• Наши партнеры:
    Okras.ru - Покраска - образцовый промышленный сервис: цинкование, матовым лаком
  • Из поэмы "Мать"

    
    1
    
    В насмешливом и дерзком нашем веке
    Великое, святое слово: "мать"
    Не пробуждает чувства в человеке.
    Но я привык обычай презирать.
    Я не боюсь насмешливости модной.
    Такую музу мне дала судьба:
    Она поет по прихоти свободной
    Или молчит, как гордая раба,
    Я много лет среди трудов и лени
    С постыдным малодушьем убегал
    Пленительной, многострадальной тени,
    Для памяти священной... Час настал!..
    
    Мир любит блеск, гремушки и литавры,
    Удел толпы - не узнавать друзей,
    Она несет хвалы, венцы и лавры
    Лишь тем, чей бич хлестал ее больней;
    Венец, толпой немыслящею свитый,
    Ожжет чело страдалицы забытой -
    Я не ищу ей позднего венца.
    Но я хочу, чтоб свет души высокой
    Сиял для вас средь полночи глубокой,
    Подобно ей несчастные сердца!..
    
    Быть может, я преступно поступаю,
    Тревожа сон твой, мать моя? прости!
    Но я всю жизнь за женщину страдаю.
    К свободе ей заказаны пути;
    Позорный плен, весь ужас женской доли,
    Ей для борьбы оставил мало сил,
    Но ты ей дашь урок железной воли...
    Благослови, родная: час пробил!
    В груди кипят рыдающие звуки,
    Пора, пора им вверить мысль мою!
    Твою любовь, твои святые муки,
    Твою борьбу - подвижница, пою!..
    
    2
    
    Я отроком покинул отчий дом.
    (За славой я в столицу торопился.)
    В шестнадцать лет я жил своим трудом
    И между тем урывками учился.
    Лет двадцати, с усталой головой,
    Ни жив, ни мертв (я голодал подолгу),
    Но горделив - приехал я домой.
    Я посетил деревню, нивы, Волгу -
    
    Всё те же вы - и нивы, и народ...
    И та же всё - река моя родная...
    Заметил я новинку: пароход!
    Но лишь на миг мелькнула жизнь живая.
    Кипела ты - зубчатым колесом
    Прорытая - дорога водяная,
    А берега дремали кротким сном.
    Дремало всё: расшивы, коноводки,
    Дремал бурлак на дне завозной лодки,
    Проснется он - и Волга оживет!
    Я дождался тягучих мерных звуков...
    Приду ль сюда еще послушать внуков,
    Где слышу вас, отцы и сыновья!
    Уж не на то ль дана мне жизнь моя?
    
    Охвачен вдруг дремотою и ленью,
    В полдневный зной вошел я в старый сад;
    В нем семь ключей сверкают и гремят.
    Внимая их порывистому пенью,
    Вершины лип таинственно шумят.
    Я их люблю: под их зеленой сенью,
    Тиха, как ночь, и легкая, как тень,
    Ты, мать моя, бродила каждый день.
    
    У той плиты, где ты лежишь, родная,
    Припомнил я, волнуясь и мечтая,
    Что мог еще увидеться с тобой,
    И опоздал! И жизни трудовой
    Я предан был, и страсти, и невзгодам,
    Захлеснут был я невскою волной...
    Я рад, что ты не под семейным сводом
    Погребена - там душно, солнца нет;
    Не будет там лежать и твой поэт...
    ..................................
    ..................................
    ..................................
    ..................................
    И наконец вошел я в старый дом,
    В нем новый пол, и новые порядки;
    Но мало я заботился о том.
    Я разобрал, хранимые отцом,
    Твоих работ, твоих бумаг остатки
    И над одним задумался письмом.
    Оно с гербом, оно с бордюром узким,
    Исписан лист то польским, то французским
    Порывистым и страстным языком.
    
    Припоминал я что-то долго, смутно:
    Уж не его ль, вздыхая поминутно,
    Читала ты в младенчестве моем
    Одна, в саду, не зная ни о чем,
    Я в нем тогда источник горя видел
    Моей родной,- я сжечь его был рад,
    И я теперь его возненавидел.
    Глухая ночь! Иду поспешно в сад...
    Ищу ее, обнять желаю страстно...
    Где ты? Прими сыновний мой привет!
    Но вторит мне лишь эхо безучастно...
    Я зарыдал; увы! ее уж нет!
    
    Луна взошла и сад осеребрила,
    Под сводом лип недвижно я стоял,
    Которых сень родная так любила.
    Я ждал ее - и не напрасно ждал...
    Она идет; то медленны, то скоры
    Ее шаги, письмо в ее руке...
    Она идет...Внимательные взоры
    По нем скользят в тревоге и тоске.
    "Ты вновь со мной!- невольно восклицаю.-
    Ты вновь со мной..." Кружится голова...
    Чу, тихий плач, чу, шепот! Я внимаю -
    Слова письма - знакомые слова!
    
    3. 
    Письмо
    
    Варшава, 1824 год
    
    Какую ночь я нынче провела!
    О, дочь моя! что сделала ты с нами?
    Кому, кому  судьбу ты отдала?
    Какой стране родную предпочла?
    Приснилось мне: затравленная псами,
    Занесена ты русскими снегами.
    
    Была зима, была глухая ночь,
    Пылал костер, зажженный дикарями,
    И у костра с закрытыми глазами
    Лежала ты, моя родная дочь!
    
    Дремучий лес, чернея полукругом,
    Ревел как зверь... ночь долгая была,
    Стонала ты, как стонет раб за плугом,
    И наконец застыла - умерла!..
    
    О, сколько снов... о, сколько мыслей черных!
    Я знаю, бог карает непокорных,
    Я верю снам и плачу, как дитя...
    Позор! позор! мы басня всей Варшавы.
    Ты, чьей руки М.М. искал, как славы,
    В кого N.N. влюбился не шутя,
    Ты увлеклась армейским офицером,
    Ты увлеклась красивым дикарем!
    Не спорю, он приличен по манерам,
    Природный ум я замечала в нем.
    Но нрав его, привычки, воспитанье...
    Умеет ли он имя подписать?
    Прости! Кипит в груди негодованье -
    Я не могу, я не должна молчать!
    ...............................
    Твоей красе (сурова там природа)
    Уж никогда вполне не расцвести;
    Твоей косы не станет на полгода,
    Там свой девиз: "любить и бить"... прости.
    ...............................................
    Какая жизнь! Полотна, тальки, куры
    С несчастных баб; соседи - дикари,
    А жены их безграмотные дуры...
    Сегодня пир... псари, псари, псари!
    Пой, дочь моя! средь самого разгара
    Твоих рулад, не выдержав удара,
    Валится раб... Засмейся! всем смешно...
    .........................................
    .........................................
    В последний раз, как мать тебя целую -
    Я поощрять беглянку не должна;
    Решай сама, бери судьбу любую:
    Вернись в семью, будь родине верна -
    Или, отцом навеки проклятая
    И навсегда потерянная мной,
    Останься там отступницею края
    И москаля презренною рабой.
    .............................
    
    Очнулся я. Ключи немолчные гремели,
    И птички ранние на старых липах пели.
    В руке моей письмо... но нет моей родной!
    Смятенный, я поник уныло головой.
    Природа чутким сном была еще объята;
    Луна глядела в пруд; на стебле роковом
    Стояли лопухи недвижно над прудом.
    Так узники глядят из окон каземата
    .................................
    .................................
    .................................
    .................................
    
    Я книги перебрал, которые с собой
    Родная привезла когда-то издалека
    Заметки на полях случайные читал:
    В них жил пытливый ум, вникающий глубоко.
    И снова плакал я, и думал над письмом,
    И вновь его прочел внимательно сначала,
    И кроткая душа, терзаемая в нем,
    Впервые предо мной в красе своей предстала...
    И неразлучною осталась ты с тех пор,
    О мать-страдалица! с своим печальным сыном,
    Тебя, твоих следов искал повсюду взор,
    Досуг мой предан был прошедшего картинам.
    
    Та бледная рука, ласкавшая меня,
    Когда у догоравшего огня
    В младенчестве я сиживал с тобою,
    Мне в сумерки мерещилась порою,
    И голос твой мне слышался впотьмах,
    Исполненный мелодии и ласки,
    Которым ты мне сказывала сказки
    О рыцарях, монахах, королях.
    
    Потом, когда читал я Данта и Шекспира,
    Казалось, я встречал знакомые черты:
    То образы из их живого мира
    В моем уме напечатлела ты.
    И стал я понимать, где мысль твоя блуждала,
    Где ты душой, страдалица, жила,
    Когда кругом насилье ликовало,
    И стая псов на псарне завывала,
    И вьюга в окна била и мела...
    .................................
    .................................
    .................................
    .................................
    
    Незримой лестницей с недавних юных дней
    Я к детству нисходил, ту жизнь припоминая,
    Когда еще была ты нянею моей
    И ангелом-хранителем, родная.
    
    В ином краю, не менее несчастном
    Но менее суровом рождена,
    На севере угрюмом и ненастном
    В осьмнадцать лет уж ты была одна.
    Тот разлюбил, кому судьбу вручила,
    С кем в чуждый край доверчиво пошла,-
    Уж он не твой, но ты не разлюбила,
    Ты разлюбить до гроба не могла...
    .................................
    .................................
    .................................
    .................................
    .................................
    .................................
    .................................
    .................................
    
    Ты на письмо молчаньем отвечала,
    Своим путем бесстрашно ты пошла.
    .................................
    .................................
    
    Гремел рояль, и голос твой печальный
    Звучал, как вопль души многострадальной,
    Но ты была ровна и весела:
    "Несчастна я, терзаемая другом,
    Но пред тобой, о женщина раба!
    Перед рабом, согнувшимся над плугом,
    Моя судьба - завидная судьба!
    Несчастна ты, о родина! я знаю:
    Весь край в плену, весь трепетом объят,
    Но край, где я люблю и умираю,
    Несчастнее, несчастнее стократ!"
    Хаос! мечусь в беспамятстве, в бреду!
    Хаос! едва мерцает ум поэта,
    Но юности священного обета
    Не совершив, в могилу не сойду!
    Поймут иль нет, но будет песня спета.
    
    Я опоздал! я медленно и ровно
    Заветный труд не в силах совершить,
    Но я дерзну в картине малословной
    Твою судьбу, родная, совместить.
    
    И я смогу!.. Поможет мне искусство,
    Поможет смерть - я скоро нужен ей!..
    Мала слеза - но в ней избыток чувства...
    Что океан безбрежный перед ней!..
    .................................
    
    Так двадцать лет подвижничества цепи
    Влачила ты, пока твой час пробил.
    И не вотще среди безводной степи
    Струился ключ - он жаждущих поил.
    И не вотще любовь твоя сияла:
    Как в небесах ни много черных туч,
    Но если ночь сдаваться утру стала,
    Всё ж наконец проглянет солнца луч!
    
    И вспыхнул день! Он твой: ты победила!
    У ног твоих - детей твоих отец,
    Семья давно вины твои простила,
    Лобзает раб терновый твой венец...
    Но... двадцать лет!.. Как сладко, умирая,
    Вздохнула ты... как тихо умерла!
    О, сколько сил явила ты, родная!
    Каким путем к победе ты пришла!..
    
    Душа твоя - она горит алмазом,
    Раздробленным на тысячи крупиц
    В величьи дел, неуловимых глазом.
    Я понял их - я пал пред ними ниц,
    Я их пою (даруй мне силы, небо!..).
    Обречена на скромную борьбу,
    Ты не могла голодному дать хлеба,
    Ты не могла свободы дать рабу.
    
    Но лишний раз не сжало чувство страха
    Его души - ты то дала рабам,-
    Но лишний раз из трепета и праха
    Он поднял взор бодрее к небесам...
    Быть может, дар беднее капли в море,
    Но двадцать лет! Но тысячам сердец,
    Чей идеал - убавленное горе,
    Границы зла открыты наконец!
    
    Твой властелин - наследственные нравы
    То покидал, то бурно проявлял,
    Но если он в безумные забавы
    В недобрый час детей не посвящал,
    Но если он разнузданной свободы
    До роковой черты не доводил,-
    На страже ты над ним стояла годы,
    Покуда мрак в душе его царил...
    
    И если я легко стряхнул с годами,
    С души моей тлетворные следы
    Поправшей всё разумное ногами,
    Гордившейся невежеством среды,
    И если я наполнил жизнь борьбою
    За идеал добра и красоты,
    И носит песнь, слагаемая мною,
    Живой любви глубокие черты -
    О мать моя, подвигнут я тобою!
    Во мне спасла живую душу ты!
    
    И счастлив я! уж ты ушла из мира,
    Но будешь жить ты в памяти людской,
    Пока в ней жить моя способна лира.
    Пройдут года - поклонник верный мой
    Ей посвятит досуг уединенный,
    Прочтет рассказ и о твоей судьбе;
    И, посетив поэта прах забвенный,
    Вздохнув о нем, вздохнет и о тебе.
    
    (Начало 1850-х годов- 9 февраля 1877)
    © 2000- NIV