• Наши партнеры:
    Klinskiedveri.ru - элитные входные двери
  • Секрет ("В счастливой Москве, на Неглинной...")

    
    (Опыт современной баллады)
    
    1
    
    В счастливой Москве, на Неглинной,
    Со львами, с решеткой кругом,
    Стоит одиноко старинный,
    Гербами украшенный дом.
    
    Он с роскошью барской построен,
    Как будто векам напоказ;
    А ныне в нем несколько боен
    И с юфтью просторный лабаз.
    
    Картофель да кочни капусты
    Растут перед ним на грядах;
    В нем лучшие комнаты пусты,
    И мебель, и бронза  - в чехлах.
    
    Не ведает мудрый владелец
    Тщеславья и роскоши нег;
    Он в собственном доме пришелец
    Занявший в конуре ночлег.
    
    В его деревянной пристройке
    Свеча одиноко горит;
    Скупец умирает на койке
    И детям своим говорит:
    
    2
    
    "Огни зажигались вечерние,
    Выл ветер и дождик мочил,
    Когда из Полтавской губернии
    Я в город столичный входил.
    
    В руках была палка предлинная,
    Котомка пустая на ней,
    На плечах шубенка овчинная,
    В кармане пятнадцать грошей.
    
    Ни денег, ни званья, ни племени,
    Мал ростом и с виду смешон,
    Да сорок лет минуло времени -
    В кармане моем миллион!
    
    И сам я теперь благоденствую,
    И счастье вокруг себя лью:
    Я нравы людей совершенствую,
    Полезный пример подаю.
    
    Я сделался важной персоною,
    Пожертвовав тысячу в год:
    Имею и Анну с короною,
    И звание друга сирот.
    
    Но дни наступили унылые,
    Смерть близко  - спасения нет!
    И время вам, детушки милые,
    Узнать мой великий секрет.
    
    Квартиру я нанял у дворника,
    Дрова к постояльцам таскал;
    Подбился к дочери шорника
    И с нею отца обокрал;
    
    Потом и ее, бестолковую,
    За нужное счел обокрасть
    И в практику бросился новую -
    Запрегся в питейную часть.
    
    Потом..."
    
    3
    
    Вдруг лицо потемнело,
    Раздался мучительный крик -
    Лежит, словно мертвое тело,
    И больше ни слова старик!
    
    Но, видно секрет был угадан,
    Сынки угодили в отца:
    Старик еще дышит на ладан
    И ждет боязливо конца,
    
    А дети гуляют с ключами.
    Вот старший в шкатулку проник!
    Старик осадил бы словами -
    Нет слов: непокорен язык!
    
    В меньшом родилось подозренье,
    И ссора кипит о ключах -
    Не слух бы тут нужен, не зренье,
    А сила в руках и ногах:
    
    Воспрянул бы, словно из гроба,
    И словом и делом могуч -
    Смирились бы дерзкие оба
    И отдали б старому ключ.
    
    Но брат поднимает на брата
    Преступную руку свою...
    И вот тебе, коршун, награда
    За жизнь воровскую твою!
    
    <1851>, весна 1855
    © 2000- NIV