная машина Загудит: поднимет лай, Будет плакать и смеяться, Цифры, факты извращать, На Бутовского ссылаться, Марксом тону задавать. Предпочтя ученой славе Соблазнительный металл, Леонид сперва при Савве На посылках состоял, Подавал ему "идейки" (И сигары - иногда), Знал к редакторам лазейки, К представителям суда, Составлял "записки", "мненья", Сплетни прессы отражал, И в директоры правленья Наконец попал! Тут уж торная дорога: Нахватав десяток мест, Как за пазухой у бога Он живет; по-барски ест, На балы к концесьонерам Возит куколку-жену И поет акционерам Вечно песенку одну, Смысл известный: "Дивидендов Нет покамест - ожидай! И не медля шесть процентов Нам в награду отчисляй!" Кризис: дело не спорится, Денег нет, должны кругом, В дверь правления стучится С исполнительным листом Пристав: кассу запирает, Мебель штемпелем клеймит. Леонид не унывает И цинически острит: "Мат, конечно, предприятью, А правленью - не беда! Стул с казенною печатью Так же мягок, господа!.." Нынче счету нет артистам, Что таким путем пошли И на помощь аферистам Силу знанья принесли. Всякий план, в основе шаткий, Как на сваях утвердят: Исторической подкладкой, Перспективами снабдят! Дело их - стоять на страже "Государственных идей". Нет еще идеи даже, Есть один намек о ней,- Уж бегут они к патронам, Выговаривают пай. Начинают скромным тоном: "Нужный банк"... "Забытый край"... Дальше - громче пропаганда, Загорается война, Кто за Шмита, кто за Странда! Правду вывернув до дна, Чудо сделают из края, Этнографией блеснут, И статистика такая... Где они ее берут? Аргумент экономический, Аргумент патриотический, И важнейший, наконец, С точки зренья стратегической Аргумент - всему венец!.. Из пяти одна затея Удалась - набит карман! А гуманная идея Отошла на дальний план. Новый туз-богач в итоге, И сказались барыши Лишней гривною в налоге С податной души... Надо честь отдать почину - Разбудили Русь они: И купцу, и дворянину Плохо спится в наши дни; Прежде Русь стихи писала, Рифмам не было числа, А теперь практичней стала: На проекты налегла! Предприимчивостью чудной Переполнились сердца, Нет теперь задачи трудной, Каждый план найдет дельца. Запрудят Неву, каналы По Сахаре проведут!.. Дайте только капиталы, Обеспечьте риск и труд... Да, постигла и Россия Тайну жизни наконец: Тайна жизни - гарантия, А субсидия - венец! Будешь в славе равен Фидию, Антокольский! изваяй ("Гарантию" и "субсидию",) Идеалам форму дай! Окружи свое творенье Барельефами: толпой Пусть идут на поклоненье И ученый и герой; Пусть идут израильтяне И другие пришельцы, И российские дворяне, И моршанские скопцы... --- Беседа кипит не смолкая, И льется рекою вино, Великих и малых равняя; Все группы смешались давно. Зацепин в ударе, как воду Венгерское пьет; Леонид, Великому мужу в угоду, Вистует ему и лисит. Из оперы новые лица Явились; затеялся спор: Которая выше певица, Который пошлее актер. Веселый толстяк краснорожий, Хохочет Иванушка-шут, И муж государственный тоже, Подвыпив, беседует тут: "Да-с, наша тропа не без терний! Энергия - свойство мое, Но на сорок восемь губерний Всегда ли достанет ее?.." Но был один - он общества чуждался; Построивши дорогу в восемь верст, На собственном величьи помешался Остзейский туз - барон фон Клоппенгорст. Он вынуждал к невольному решпекту - Торжественность в осанке и в лице; Пусти нагим по Невскому проспекту - Покажется: он в тоге и венце. Он не сгибал своей баронской выи Ни перед кем; на лбу его крутом Начертано: "Трудился для России, И памятник воздвиг себе притом!" Он был смешон картинно, грандиозно И шумный пир эффектно оттенял. Он пил один, насупив брови грозно, По слову в час медлительно ронял. Молчит ли он - особая манера Молчать... глядит - победоносный взор! Идет ли он - незыблемая вера, Что долг других давать ему простор. Среди судов обычного размера Так шествовал в Россию "Монитор"... Остроумная случайность! На соседа не похож, Представлял другую крайность Эдуард Иваныч Грош - Господин на ножках низких, Весел, юрок и румян, Из породы самых близких К человеку обезьян. К разным группам подбегает, Щурит глазки, руки жмет И головкою кивает, И хихикает, и врет. Голосок его пискливый Раздается там и тут; Толстый, маленький, плешивый, Сибарит, делец и шут - Он, как ртуть, на всяком месте; Слышит - кто-то говорит: "Нужно завтра акций двести..." -"На налицность? на кредит?.." По рукам в минуту хлопнул И бежит туда бегом, Где услышит слово "лопнул". "Кто? Какой торговый дом?.." -"Лопнул - шар!.." Зимою в санках Вечно встретите его; Он на бирже, в думе, в банках, Нет собранья без него: Это высшего разряда Фактор - сила наших дней. Телеграфов с ним не надо, Ни газетных новостей. Светский мир и мир подпольный Дань равно ему несут, Как револьвер шестиствольный Он заряжен! С виду шут, Он неспроста бьет баклуши, Он трудится больше нас: Настороженные уши, Волчий зуб и лисий глаз! Что вам нужно? Закладную? Моську, мужа... дачу, дом, Капитал?.. Рекомендую: Не ударит в грязь лицом! Честолюбье ль вас тревожит?- Он карьере даст толчок, Даже выхлопотать может Португальский орденок! По руке пригнать перчатку - Дело Гроша! Всюду вхож, Он туда протиснет взятку, Что руками разведешь!.. Гроша вывели из мрака Случай, ловкость и родня; Не выходит он из фрака, Пробудясь, кричит: коня! В девять - рыщет по трущобам, Ищет нужного дельца, В десять - шествует за гробом Сановитого лица; До двенадцати - в передних У влиятельных господ, В час - в приюте малолетних, Где молебен и отчет, В два - за завтраком с кокоткой (Он - кокоток первый друг), С трех - на бирже... День короткой - Пообедать недосуг! Вечер: два-три комитета, Оперетка и балет, И у дамы полусвета За рулеткой - дня рассвет! --- Тише!.. новый гость явился; Все вскочили, сам барон Клоппенгорст пред ним склонился, Подал руку... Кто же он? Кто он? действуя практически, Я обязан умолчать, Но могу аллегорически Петухом его назвать. Нет вернее аттестации: Золото клюет - Возвращает... ассигнации! Плавно он идет С видом скромного достоинства: Словно пред вождем Дрессированное воинство, Смолкло всё кругом... Поздоровался с Саввой Степанычем, Крепко палец Зацепе сдавил, Пошутил с Эдуардом Иванычем: "У! Как бледен! Опять пошалил?" "Испугался проекта Дерницына: Об общественной пользе поет, А в душе - идеалы Плотицына! Зазевайся -. . . . . . . ." А затем неизвестность пошлейшая! К сожаленью, беседа дальнейшая Шла вполголоса... "Время на бал!"- Уходя, незнакомец сказал. К счастью, он вернулся снова, На минуту сел, И тогда четыре слова Я поймать успел. "Нужно выждать две недели,- Савве он сказал.- Нужно выждать: не созрели..." И, допив бокал, Вышел... --- Экс-писатель бледнолицый Появился, Пьер Кульков; Был он долго за границей По комиссиям дельцов И друзьям поклон собрата Из Италии привез. Вожделений плутократа, Так сказать, апофеоз Совмещал в себе фон Руге: Ухватив громадный куш, Он ушел - на светлом юге Отдыхать. "Великий муж!- Говорят ему витии,- Не пугайся клеветы! Предприимчивость России На такие высоты Ты вознес, что миллиарда Увезенного не жаль!.." Не без чувства и азарта, Устремляя очи в даль, Рассказал турист свиданье С удалившимся дельцом; Было общее молчанье, Пел рассказчик соловьем: "Я посетил отшельника Севильи, На виллу Мирт хотелось мне взглянуть; Пред ней поэт преклонится - в бессильи Вообразить прекрасней что-нибудь! Из мрамора каррарского колонны, На потолках сибирский малахит, И в воздухе висящие балконы, И с одного - в Европе лучший вид! Там он любил сидеть после обеда И несколько тревожился лишь тем, Что тот же вид доступен для соседа,- Его девиз: я не делюсь ни с кем! Он этим был глубоко опечален И наконец соседа победил: Настроил он искусственных развалин И чудный вид соседу заградил!.. Весь под шатром навесов виноградных Шел путь к нему извилистой тропой; Не пожалев расходов беспощадных, Он срыл сады - и сделал путь прямой! Так он живет, так тратит он доходы, Всем жертвуя комфорту своему... Кругом цветы... искусственные воды... Его оркестр обходится ему В огромный куш. Устроив род престола, Уходит он в свой музыкальный зал, И, так сказать, оркестру внемлет (solo)! Вот жизнь его... вот жизни идеал!.." --- "По такому идеалу Может только жить - кретин!- Вдруг сказал вошедший в залу Незадолго господин. (Сумасшедший или гений?- Возникал в уме вопрос После кратких наблюдений Над вошедшим.)- Он унес Из России миллионы И, построив пышный гроб, На визиты, на поклоны Чуть не царственных особ Он рассчитывал, сгорая Честолюбием... Увы! Едут мимо, не склоняя Перед Руге головы! У него в груди есть рана, Нанесенная ему Катастрофою Седана. Угадайте: почему? Перед боем франко-прусским Переписывался он С императором французским, За серебряный мильон Титул герцога - я слышал - Уж совсем приторговал... Вдруг скандал седанский вышел - Продавец банкротом стал! И теперь о том герое (Не забавный ли пассаж?) В целом мире плачут трое - Сын, жена... да Руге наш! Пожалей, честная публика! Где купить высокий сан? Уж во Франции - республика! Титлов нет у англичан На продажу... а Германия?.. Он и так - немецкий фон... Таковы его страдания... Где же счастье?.. Дурень он! Дайте мне его мильоны, Я бы им протер глаза! Не висячие балконы - Я бы создал чудеса! Петр Великий в Сестербеке Порт громадный замышлял; Здесь в великом человеке Гений, видимо, дремал, Но и в малом человечке Он не дремлет иногда: Нужен порт... на Черной речке! Вот идея, господа! Все другие планы к черту! Составляйте капитал: Смело строй дорогу к порту И веди к нему канал! Подойдут вагон и барка И корабль... Сдавай, грузи! Как маяк, горящий ярко, Будет порт мой на Руси! Я уж рельсы дал дорогам, Я войскам оружье дал... В новый путь иду я с богом... Составляйте капитал! С деньгами, с гением Чудным движением Русь оживим. Море Балтийское, Море Каспийское Соединим! Вот занятие! вот дело! Можно душу положить! Ненавижу нежить тело, Нервы праздностью томить. Уж давно я был бы Крезом, Мог бы лавры пожинать, Но беспошлинным железом Не хочу я торговать. Металлических заводов С пивоваренным котлом Я не строю для доходов... Наживаться воровством Сродно подлому холопу! Цель моя: к окну в Европу, Что прорублено Петром, Вековой пристроить дом!" (Уходит быстро и с эффектом, еще в комнате надев шляпу.) Голос князя Ивана Появился метеором - Метеором и пропал! Никогда он не был вором, А людей с сумой пускал. У него своя контора: "Переписки векселей", Нужно штат удвоить скоро. В день до тысячи рублей Платит он одних процентов. То-то жизнь! топи камин Грудой старых документов Да на новых ставь: Ладьин А в стяжательстве не грешен, Сам последнее отдаст... Чье-то замечание Но зато ведь он помешан? Голос князя Ивана Нет, большой энтузиаст! Занимая всюду деньги И пристроить их спеша, Ищет он по шапке Сеньки... Идеальная душа!... --- В летний день у пристани канала Собралась толпа, чего-то ждет... Духовенство шествует сначала, А за ним комиссия идет: Шитые мундиры, эполеты! Чу! вдали запели бурлаки! Но они не тощи, как скелеты, На подбор красавцы мужики, "В шелковых рубахах!"- шепчут бабы. "Глянь и Савва!"- гаркнула толпа. С деревянной ложкою у шляпы И с железным гребнем у пупа, Сам купец-подрядчик бичевою Тянет барку... К пристани пришли... Отслужив молебен чередою, Пировать в палатку побрели. В торжестве открытия канала Сам министр участье принимал, Но не струсил Саввушка нимало, Речь его сиятельству сказал! Был тогда вельможа этот в силе, Затевал громадные дела... Эта речь "в народном, русском стиле" Миллионы Савве принесла. Нынче он... да словом: нет другого! Савву надо в летописи внесть: Савву бог сподобил даром слова На Руси богатство приобресть! Но, начав карьеру бичевою, Любит он простого "мужичка", Вспоминая прошлое порою, Напевает песню бурлака, Ту, что пел когда-то на канале... Выпив тост за "братьев-мужиков", Он запел... что было русских в зале, Подошли - и стройный хор готов:
      В ГОРУ!
    (Бурлацкая песня) Хлебушка нет, Валится дом, Сколько уж лет Каме поем Горе свое, Плохо житье! Братцы, подъем! Ухнем, напрем! Ухни, ребята! гора-то высокая... Кама угрюмая! Кама глубокая! Хлебушка дай! Экой песок! Эка гора! Экой денек! Эка жара! Камушка! сколько мы слез в тебя пролили! Мы ли, родная, тебя не доволили? Денежек дай! Бросили дом, Малых ребят... Ухнем, напрем!.. Кости трешшат! На печь бы лечь, Зиму проспать, Летом утечь С бабой гулять! Экой песок! Эка гора! Экой денек! Эка жара! Ухни, ребята! гора-то высокая!.. Кама угрюмая! Кама глубокая! Нет те конца!.. Эдак бы впрячь В лямку купца - Лег бы богач!.. Экой песок! Эка гора! Экой денек! Эка жара! Эй! ветерок! Дуй посильней! Нам хоть часок Дай повольней!.. --- Два-три подрядчика с дедушкой Саввой В пение душу кладут; Спой так певец - наградили бы славой! За сердце звуки берут. Что ж это, господи! всех задушевней Шкурина голос звучит! Веет лесами, рекою, деревней, Русской истомой томит! Всё в этой песне: тупое терпение, Долгое рабство, укор... Чуть и меня не привел в умиление Этот разбойничий хор!..
      ЭПИЛОГ
    "Я - вор!" - вдруг громко прозвучал Какой-то голос исступленный. По зале шепот пробежал И смолк. Глубоко удивленный, Плотнее к двери я приник: Изнеможенный и печальный, Перед столом сидел старик... Ужель Зацепа гениальный? Да, верно! Бледен, как мертвец, В очах глубокое страданье... Чу! новый вопль! И наконец - Неудержимое рыданье! Князь Иван Полно! полно! плакать стыдно, Сядем лучше в домино. Постороннему - обидно, А друзьям твоим - смешно! Ты подобен той гетере, Что на склоне блудных дней Горько плачет о потере Добродетели своей! Не воротится невинность, Как глубоко ни грусти, Лишь нарушишь пира чинность И заставишь нас уйти! --- Ушел Эфруси, важный грек, Кивнув собранью величаво... "Куда же вы?- воскликнул Савва.- Зацепин - умный человек, Но человек немного странный: Впадает он, напившись пьян, Как древле Грозный Иоанн, В какой-то пафос покаянный... Но - ничего! Гроза пройдет, И завтра ж - побожиться смею - Великий ум изобретет Золотоносную идею! Как под дождем цветы растут Сильней,- прибавил он к евреям,- Так эти бури придают Наутро блеск его идеям!.." Зацепин Я - вор! Я - рыцарь шайки той Из всех племен, наречий, наций, Что исповедует разбой Под видом честных спекуляций! Где сплошь да рядом - видит бог!- Лежат в основе состоянья Два-три фальшивых завещанья, Убийство, кража и поджог! Где позабудь покой и сон, Добычу зорко карауля, Где в результате - миллион Или коническая пуля! --- Как огорошенные градом, Ушли остзейские тузы, Жиды вскочили... стали рядом... "Куда? Сейчас - конец грозы!" И любопытные евреи Остались... Воздух душен стал... Зацепа рвал рубашку с шеи И истерически рыдал... Князь Иван На миллион согреша, На миллиарды тоскует! То-то святая душа! Что же сей сон знаменует? Бедный Зацепа - поэт, Горе его - непрактичность; Нынче раскаянья нет. Как ни зацапай наличность, Мы оправданье найдем! Нынче твердит и бородка: "Американский прием", "Великорусская сметка!" Грош у новейших господ Выше стыда и закона; Нынче тоскует лишь тот, Кто не украл миллиона. Бредит Америкой Русь, К ней тяготея сердечно... Шуйско-Ивановский гусь - Американец?.. Конечно! Что ни попало - тащат, "Наш идеал,- говорят,- Заатлантический брат: Бог его - тоже ведь доллар!.." Правда! но разница в том: Бог его - доллар, добытый трудом, А не украденный доллар! Зацепин К религии наклонность я питал, Мечтал носить железные вериги, А кончил тем, что утверждал Заведомо подчищенные книги... (Рыдает) Князь Иван Ты книги подчистил? и только! Уйми щекотливую честь! Ах! если б все выпили столько, Не то услыхали б мы здесь! Тернисты пути совершенства, И Русь помешалась на том: Нельзя ли земного блаженства Достигнуть обратным путем? Позорные пятна на чести, Торжественный, крупный скандал И тысяч четыреста... двести В итоге - вот наш идеал! Тебя угнетает сознанье, Что шатко общественный крест Ты нес, получая даянье С пятнадцати прибыльных мест? Утешься! Под жертвою крупной Таится подход к грабежу, Под маской добра неприступной Холодный расчет докажу! Завидуешь доблестям мужа, Что несколько раз устоял И, плутни других обнаружа, Копеечки сам не украл? Гонитель воров беспощадный, Блистающий честностью муж Ждет случая хапнуть громадный, Приличный амбиции куш! Дождется - и маску смиренья Цинически сбросит с лица... Утешься! Блаженство паденья - Конечная цель мудреца!.. --- Редела дружная семья Поочередно подходили К Зацепе верные друзья И успокоиться просили: "Не плачь! безгрешен только бог, Не плачь! Не хуже ты другого!" Ответ: рыданье, тяжкий вздох Или язвительное слово! --- Тронут ближнего несчастьем, Миллионщик-мукомол К удрученному с участьем И с советом подошел: "Чтобы совесть успокоить, Поговей-ка ты постом, Да советую устроить Богадельный дом. Перед ризницей святою В ночь лампадки зажигай, Да получше, без отстою, Масло наливай" Подошел и Федор Шкурин. "Прочь! не подходи! Вместо сердца грош фальшивый У тебя в груди! Ты ребенком драл щетину Из живых свиней, А теперь ты жилы тянешь Из живых людей!" Шкурин голову повесил, "Тык-с!- пробормотал... Князь Иван один был весел. "Браво!"- он сказал. Дружен был старик с Зацепой, Он к нему подсел - Укротить порыв свирепый В свой черед хотел... Князь Иван Ты Шиллера, должно быть, начитался Иль чересчур венгерского хлебнул! Кто не мечтал... и кто не оказался Отступником? Кто круто не свернул С прямых путей - по воле... поневоле?.. Припомни-ка товарищей по школе: Окончив курс, на лекции студентам Ученый Швабс с энергией внушал Любовь к труду, презрение к процентам, Громя тариф, налоги, капитал. Сочувственно ему внимали классы... А ныне он - директор ссудной кассы... "Судья лишь тот, кто богу сам не грешен, А мой принцип - прощенье и любовь!- Говаривал Володя Перелешин.- Кто низко пал - воспрянуть может вновь, Не бичевать, жалеть должны мы вора..." А ныне он - товарищ прокурора... Граф Твердышов... уж он ли над Россией, Над мужичком голодным не грустил? А кончил тем, что с земской гарантией По пустырям дорогу проложил И с помощью ненужной той дороги Отяготил крестьянские налоги... Защепин (внезапно вскакивает) Хлебушка нет, Валится дом, Сколько уж лет Каме поем Горе свое! Князь Иван Эх, ты! Некстати перервал! Шумит, как угли в самоваре! А я бы, верно, перебрал Весь Петербург: я был в ударе! Зацепин Горе! Горе! хищник смелый Ворвался в толпу! Где же Руси неумелой Выдержать борьбу? Ох! горька твоя судьбина, Русская земля! У мужицкого алтына, У дворянского рубля Плутократ, как караульный, Станет на часах, И пойдет грабеж огульный, И - случится крррах! --- Он осушил стакан воды, Порывы грусти тише стали; Не уходившие жиды Его почти не понимали; Они подумали, что он Свершил в России преступленье, Украв казенный миллион, И - предложили наставленье.
      ЕВРЕЙСКАЯ МЕЛОДИЯ
    Денежки есть - нет беды, Денежки есть - нет опасности (Так говорили жиды, Слог я исправил для ясности). Вытрите слезы свои, Преодолейте истерику. Вы нам продайте паи, Деньги пошлите в Америку. Вы рассчитайте людей, Вы распустите по городу Слух о болезни своей, Выкрасьте голову, бороду, Брови... Оденьтесь тепло. Вы до Кронштадта на катере, Вы на корабль... под крыло К нашей финансовой матери. Денежки - добрый товар,- Вы поселяйтесь на жительство, Где не достанет правительство, И поживайте как - царрр!.. Зацепин Прочь! гнушаюсь ваших уз! Проклинаю процветающий, Всеберущий, всехватающий, Всеворующий союз!.. --- Ушли, полны негодованья, Жиды-банкиры... Леонид С последним словом увещанья Перед Зацепиным стоит. Леонид Явленье - строго говоря - Не ново с русскими великими умами: С Ивана Грозного царя До переписки Гоголя с друзьями, Самобичующий протест - Российских граждан достоянье! Его, как ржа железо, ест Душевной немощи сознанье; Забыта истина одна, Что рыцарская честь в России невозможна... Мы искалечены безбожно, И разве наша в том вина? (Пауза. Оратор всматривается в лицо Зацепы, наблюдая впечатление своей речи. Зацепин закрывает глаза.) Русской души не понять иноверцу... Пусть он бичует себя, господа! Дайте излиться прекрасному сердцу! Нет в покаяньи стыда. Что за нелепость - крестьянин не сеченный? Нечем тут хвастать, а лучше молчать: Темные пятна души изувеченной Русскому глупо скрывать, Неисчислимы орудья клеймящие! Если кого не коснулись они, Это - не Руси сыны настоящие, Это - уроды! Куда ни взгляни, Всё под гребенку подстрижено, Сбито с прямого пути, Неотразимо обижено... Где же спасенье найти? Где? "В миллионах!"- так жизнь подсказала, Гений достигнуть помог... Горе одно: он убить идеала В сердце прекрасном не мог... О, роковая судеб неизбежность! В практике - строгий делец, Голубь в душе - благородство и нежность!.. Вот его драма... Уснул наконец... (Пауза. Оратор снова всматривается в лицо Зацепы, сидящего с закрытыми глазами, и продолжает более развязным тоном.) Уж лучше бить, чем битым быть, Уж лучше есть арбузы, чем солому... Сознал ты эту аксиому? Так, стало, не о чем тужить! Знай свой шесток и дань плати культуре! На Западе Мишле, Эдгар Кине, Овсянников в родной твоей стране - Явленья, верные натуре! И то уж хорошо, что выиграл ты бой... Толпа идет избитою тропой; Рабы довольны, если сыты, Но нам даны иные аппетиты... О господи! удвой желудок мой! Утрой гортань, учетвери мой разум! Дай ножницы такие изобресть, Чтоб целый мир остричь вплотную разом - Вот русская незыблемая честь!.. (Зацепин кидается к Леониду с кулаками, его удерживают.) Князь Иван Дай венгерского старейшего! Дружно тост провозгласим: "За философа новейшего!" Вы - мальчишки перед ним! Ничего не будет нового, Если завтра у него На спине туза бубнового Мы увидим... ничего! Но гораздо вероятнее, Что его карьера ждет Деликатнее, опрятнее. Миллионы наживет! Савва (хлопоча между тем около Зацепина, говорит вполголоса) Опомнись, Гриша! что с тобой? Себя клеймишь, друзей порочишь, Нехорошо! Уйди домой И там беснуйся сколько хочешь. Или ты выгодным нашел Пустить молву между врагами, Что состоянье приобрел Ты незаконными путями? Опомнись! У тебя есть сын... Услышит... Зацепин У меня нет сына... ( Бросает Савве телеграмму. ) Савва ( читает ) "Сегодня умер Константин". Так вот разгадка! вот причина! Недаром он с утра ходил Угрюм и зол в хандре глубокой, Недаром так безумно пил... Удар, действительно, жестокий!... --- Гриша - образчик широких натур - Смолоду в крайности резко бросался: То миллионов желал самодур, То в монастырь запереться сбирался. И богомолец, и ротмистр лихой, И хлебосол - предводитель дворянства, Стал он со временем туз откупной - Эксплуататор народного пьянства. Откуп решили; герой не хотел Праздно сидеть на своем капитале И провалился - по новости дел.... Многие так провалились в начале. Бывший гусар, зарядив пистолет, Дерзко на бирже сыграл на остатки - Вывезло счастье!... Уверовал свет В гений Зацепы... Постигнув порядки Новой эпохи, и он не дремал: Счастливо, нет ли, на бирже играя, Давние связи Зацепа скреплял, Ловко услуги свои предлагая: Деньги "свободные" взять у друзей И возвратить с дивидендом высоким - Чудное средство для скрепы связей! Гриша прослыл финансистом глубоким. Стали к нему, как ручьи в океан, Тайные нити успеха стекаться, Мысль озарила - неси к нему план, А без Зацепы не смей и соваться.... Слух по столице пронесся один - Сделано слишком уж дерзкое дело! Входит к Зацепе единственный сын: "Правда ли?", "Правда ли?"- юноша смело Сыплет вопросы - и нет им конца; Вспыхнула ссора. Зацепа взбесился. Чтоб не встречать и случайно отца, Сын непокорный в Москву удалился. Там он оканчивал курс, голодал, Письма и деньги отцу возвращая. Втайне Зацепа о нем тосковал.... Вдруг телеграмма пришла роковая: "Ранен твой сын". Через сутки письмом Друг объяснил и причину дуэли: "Вором отца обозвали при нем".... Черные мысли отцом овладели, Утром он к сыну поехать хотел, Но и другая пришла телеграмма... Как ни крепился старик - не стерпел. И разыгралась воочию драма... --- Князь острил, бурлил Зацепа, Леонид не уходил, Он посматривал свирепо Да с азартом водку пил. Савва - честь ему и слава! - "Сядем в горку!"- вдруг сказал. Стол накрыт - пошла забава, Что ни ставка - капитал! Рассчитал недурно Савва: И Зацепин к ним подстал. (1875)
    Часть: 1 2
    © 2000- NIV