• Наши партнеры:
    Veloplaneta.com.ua - Хороший велосипед детский интернет магазин Велопланета.
    Komfort-kupe.ru - Шкафы купе недорого
  • Авдотья Панаева. Воспоминания.
    Примечания

    Вступление Чуковского
    Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    Очерк Чуковского
    Примечания

    Примечания

    [001] Рафаил Зотов, романист и драматург, служил в театральной конторе сначала в качестве переводчика, а потом - начальника репертуара. - Доктор М.П.Марокети был дряхлый чудак, лечивший всех больных камфорою. О нем сохранились стишки:

    Доктор Марокети,

    Хилый и больной.

    Все болезни в свете

    Лечит камфорой.

    [002] А.Д. Киреев, управляющий конторой императорских театров. Впоследствии проворовался. - Д.Г.Ротчев, поэт, переводчик пьес Шиллера и Виктора Гюго. - Павел Степанович Федоров, плодовитый драматург, написал и перевел 74 пьесы. Впоследствии - "деспот русской сцены", глава театрального училища и начальник репертуара. - Крутицкий, знаменитый "казнокрад: поставленный наблюдать за сборами театральных кассиров, он нажил на этом деле три дома. Похитил даже бронзовые статуи, украшавшие Александрийский театр!

    [003] Граф Михаил Андреевич Милорадович (1771-1825), петербургский генерал-губернатор, родом серб, был поставлен во главе комитета "для решения высших театральных вопросов". Оказывал большое покровительство Брянскому. Управлял театром деспотически: грозил талантливым артисткам, что посадит их в смирительный дом: знаменитого трагика Каратыгина заточил в Петропавловскую крепость; запретил театралу П.Катенину посещать театры и т.д.

    [004] Александр Иванович Якубович (1792-1845), человек отчаянной храбрости, "пламенный любовник свободы", был сослан на Кавказ за дуэль с Грибоедовым. На Кавказе был ранен в лоб, после чего стал носить черную повязку. В 1825 году вступил в Северное Тайное Общество, при чем вызвался убить царя. После декабрьского восстания был приговорен к вечной каторге.

    [005] Кн. А.А.Шаховской (1777-1846) никогда не был директором императорских театров, но заведовал в них репертуарной частью. Считался лучшим учителем сценического искусства. Брянские - муж и жена - были его ученики и любимцы.

    [006] Екатерина Семеновна Семенова, знаменитая, трагическая актриса, вышла замуж за сенатора князя И.А.Гагарина в 1828 году. Она, действительно была в дружбе с Брянскими и долгое время отказывалась играть с Каратыгиным.

    [007] Нимфодора Семеновна Семенова была сожительницей знатного вельможи, графа В.В.Мусина-Пушкина, и жила в ослепительной роскоши.

    [008] Не у Грибоедова, а у Фаддея Булгарина, которому и принадлежали права на комедию, и не несколько актов, а только второй, так как остальные акты уже были поставлены ранее.

    [009] Спектакль в бенефис Брянского состоялся 26 январи 1831 г. Брянский исполнил небольшую роль Платона Михайловича Горичева. После второго бенефиса "Горе от ума" было играно чуть ли не ежедневно и всегда "при наиполнейшем театре".

    [010] Михаил Васильевич Величкин родился в царствование Екатерины II и в 1810 году вступил на амплуа "вторых комиков, карикатур и простяков". В игре буффонил и пересаливал.

    [011] "Супруга Брянского, считавшая долгом рассматривать Каратыгина как соперника своего мужа и поэтому как непримиримого врага своего, ораторствовала против него повсюду с неслыханным ожесточением и устраивала беспрестанные ссоры между двумя артистами" (И.И.Панаев).

    [012] В.Г.Белинский писал М.С.Щепкину в 1842 году: "А как он [Брянский] играет на биллиарде - ну уж не вам чета! А какие штуки делает, я просто разинул рот".

    [013] Тюря был маркером Палкина трактира. Он действительно выиграл в польскую лотерею 900 000 злотых. Водевиль Н.И.Куликова, где выведен Тюря, был поставлен на Александрийской сцене в 1853 году, причем роль Тюри исполнял Мартынов. Тюря увековечен в одном из ранних стихотворений Некрасова. Описывая ресторацию Лерхе, поэт, говорит:

    И гений Тюри носится

    Над каждой головой.

    [014] В романе "Мертвое озеро", написанном А.Я.Панаевой совместно с Некрасовым, этот Мстиславский выведен под именем Мечиславского.

    [015] "К.Л.Дидло был главным балетмейстером с 1801 года. На уроки Дидло являлся всегда с толстою палкою, слыхав, вероятно, что с русским человеком без палки ничего не поделаешь. Грозный учитель образовал много первостатейных танцовщиц и танцоров, а также превосходный кордебалет. Балеты Дидло были поэтическими созданиями и много лет восхищали петербуржцев" (А. Вольф).

    [016] О методах Дидло интересные сведения дает также Фед.Ал.Кони:

    "Стоя за кулисой, он [Дидло] рвал на себе волосы, когда вдруг видел, что Дюр изменял его' па, начинал не с той ноги, сбивался в пируэте. Старик приходил в отчаяние, грозил ему палкою, посылал на него всевозможные проклятья на трех диалектах и призывал все громы небесные и театральные..."

    [017] Дидло вышел в отставку в 1829 году из-за столкновений с князем О.С.Гагариным, предшественником А.М.Гедеонова.

    [018] A.M.Брянская была настолько дружна с семьею Дидло, что по завещанию Карла Дидло (сына) получила каменный дом на углу Невского и Троицкого переулка в пожизненное пользование.

    [019] Танцовщица Елена Ивановна Андреянова (1819-1857) была гражданской женой старика Гедеонова. Публику, шикавшую Андреяновой, изгоняли из театров при помощи полиции, причем некоторых студентов исключили за шиканье из университета.

    [020] Братья Неваховичи были из богатой еврейской семьи. Старший брат, Александр Львович, был назначен к 1837 году начальником репертуарной части. Фамилия певицы, на которой был женат Невахович, - Корбари.

    [021] По отзыву Владимира Зотова, у Андреяновой была такая непривлекательная наружность, что положительно становилось непонятным, чем она могла пленить Гедеонова... "Нос у нее был так длинен, что, поднявши ногу, она боялась всегда задеть за него".

    [022] Истомина под старость вышла замуж не за Годунова, а за второстепенного артиста П.С.Экунина, который был так бездарен, что его имя вошло у артистов в пословицу: "играет, как сапожник, или как Экунин". Муж Истоминой умер после ее смерти, - и таким образом, она не могла воздвигнуть ему памятник.

    [023] Вот начало этих стишков:

    Мне рассказывал квартальной,

    Что из школы театральной

    Убежала Кох.

    В это время без Кохицы

    Все за ужином девицы

    Кушали горох.

    [024] Максимов женился на танцовщице Наталье Сергеевне Аполлонской, которая, но преданиям, была любовницей Николая I. С первых шагов своей сценической карьеры он сделался баловнем великих князей, в особенности же царя. который "дарил его милостивым вниманием и удостаивал ценных подарков". Когда Максимову понадобилось для поправления здоровья уехать за границу, ему было выдано из собственного кабинета царя значительное пособие на эту поездку.

    [025] Осип Афанасьевич Петров, знаменитый русский певец (1806- 1878), приехал в Петербург 28 июля 1830 года. До этого Петров служил сначала в погребке своего дяди, а затем в труппе Харьковского антрепренера Штейна.

    [026] Неверно. Дюр скончался всего 32 лет от роду и потому никак не мог влюбиться в 35-летнем возрасте. Ему было в то время 27 лет.

    [027] "Г-н Голанд просто неподражаем в ролях веселых и забавных", - писал о нем Фаддей Булгарин.

    [028] Опера "Фенелла" была поставлена осенью 1833 года. В ней в первый раз выступила девица Новицкая. "То был роскошный цветок, взлелеянный в теплице Театрального Училища. Она очаровала всех красотою и талантом", - вспоминал впоследствии один театрал.

    [029] В феврале 1835 года.

    [030] Фаддей Булгарин в своей статье о Дюре рассказывает, как поклонники Новицкой ошикали Дюра в первый его выход после свадьбы. О враждебной демонстрации против Новицкой он не упоминает.

    [031] Перед смертью Дюр просил Гедеонова позаботиться о его семье. В письме от 15 мая 1839 года Гедеонов писал Дюру, что, "без сомненья, государь император не оставит милостями жены и дочерей твоих, если бы мы имели горесть тебя лишиться".

    [032] Знаменитый оперный артист Василий Михайлович Самойлов (1782-1839) был женат на С.М.Черниковой, второстепенной оперной артистке.

    [033] Актриса Александра Егоровна Асенкова в 20-х годах пользовалась большим успехом в ролях субреток. Ее внебрачная дочь Варвара Николаевна (1817-1841), блестящая исполнительница комических и водевильных ролей, в ранней юности умерла от чахотки. Некрасов посвятил ей стихотворение "Памяти Асенковой".

    [034] Фаддей Булгарин говорит о Надежде Самойловой как о "новой звезде". "Таланта у нее бездна!" - восклицает он.

    [035] За богатого купца Загибенина в 1837 году. "К сожалению, театральное поприще г-жи Самойловой недолго продолжалось. Она оставила театр по семейным обстоятельствам, и любители изящного долго будут жалеть о ней".

    [036] Вас.Вас.Самойлов в своих воспоминаниях пишет: "Покровительствуя постоянно воспитанникам Театрального Училища, которого он (Гедеонов) был начальником, он притеснял всех тех, кто поступал из школы: не я один подвергался его гонениям: Асенкова, Воробьева. Обе сестры мои и многие другие не были счастливее меня".

    [037] Вера Самойлова вышла за офицера Мичурина в 1853 году. История с лифом произошла значительно раньше.

    [038] Вас.Мих.Самойлов 11 июля 1859 г. отправился в Сергиевскую пустынь к обедне. Когда он возвращался домой, шквал опрокинул лодку, и артист утонул. 16 июля тело его было найдено, а 17 июля предано земле в Сергиевской пустыни.

    [039] "Своим актерским жалованьем Мартынов содержал большую семью (отца, мать, брата и двух сестер) и отдавал ей весь заработок. Жили они очень бедно" (А.И.Шуберт).

    [040] Мартынов возвращался из Крыма в С.-Петербург. (Прим. автора.)

    [041] Чтоб напечатать в "Современнике". (Прим. автора.)

    [042] В роли Кабанихи.

    [043] Ревизия была назначена в 1853 году и обнаружила вопиющие злоупотребления. Оказалось, что "деньги тратились нерасчетливо, ежегодно дефицита доходили до 400 000 рублей; чиновники, сидевшие на тепленьких местечках, жили Крезами, наживали капиталы, и некоторые строили себе громадные дома, в центре города. Касса была почти всегда пуста, артисты по месяцам не получали жалованья" и т.д.

    [044] Роллер, Андрей Адамович (1805-1891). Талантливый декоративный живописец, главный машинист императорских театров, специалист по живым картинам.

    [045] Мария Аполлоновна Азаревич (или Азаревичева), побочная дочь директора театров А.Майкова. Исполняла роль Лизы на первом представлении "Горя от ума" в 1831 году и с тех пор получила прозвище В "первая Лиза".

    [046] Первая балерина парижской Большой Оперы. Выступила впервые в Петербурге 6 сентября 1837 года в балете "Сильфида", сочиненном для нее ее отцом.

    [047] А.Я. Воробьева дебютировала в 1833 году, сошла со сцены в 1845 году.

    [048] "Водовоз, или двухдневное приключение", - опера в трех действиях, переведенная с французского; музыка, соч. г. Херубини.

    [049] Р.Зотов в своих воспоминаниях говорит о "резком, неприятном" голосе Степановой и прибавляет: "Надобно было с ее стороны непостижимому старанию, усердию и любви к искусству, чтобы преодолеть все природные недостатки. К счастью, она вышла победительницей из этой борьбы и теперь заняла почетное место на нашей сцене".

    [050] Константин Александрович Бахтурин (1809-1841) писал стихи в журналах и альманахах 30-х годов и сочинял пьесы. Некоторые из них, как, например, "Пятнадцать лет разлуки" и "Козьма Рощин", пользовались в свое время значительным успехом. Ему принадлежит, между прочим, план либретто оперы "Руслан и Людмила", написанный им, по словам М. И. Глинки, в четверть часа, под пьяную руку. Он сам сочинил о себе такие стихи:

    Переплыв чрез Ахерон

    Бахтурин выскочил из лодки:

    - Где тут трактир, мой друг Харон?

    Нельзя ли выпить водки?

    [051] Знаменитая "кавалерист-девица", Надежда Андреевна Дурова (1783-1866), смолоду выдавала себя за мужчину и участвовала во многих сражениях, где обнаружила редкую храбрость. В Бородинском бою была контужена. В 1816 году вышла в отставку с чином штаб-ротмистра. Написанные ею мемуары, в которых она излагает свои приключения, были одобрены Пушкиным и напечатаны в его "Современнике" (1836).

    [052] Композитор А.Н.Верстовский (1799-1863), автор "Аскольдовой могилы", в то время не был директором московских театров, а состоял в должности инспектора трупп и репертуара. Директором он стал гораздо позже - в 1860 г. Артистка Надежда Васильевна Репина была его женой.

    [053] Стихи были варварские, но, стоило Глинке заикнуться об этом, как бар. Розен начинал кипятиться: "Ви не понимает, эта сама лучший поэзия".

    [054] По свидетельству самого М.И.Глинки, он сочинил этот романс в Новгороде-Северском на слова Римского-Корсакова "Всегда, везде со мною". Слова Пушкина подобраны к этой музыке впоследствии. Весьма, впрочем, возможно, что Глинка мистифицировал Панаевых.

    [055] Глинка жил в Варшаве с весны 1849 года до осени 1851 года. Состояние его духа в это время было самое мрачное. Вот отрывок из его тогдашнего письма: "Я прибегал ко всем возможным и существующим в Варшаве развлечениям, доходил до неистовых оргий, и все напрасно".

    [056] Княгиня Елисавета Алексеевна Паскевич (урожденная Грибоедова) была не родная, а двоюродная сестра автора "Горя от ума".

    [057] Василий Иванович Живокини, известный московский комик, артист императорских театров (1807-1874).

    [058] В "Записках актера Щепкина" читаем: "Отец мой Семен Григорьевич был крепостной человек графа Волькенштейна. Мать моя, Марья Тимофеевна, была также из крепостных, пришедшая в приданое за графиней".

    [059] "Белинский любил поболтать с молодою женою Ивана Ивановича, потешаясь проявлением ее наивности", - свидетельствует Валериан Панаев.

    [060] Белинский действительно до страсти любил цветы: "Без меня мои растения ужасно разрослись..." "Расцвела одна из моих олеандр..." "Одна олеандра, выше других ростом..." - читаем мы в его письмах. Н.Н.Тютчев вспоминает, как сердилась на Белинского его жена за то, что он купил себе грошовый кактус: "Безрассудно человеку бедному и семейному бросать деньги". Это было позднее, несколько лет спустя.

    [061] У Константина Аксакова не было сестры Марьи. Его сестер звали: Вера, Ольга, Надежда, Любовь, Анна. Самая старшая была Вера Сергеевна. В то время Вере Сергеевне было около 20 лет. Очевидно, автор воспоминаний имеет в виду ее, когда говорит о Марии Сергеевне.

    [062] Одну из них звали Анна Александрова Наумова. Она издала толстую книгу стихов "Уединенная Муза Закамских берегов" (М., 1819). Об этой книге были написаны такие стишки:

    Уединенна Муза

    Закамских берегов!

    Ищи с умом союза

    И не пиши стихов!

    Отец Панаева, Иван Иванович, тоже был сотрудником "Благонамеренного".

    [063] Вл.Ив.Панаев (1792-1859) служил в министерствах юстиции, путей сообщения и народного просвещения, занимал должность директора канцелярии министерства императорского двора, состоя в звании статс-секретаря. Литературную известность Панаев приобрел идиллиями, написанными в подражание немецкому поэту Соломону Геснеру. Пушкин и Боратынский заклеймили его в злых эпиграммах.

    [063a] Часы эти упоминаются в романе Панаевой "Мертвое озеро", написанном совместно с Некрасовым. Все остальные описания помещичьего дележа были вычеркнуты тогдашней цензурой, остались только эти часы. Зато в очерке Ив.Панаева "Раздел имения" (1840) и воспоминаниях Вал.Ал.Панаева сохранилось много подробностей этого эпизода.

    [063b] Звали этого помещика Виктор Ив. Синельников. Из воспоминаний Вал. Панаева мы знаем, что через несколько лет имение старика было взято под опеку "за безобразные поступки вопиюще-безнравственного характера".

    [064] Это были Кронид и Валериан Панаевы. Впоследствии Валериан Панаев вспоминал, как ему было весело с автором этих мемуаров:

    "Мы резвились и бегали, как дети, и едва ли дело не доходило до лошадок".

    [065] Из воспоминаний И.Панаева мы знаем, что Белинский жил у него не две недели, а всю зиму. Это подтверждается и воспоминаниями В.А.Панаева.

    [065a] В комнаты, предназначенные для Белинского, старуха Панаева поместила своих приживалок и пользовавшего ее врача, так что Белинскому пришлось ютиться в конуре, где, кроме него, помешался : приехавший из провинции родственник.

    [066] По воспоминаниям современников, мать Панаева была действительно мотовка и выжига: даже у мальчика, родного племянника, приехавшего в столицу учиться, она выманила последние деньги, данные ему отцом на ученье.

    [067] Мать Каткова, Варвара Екимовна, осталась после смерти мужа без всяких средств и принуждена была служить надзирательницей в Московском тюремном замке.

    [068] С 1840 года по 1843-й.

    [069] А.И.Красовский (1776-1857), цензор, "человек с дикими понятиями, фанатик, и вместе лицемер, всю жизнь, сколько мог, гасивший просвещение" (А.В.Никитенко).

    [069a]Валерьян Николаевич Один, плодовитый писатель тридцатых годов. Приводимое здесь его стихотворение называется "Стансы к Элизе".

    [070] Композитор М.И.Глинка был с ним на ты и писал ему задушевные письма о музыке. В одном из этих писем Глинка называет Булгакова "человеком, одаренным тонким слухом и изящным пупком для вбирания или, лучше, всасывания в себя всего прекрасного".

    [071] Мария Алексеевна Сверчкова, дочь Алексея Васильевича, министра-резидента во Флоренции. Впоследствии вышла замуж за двоюродного брата М.Ю.Лермонтова, Николая Аркадьевича Столыпина.

    [072] Александр Павлович Башуцкий (1803-1876), сын Петербургского коменданта. Был адъютантом гр. Милорадовича, которого ранили у него на глазах в день восстания декабристов. В 1841 г. предпринял издание альманаха "Наши, описанные с натуры русскими", вызвавшего большой интерес. В 1849 г. вышел в отставку и поступил послушником в Троицко-Сергиевскую пустынь.

    [072a] "Графа В.А.Соллогуба недолюбливали в кругу литераторов; виной был его характер, отличавшийся крайней неровностью в обращении: сегодня - запанибрата, завтра - как бы вдруг не узнает и едва протягивает руку" (Д.В.Григорович)

    [073] Когда Тургенев узнал, что подобные анекдоты распространяет о нем князь П.В.Долгоруков, он печатно опроверг в 1868 году эту "старую и вздорную сплетню". Но из недавно обнародованного письма к нему его матери мы знаем, что нечто подобное действительно было. "Почему, - пишет ему мать, - могли заметить на пароходе одни твои ламентации? Слухи всюду доходят, и мне уже многие говорят, к большому моему неудовольствию: "Этот толстый господин Тургенев, который так жалобно хныкал и восклицал: "Умереть таким молодым!"

    [074] Это наблюдение подтверждается многими другими свидетельствами. Так, в 1855 году Н.А.Огарева пишет родным: "Вчера явился Тургенев. Он здесь получил репутацию удивительного лгуна". П.В.Анненков в статье "Молодость И.С.Тургенева" вспоминает, что Тургенев в виде несомненных историй рассказывал всякие измышления, приходящие в голову, волшебные сказки, фантазии. Ив.Ив.Панаев также рассказывает о "чрезмерных увлечениях Тургенева своей прихотливой фантазией". Е.М.Феоктистов говорит о Тургеневе: "Он никогда не довольствовался передачей чего бы то ни было, как оно дей ствительно происходило, а считал необходимым всякий факт возвести в перл создания, изукрасить его, ради эффекта, порядочною примесью вымысла, и этим приемом не брезгал, даже изображая портрет своей матери".

    [075] Сам Тургенев, вспоминая это время, говорил: "Я был предрянной тогда; пошлый фат, да еще с претензиями". Валериан Панаев описывает в своих воспоминаниях тогдашний фатовской костюм Тургенева: "синий фрак с золотыми пуговицами и светлые клетчатые панталоны".

    [076] Некрасов познакомился с Панаевым у Гамазова. Николай Успенский в своих малодостоверных воспоминаниях рассказывает, как Панаев в щегольской коляске подъехал к трущобе, где жил молодой Некрасов, и спас его от голодной смерти.

    [077] Белинский в своем отзыве о "Петербургских углах" отметил "необыкновенную наблюдательность и необыкновенное мастерство изложения"... "Это живая картина того особого мира жизни, - картина, проникнутая мыслью".

    [078] Как мы знаем из писем Белинского, он действительно говорил Некрасову: "Вы писывали превосходные рецензии в таком роде, в котором я писать не могу и не умею". "Я помню, - сообщает Белинский, - в 1842 или 43 году он (Некрасов) написал в "Отечественных Записках" разбор какого-то Булгаринского изделья с такой злостью, с таким мастерством, что читать наслаждение и удивление".

    [079] Болеслав Михайлович Маркевич (1822-1884), ретроградный романист, впоследствии камергер и член совета министров.

    [080] "Кажется, в мире нет человека, менее способного к семейной жизни", - писал в то же время Герцен.

    [081] Не на неделю, на три месяца: июнь, июль и август (1843).

    [082] Белинский женился в ноябре 1843 года на пожилой московской классной даме, Марии Васильевне Орловой, "насквозь болезненной и с нервической дрожью во всем теле" (по его собственной характеристике).

    [083] Василий Степанович Межевич (1814-1849), плодовитый литератор Булгаринской партии, редактор официальных "Ведомостей Петербургской городской полиции", выгнанный со службы за растрату казенных денег. Человек слабохарактерный, но добрый.

    [084] Владимир Михайлович Строев, переводчик, фельетонист, театральный рецензент (1812-1862). Переводил романы Евгения Сю и Александра Дюма. Сотрудничал в "Северной Пчеле" у Фаддея Булгарина.

    [085] Песоцкий в 1839 году основал не "Пантеон", а "Репертуар", который под редакцией В.С. Межевич а имел большой успех. Но в конце того же года книгопродавец Поляков стал издавать журнал "Пантеон" под редакцией Ф.А.Кони, тоже посвященный театру. Два театральных журнала не могли тогда существовать, и после ожесточенной борьбы они в 1842 году соединились в один журнал "Репертуар и Пантеон русских и всех европейских театров" под редакцией В.С.Межеви-ча.Апполон Григорьев не мог принимать участие в организации журнала, так как он начал сотрудничать в нем лишь с 1845 года. Должно быть, это был артист и водевилист П.И.Григорьев.

    [086] Осенью 1845 г. Аполлон Григорьев проживал у Межевичей. В октябре этого года он писал: "Я живу теперь у редактора "Репертуара" и "Полицейской Газеты" Межевича, одного из слишком немногих благородных людей, каких я знаю". 11 мая 1846 года Плетнев писал Гроту: "Григорьев не актер, а бывший студент Московского университета... от ужасной строгости родителей он погиб, развратившись и убежав сюда тайно от них из Москвы. Теперь он существует бедною платою за статьи издателя полицейской газеты Межевича".

    [087] В "Северной Пчеле" напечатано, что жена Межевича страдала "тяжкой золотушной болезнью, приближавшей ее к сухотке". По слонам же Белинского, она была больна сифилисом, которым заразил ее муж.

    [088] Пользуясь этим вниманием, Панаев возил к Пешель своих литературных друзей. В одном из писем Грановского читаем: "Вчера вечером Панаев утащил меня к M-lle Pechel, произведшей такое впечатление на Кавелина... Она не глупа и довольно мила, даже оригинальна по своей откровенности".

    [089] Это подтверждается воспоминаниями Е.М.Феоктистова: "Когда m-me Виардо появилась на Петербургской сцене и сводила с ума публику, то Кетчер и его друзья абонировали ложу где-то чуть ли не под райком. Конечно, это было чересчур высоко, но Тургеневу приходилось завидовать даже им; он... в это время находился в крайней нужде, потому что мать, поссорившись с ним, не высылала ему ни копейки. Очень часто не хватало у него денег даже для того, чтобы купить себе билет, - и тогда он отправлялся в ложу Кетчера, но в антрактах спешил вниз, чтобы показаться лицам, с которыми привык встречаться у m-me Виардо. Один из этих господ обратился к нему с вопросом: кем это вы, Тургенев, сидите в верхнем ярусе?" - "Сказать вам по правде, - отвечал сконфуженный Иван Сергеевич, - это нанятые мною клакеры... Нельзя без этого, нашу публику надо непременно подогревать...".

    [090] Граф Иван Илларионович Воронцов-Дашков (1790-1854) был церемониймейстером при дворе Николая I.

    [091] Через семь лет: в 1853 году.

    [092] В 1853 году Тургенева в Петербурге не было. 22 марта этого года он с чужим паспортом приехал тайно из Спасского в Москву, где Виардо давала два концерта.

    [093] Весь этот рассказ подтверждается записками театрала Вольфа, сообщавшего, что после смерти Бозио князь Орлов от горя сошел c ума: "Вообразил себя превращенным в животное, ползал на четвереньках и не хотел есть иначе, как из корыта..." Бозио скончалась в Петербурге 31 марта 1859 года. Некрасов через шесть лет помянул ее такими стихами:

    ... чванный Петрополь

    Не жалел ничего для нее.

    Но напрасно ты кутала в соболь

    Соловьиное горло свое,

    Дочь Италии! С русским морозом

    Трудно ладить полуденным розам...

    [094] Едва ли это было возможно. Белинский и в глаза и за глаза говорил о П.В.Анненкове: "бесценный человек", "обожаемый друг мой", "я очень люблю этого милого человека". Кулаком же Анненкова называл Некрасов. Когда болезнь Белинского усилилась, Анненков вместе с Боткиным добыли ему денег на поездку за границу. "Право, я отроду не хлопотал так о себе. как ты обо мне", - писал Белинский Боткину позднее. "Меня не то трогает, что ты всюду собираешь для меня деньги и жертвуешь своими, но еще больше то, что ты занят моей поездкою, как своим собственным сердечным интересом".

    [095] О подобном же эпизоде рассказывает П.В.Анненков, приурочивая его не к Парголову, а к Петербургу. Такой же случай, происшедший позднее, вспоминает и Фет: "Случалось, что усердно созванный на обед круг гостей к пяти часам соберется, бывало, под темною аркою ворот у двери Тургеневской квартиры. - "Добродушный, но рассеянный человек, - говорит укоризненно Боткин, - он просто забыл, что позвал всех обедать, поэтому я ухожу. Что же звонить понапрасну? Явно, что ни Ивана Тургенева, ни Ивана лакея нет в квартире".

    [096] В эротической поэме Тургенева "Поп", написанной в Парголове, изображается его любовь к этой дочери священника.

    [097] Под именем В. автор, несомненно, разумеет поэта Сатина (1814- 1873), которому в то время делали операцию ног. Огарев летом писал друзьям: "Мы живем в Берлине из-за операции, которую будут делать Сатину"... "Сатин лежит с подрезанными жилками" и т.д. Сатин в то время был женихом дочери Беттины.

    [098] Беттина - псевдоним немецкой писательницы Елисаветы фон Ар и им (урожд. Брентано), которая известна своей перепиской с Гёте. Некоторые ее письма Гёте переложены в стихи. Огарев в 1844 году часто встречался с Беттиной, и в его тогдашних письмах немало упоминаний о ней.

    [099] Едва ли в 1844 году беременная М.Л.Огарева могла так свободно вращаться в высших кругах берлинского общества. Она приехала в Берлин за два месяца до родов, в августе 1844 года, а Панаева приехала туда 3 октября, то есть за неделю до ее родов. Огарева разрешилась от бремени 9 октября, когда Панаевой в Берлине уже не было (М.О.Гершензон. "Образы прошлого").

    [100] Как справедливо указывает Д.Рязанов, Огарева в Париже в то время не было. Огарев приехал туда через год.

    [101] Ник.Ив.Сазонов (1815-1862), университетский товарищ Герцена, который изобразил его в пятой части "Былого и Дум". Герцен тоже называет Сазонова "чопорным", "аристократом по манерам".

    [102] Вячеслав Полонский говорит: "Этим свидетельствам Панаевой можно поверить". Сам Бакунин пишет в своей "Исповеди", что в ту пору он жил в бедности, даже в нищете.

    [103] Глухонемому Коле Герцену не было в то время и году. Его брату Александру было не семь лет, а только пять.

    [104] Герцен пишет в "Былом и Думах": "Кетчер не давал нам делать шагу без замечаний, а иногда и выговора... Его брань иногда сердила, иногда надоедала".

    [105] "Натали очень любила Кетчера", - пишет Герцен в "Былом и Думах".

    [106] Приязнь Панаевой к жене Грановского выразилась между прочим в том, что она посвятила Елизавете Богдановне свой роман "Мелочи жизни".

    [107] Каролина Павлова (1810-1893), выдающаяся русская поэтесса, виртуозно владевшая немецким и французским стихом. Вначале Грановский относился к Павловой дружески и не в меру восхвалял ее стихи. Но скоро они охладели друг к другу.

    [108] Белинский действительно называл Тургенева "мальчишкой" и "несовершеннолетним юношей". 20 ноября 1847 года он писал о Тургеневе: "Я очень рад, что мальчишка наш нашелся... Смотрите за ним -

    Слегка за шалости браните

    И в Тюльери гулять водите".

    [109] Об этом визите Достоевский сообщает в письме к брату от 16 ноября 1845 года следующее: "Вчера я в первый раз был у Панаева и. кажется, влюбился в жену его. Она умна и хорошенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя". Увлечение Достоевского продолжалось несколько месяцев. В феврале следующего года он писал: "Я был влюблен не на шутку в Панаеву), теперь проходит, а не знаю еще".

    [110] Д.В.Григорович.

    [111] Герцен писал о лекциях Грановского 2 декабря 1843 года: "Я всегда был убежден, что он прекрасно будет читать, но, признаюсь, он превзошел мои ожидания. При всей бедности его органа, при том, что он в разговоре говорит, останавливаясь, на кафедре увлекательный талант. Что за благородство языка, что за живое изучение предмета! Ну, брат, и Москва отличилась: просто давка. За четверть часа места нельзя достать, множество дам du haut parage (высшего слоя)... Вторая лекция была поразительно хороша, и на третьей он был встречен единодушным рукоплесканием... Какой широкий взгляд и какая гуманность, это - художественный, полный энергии и любви рассказ".

    [112] Автор разумеет Григория Михайловича Толстого, богатого холостяка, жившего по большей части за границей. Его имение Ново-Спасское было в Казанской губернии, Лаишевского уезда. Некоторые подробности о пребывании Некрасова и Панаевых в Ново-Спасском можно найти в книге Н.В.Успенского "Из прошлого". Григорий Михайлович был родственником декабриста Ивашева и ездил к нему "на два дня" в Сибирь в 1838 году. Это был тот самый Толстой, которого Д.Рязанов принимает в своей книге за Якова Толстого.

    [113] Некрасов еще до беседы с Толстым подыскивал для издания подходящий журнал. Он вел переговоры с О.Н.Глинкой о покупке "Русского Вестника" и ездил секретно в Ревель к К.П.Масальскому, чтобы приобрести "Сын Отечества".

    [114] Этот рассказ подтверждается статейкой неизвестного автора, включенной в книжку Н.В.Успенского "Из прошлого" и озаглавленной "Некрасов в селе Спасском". Там указано, что Толстой вложил в издание журнала 5 000 р. асе. В.П.Боткин указывал гораздо большую сумму. Он писал П.Анненкову 20 ноября 1846 года: "Фонд "Современника" состоит из 35 000 рублей Панаева и 35 000 (рублей) Толстого. Но Белинский, знавший это дело ближе, сообщал Тургеневу через несколько месяцев: "Так как Толстой, вместо денег, прислал им (Некрасову и Панаеву) только вексель и то на половинную сумму, то он и отстранен от всякого участия в "Современнике", а вексель ему возвращен".

    [115] Написано в 1888 г.

    [116] Плетневу надлежало получать ежегодно 857 р. 14 к. серебром и шесть копеек с рубля за каждого лишнего подписчика сверх тысячи двухсот. 26 октября 1846 г. Плетнев писал своему приятелю Якову Гроту: "В прошедшую среду (23 октября 1846 года) министр подписал дозволение о передаче "Современника" на редакцию Никитенки. С плеч моих спала гора. Панаев тут показал себя благородным человеком, предложив мне платить за уступленное ему издание каждый год в течение десяти лет по три тысячи рублей ассигнациями. Я нахожу, что это уже и слишком выгодно для меня".

    [117] 28 октября 1846 г. Плетнев писал Гроту: "Объявление о новом "Современнике", где буквы в аршин на зеленом огромном листе, уже разослано по городу и в города провинциальные".

    [118] Журналистами в то время называли издателей журналов.

    [119] В своих эпиграммах Щербина звал Панаева "кучей смрадного навоза, под голландским полотном". Панаев в "Современнике" называл Щербину "исписавшимся поэтом".

    [120] В 1856 году Писемский был командирован вел. кн. Константином Николаевичем в Астрахань и на побережье Каспийского моря для собирания этнографического материала. В результате этой поездки он напечатал в "Морском Сборнике" только две небольшие статьи, после чего засел за писание романа "Тысяча душ".

    [121] Это мнение об А.Ф.Писемском, приписываемое автором Тургеневу, было на самом деле высказано Некрасовым, который в письмах к Тургеневу писал о Писемском так: "Это неряха, на котором не худо оглядывать каждую пуговку, а то под застегнутым сюртуком как раз окажутся штаны с дырой..." Тургенев, напротив, как видно из тех же писем, высказывался о Писемском с горячим сочувствием.

    [122] В октябре. С 4 по 14 октября 1846 года.

    [123] Не в 1848-м, а в 1847-м.

    [124] Кроме "Кирюши", П.В.Анненков написал повесть "Она погибнет" (1848). По воспоминаниям Д.В.Григоровича, обе эти повести были так плохи, что в литературных кругах вошли в пословицу.

    [125] В начале октября.

    [126] Над этим смеялись даже на театральных подмостках. В пьесе Н.И.Куликова "Школа натуральная" был выведен некий издатель, дающий при своем журнале "произведения с толкучего рынка, как битую посуду и старые голенища".

    [127] Д.П.Бутурлин - председатель секретного комитета, учрежденного Николаем I для обуздания печати после февральской революции.

    [128] Через 20 лет я узнала случайно, что "Альманах" с "Семейством Тальниковых" можно достать в библиотеках для чтения. Так как он сначала был дозволен цензурой, то никто не знал, что это контрабанда. "Альманах" появился в продаже следующим образом: когда он был запрещен, то листы были свалены на чердаке при квартире редакции. Когда надо было переезжать на другую квартиру, я пошла на чердак и удивилась, заметя, что пачки листов развязаны и валялись в беспорядке. Прислуга объяснила мне, что бывший лакей Некрасова водил на чердак букинистов и продавал им бумагу на вес. Ясно, что из этих листов составлялись книжки и втихомолку распродавались. (Примечание автора.

    [129] В 1847 году у "Современника" было 2000 подписчиков, в 1848 г. - 3100, а в 1849 - 2400. Панаев понес большие убытки от этого цензурного вмешательства. 30 марта 1849 года Плетнев писал Гроту:

    "Он обезденежел от непропущенного цензурою альманаха, на издание которого издержал 4 тысячи рублей серебром".

    [130] В 1847 году Гоголя в Петербурге не было. На этом основании в печати высказывали, что сообщенное Панаевой - неправда. Между тем этот эпизод не выдуман. Нечто подобное было. По словам А.С.Суворина, Некрасов рассказывал о своем свидании с Гоголем так: "Раз он изъявил желание нас видеть. Я, Белинский, Панаев и Гончаров надели фраки и поехали представляться, как к начальству. Гоголь и принял нас, как начальник принимает чиновников; у каждого что-нибудь спросил и каждому что-нибудь сказал. Я читал ему стихи "Родина". Выслушал и спросил: "Что же вы дальше будете писать?" - "Что Бог на душу положит". - "Гм", - и больше ничего. Гончаров, помню, обиделся его отзывом об "Обыкновенной истории". Такой же эпизод рассказан в "Литературных воспоминаниях" Ив.Панаева.

    [131] Неточно. Знаменитое письмо Белинского к Гоголю было написано в июне 1847 года за границей, в Зальцбруне.

    [132] Михаил Васильевич Петрашевский-Буташевич (1821-1866), один из первых по времени социалистов в России. Чтобы пропагандировать утопический социализм Фурье, он устраивал у себя вечера, где при большом стечении гостей высказывал крайние революционные взгляды. На этих вечерах бывали самые разнообразные люди: Достоевский, Салтыков, Плещеев, Аполлон Майков, Белинский, Чернышевский, Иринарх Введенский, Н.Я.Данилевский и др. В 1849 году большинство "петрашевцев" было арестовано и 21 "заговорщик" (в том числе Достоевский и Плещеев) были приговорены к смертной казни, которую вскоре заменили иными наказаниями. Петрашевский был сослан в Сибирь, где, отбыв многолетнюю каторгу, умер.

    [133][134] Впрочем, я должна оговорить, что две главы в романе написаны, по просьбе Некрасова, Ипполитом Панаевым*. (Примечание автора.) * Кроме Ипполита Панаева, в составлении этого романа участвовали, по словам А.С.Суворина, Григорович, Дружинин и др.

    [135] Об этом эпизоде см. повесть Некрасова "Каменное сердце".

    [136] Н.А.Спешнев, коммунист, сочувствовавший террору, был арестован в ночь с 22 на 23 апреля 1849 года.

    [137] Панаев и Некрасов были вызваны к Дубельту 1 ноября 1849 г.

    [138] У Некрасова в его стихотворениях есть несколько упоминаний о таких эпизодах: "Граф Орлов прочитал мне бумагу...", "Мне граф Орлов мораль читал..."

    [139] В 1871 году Лонгинов был назначен начальником главного управления по делам печати и на этом поприще обнаружил большую свирепость, вызвав негодование своих бывших друзей.

    [140] Один из друзей Боткина вспоминает, как Боткин угощал их роскошным обедом: "Мы обедали с трупом, который, вместо того, чтобы положить его в гроб, посадили рядом с нами. Было от чего содрогаться... Какой тут обед, когда несчастному ежеминутно угрожала предсмертная агония!" В день своей смерти Боткин созвал музыкантов и пригласил своих друзей на концерт.

    [141] Не в конце 1848-го, а в конце 1847 года - в декабрьской книжке "Современника".

    [142] То есть Ф.М.Достоевскому, который назван "прыщом, рдеющим на носу литературы", в известной эпиграмме Некрасова, написанной совместно с Тургеневым ("Рыцарь горестной фигуры").

    [143] Вычитав в английских изданиях о британском Literary Fund, Дружинин в ноябре 1856 года на литературном обеде у гр. Г.А.Кушелева-Безбородко предложил устроить нечто подобное у нас. Мысль Дружинина была встречена общим сочувствием. Впоследствии он изложил ее в обстоятельной статье "Несколько предположений по устройству русского литературного фонда" в "Библиотеке для Чтения". Некрасов, Тургенев и Кавелин свидетельствовали в печати, что именно Дружинин, и никто другой, является инициатором этого учреждения.

    [144] В 1847 году Тургенев напечатал в "Отечественных Записках" повесть "Бреттер"; в 1849 году - пьесу "Холостяк"; в 1850 году - "Дневник лишнего человека"; в 1851 году - "Провинциалку"; в 1855 году - "Якова Пасынкова".

    [145] Иван Павлович Арапетов (1811-1887), чиновник департамента уделов, член редакционных комиссий по крестьянскому делу. Близкий друг Н.А.Милютина. Вращался в среде писателей пятидесятых годов. Близко знал Некрасова, Боткина, Тургенева, Кавелина, Лонгинова.

    [146] Не за год, а за три года до смерти Грановского, осенью 1852 года. Грановский о ее посещении писал: "Авдотья Яковлевна Панаева приезжала гостить к Лизе и была очень мила, провела у нас дней десять и обещалась возвратиться к концу месяца".

    [147] Как видно из редкой книги "Столетие С.-Петербургского английскою собрания" (1870), Лонгинов стал членом этого клуба в 1851 году, Некрасов и Панаев - в 1854-м. Тургенева в списках клуба нет.

    [148] Тургенев сам предложил Фету услуги по изданию его стихов. Фет остался недоволен этим изданием: "Из-под редакции Тургенева [оно] вышло настолько же очищенным, насколько и изувеченным", - вспоминал он впоследствии.

    [149] Панаев действительно питал чрезмерное пристрастие к неталантливому стихотворцу Гербелю. Когда в 1856 году Некрасов уехал за границу, Панаев, пользуясь его отсутствием, тиснул в "Современнике" стихотворение Гербеля, к великому неудовольствию Тургенева. Некрасов тоже был разгневан на Панаева: "Напишу Панаеву, что не один я бешусь, зачем он пачкает "Современник" стишонками Гербеля и Грекова, за что я ему написал на днях ругательство".

    [150] Михаил Илларионович Михайлов (1826-1865), талантливый поэт и беллетрист, автор первых в России статей, поднявших вопрос о равноправии женщин, знаток иностранной изящной словесности, был арестован в 1861 году за составление революционной прокламации "К молодому поколению" и понес бессмысленно-жестокую кару: его подвергли "гражданской казни" и сослали на каторгу в Кадаинский рудник, где он скончался в 1865 году.

    [151] М.А.Языков, директор петербургского стеклянного завода, был непременным членом тогдашних литературных кружков. Белинский одно время очень им увлекался: "Я недостоин разрешить ремня сандалий его". Фет, Панаев, А.Ф.Кони вспоминают его как добрейшего человека, приятного и веселого собеседника, присяжного застольного остряка. Его остроты через много лет цитировали в своих письмах Тургенев, Грановский и Герцен.

    [152] "Петербургские углы" написаны в 1844 году, когда Некрасов был уже в близких отношениях с Белинским. "Головачева-Панаева впадает в явный анахронизм, сообщая, что Некрасов явился с рукописью "Петербургских углов", - говорит С.Ашевский. - Очень возможно, что рукопись, которую принес Некрасов для передачи Белинскому, содержала рассказ "Опытная женщина", напечатанный в девятой книжке "Отечественных Записок" за 1841 год".

    [153] Тургеневское "Письмо из С.-Петербурга о смерти Гоголя" появилось в "Московских Ведомостях" 13 марта 1852 года. Но была и другая причина его ареста; еще 3 марта 1852 года он написал Аксаковым письмо, где резко укорял попечителя учебного округа Мусина-Пушкина за его отзыв о Гоголе. Письмо было перехвачено и вызвало месть оскорбленного Мусина. 16 апреля 1852 года Тургенев был посажен на съезжую 2-й Адмиралтейской части, согласно резолюции Николая 1: "Посадить его на месяц под арест и выслать на жительство на родину под присмотр".

    [154] Чтение происходило через год после смерти Гоголя - в пятницу, 20 августа 1853 года.

    [155] Первая повесть Толстого была напечатана не в октябрьской, а в сентябрьской книжке "Современника". Подпись под ней была Л.Н.

    [156] "Записки Охотника" вышли впервые во французском переводе в 1858 году ("Recits d'un Chasseur", tradui par H.Delaveau).

    [157] Делано вел в "Современнике" "Парижские письма". Был деятельным сотрудником "Revue des Deux Mondes" и пропагандировал во Франции сочинения Герцена. О нем с большой теплотой отзывается Фет.

    [158] Ник.Ник.Тютчев (1815-1878), близкий друг Белинского в последние годы его жизни. Учился за границей. Окончил Дерптский университет. В 40-х годах служил в департаменте податей и сборов и переводил иностранные повести для "Отечественных Записок". В его жену был влюблен молодой Тургенев.

    [159] Осенью 1846 года Некрасов писал Белинскому: "Языков и Тютчев открыли контору агентства и комиссионерства". Через два года он сообщал Тургеневу: "Языков и Тютчев преуспевают понемногу с конторой".

    [160] В.П.Боткин сообщал Анненкову: "Языков внес 15 000 рублей серебром обеспечения и записался в купцы первой гильдии. Контора открыта с октября 1846 года". Ф.М.Достоевский еще в сентябре писал брату: "Языков открыл контору и выставил вывеску". Крушение этого предприятия изображено Панаевой и Некрасовым в романе "Три страны света".

    [161] У Тургенева и Некрасова такие разговоры действительно происходили. В 1854 году Некрасов писал Тургеневу: "Не я буду виноват, если формат нового издания Пушкина будет уродлив и шрифт гадок. Что за кулацкое безвкусие!" Даже слово кулак Панаева запомнила точно.

    [162] Брат Анненкова - Иван Васильевич - гвардейский полковник. Через несколько лет он сделался Петербургским обер-полицей-мейстером.

    [163] Некрасов никогда не говорил Анненкову "ты".

    [164] По мнению Н.О.Лернера, этот рассказ относится к пушкинскому •Гусару", за которого в 1833 году А.Ф.Смирдин заплатил поэту 200U рублей ассигнациями.

    [165] Комедия "Свои люди - сочтемся" появилась в печати в 1852 году и тотчас же после напечатания была запрещена к постановке.

    [166] Под первым отрывком комедии "Свои люди - сочтемся", напечатанным в "Московском Городском Листке" (1847), была двойная подпись: "А.О. и Д.Г.", то есть "Александр Островский и Дмитрий Горев". Д.Горев был второстепенный актер; он хотел было сотрудничать с Островским, но ограничился двумя-тремя словечками, вписанными в текст комедии, и бесследно исчез из Москвы. Этого было достаточно, чтобы обвинить Островского в плагиате!

    [167] Называя Островского купеческим Шекспиром, Тургенев вспомнил эпиграмму Щербины:

    Со взглядом пьяным, взглядом узким,

    Приобретенным в погребу,

    Себя зовет Шекспиром русским

    Гостинодворский Коцебу.

    [168] Профессор военной академии Д.А.Милютин был в 1861 году назначен военным министром.

    [169] Граф Григорий Александрович Кушелев-Безбородко - миллионер-меценат. Основал журнал "Русское Слово", издал сочинения Мея, Полонского, Майкова. Писал очерки и рассказы под псевдонимом Грицко Григоренко. Его дача помещалась в Полюстрове. По рассказу Григоровича, на этой даче в гостях у графа жил "всякий сброд иностранных и русских пришельцев, игроков, журналистов, их жен и приятелей и т.д. Все это размещалось по разным отделениям обширного, когда-то барского дома, жило, ело, пило, играло в карты, предпринимало прогулки в экипажах графа".

    [170] Мать Д.В.Григоровича была француженка.

    [171] Предсказания Д.В.Григоровича сбылись: Дюма в своих известных записках "Impressions de Voyage en Russie" (Paris, 1859) написал об А.Я. Панаевой, что она "une femme d'une beaute fortement caracterisee", а о ее муже, что он "один из первых журналистов в Петербурге" и т.д. В его статье помешен перевод трех стихотворений Некрасова на французский язык: "Еду ли ночью", "Забытая деревня" и "Княгиня".

    [172] Д.В.Григорович, прочтя эту главу, пишет в своих мемуарах: "Дело происходило несколько иначе. Привезти гостя, да еще иностранца, да притом известного писателя, к лицам незнакомым, не предупредив их заблаговременно, было бы с моей стороны не только легкомысленным, но и крайне невежественным поступком по отношению к хозяевам дома..."

    [173] Здесь автор несомненно имеет в виду графиню Александру Кири-ловну Воронцову-Дашкову, которая, однако, не могла выйти замуж сорока лет, ибо скончалась на 37-м году жизни (1819-1856). Дюма в своих записках о России защищает доктора-француза от Некрасова.

    [174] Доктор (барон де-Пойли) мог узнать об этом из статьи А.Дюма, который, описывая свои встречи с Некрасовым, вступился за честь соотечественника, утверждая, что по своему богатству и общественному положению доктор был нисколько не ниже графини Воронцовой-Дашковой.

    [175] В 1846 г. в Киеве вокруг Н.И.Костомарова организовалось Кирилло-Мефодиевское братство, ставившее целью распространение идеи федеративного объединения славянских народностей с сохранением автономии в делах внутреннего управления. В это общество входил и Шевченко. По доносу студента Петрова Н.И.Костомаров был арестован весной 1847 г. и, после годового заключения в крепости, сослан в Саратов, где и пробыл до 1855 года.

    [176] Панаев напечатал в "Современнике" ряд статей о хлыщах. Само слово "хлыщ" было изобретено им.

    [177] В 1855 году Некрасов писал Тургеневу: "Приезжаю на днях в Петербург - зову Шипулинского - он посмотрел мне в горло - и объявил с торжеством и радостью, что у меня..." - и т.д.

    [178] Cобираясь за границу, Некрасов писал: "Пугает меня (мое) безъязычие", - т.е. незнание иностранных языков. Но на деле все обошлось благополучно. Прибыв за границу, Некрасов писал: "Вот выгодно не знать ни одного языка: я заговорил на всех вдруг. Как - это другое дело! Но понимают, причем нужно соблюдать только одно правило: держать кошелек постоянно открытым".

    [179] Павел Михайлович Ковалевский (1823-1904), романист и поэт, оставил воспоминания об этих римских встречах с А.Я.Панаевой, Некрасовым и Фетом. Там между прочим говорится: "Остановился Некрасов в одном из первых отелей на Испанской площади, где я и навестил его на другой день. Встретила меня нарядная и эффектная брюнетка (Авдотья Панаева)..."

    [180] Много неточностей. Некрасов сначала жил с А.Я.Панаевой в Риме, потом один поехал к Тургеневу в Париж, именно потому, что ее общество тяготило его. В феврале 1857 года он вернулся в Рим через Марсель, а в марте уехал в Неаполь. 6 апреля он снова вернулся в Рим. 23 апреля уехал во Флоренцию, оттуда, через несколько дней, снова в Париж. В июне он сделал попытку увидеться с Герценом. В начале июня он писал Тургеневу: "Хотелось поехать... увидеть Герцена, но, как кажется, он против меня восстановлен... Если он на десять минут обещает зайти ко мне в гостиницу, то я, ни минуты не колеблясь, приеду к 11-му числу, чтобы 16-го вместе с тобою уехать обратно". Некрасов приехал в Лондон, но Герцен не пожелал видеться с ним и написал ему 10 июля: "Причина, почему я отказал себе в удовольствии вас видеть, - единственно участие ваше в известном деле о требовании с Огарева денежных сумм..."

    [181] Л.П.Шелгунова в своих воспоминаниях говорит: "Некрасов приезжал с ним [Герценом] объясняться, но в таком деле объясняться было трудно, и потому Некрасов даже стал скрывать, что был в Лондоне".

    [182] Тургенев писал Льву Толстому 8 декабря 1856 года: "Я познакомился здесь со многими русскими и французами: но симпатических натур нашел весьма мало. - Есть одна княжна Мещерская - совершенная Гётевская Гретхен - прелесть, - да, к сожалению, по-русски не понимает ни слова... А мила она так, что и описать нельзя".

    [183] 19 мая 1857 года Некрасов писал из Парижа Ипполиту Панаеву:

    "Лечит меня теперь доктор Рае, весьма умный и знаменитый".

    [184] Речь идет об известной статье К.Д.Кавелина "О новых условиях сельского быта". Ее цензурная судьба изложена у Герцена в "Колоколе".

    [185] Это подтверждается письмами Тургенева. Прочтя диссертацию Чернышевского "Эстетические отношения искусства к действительности", Тургенев писал Григоровичу 10 июля 1855 года: "Григорович!.. Я имел несчастье неоднократно заступаться перед вами [за Чернышевского] - примите мое раскаяние - и клятву - отныне преследовать, презирать и уничтожать его всеми дозволенными и в особенности недозволенными средствами!.. Я прочел его отвратительную книгу, эту поганую мертвечину..." Впрочем, через год Тургенев писал о Чернышевском: "Мертвечины я в нем не нахожу - напротив". Даже слово "мертвечина" Панаева запомнила верно.

    [186] Это было в августе 1858 года. Добролюбов в одном из писем говорит: "Я устроился вместе с ним (Некрасовым) вот каким манером: ему для себя нужна была комната еще, а возле его квартиры была квартирка в три комнаты. Он взял ее, отделил для себя одну комнату, а две другие предложил мне. Я, разумеется, охотно согласился и теперь за 15 рублей в месяц я имею квартиру с отоплением и отчасти с мебелью.

    [187] И.А.Пиотровский застрелился - на 21-м году жизни - 18 марта 1862 г. Он сотрудничал не только в "Современнике", но и "Библиотеке для Чтения", "Северной Пчеле", "Книжном Вестнике". Много писал о книгах для народного чтения. За месяц до смерти Пиотровского в феврале 1862 года Некрасовым было сделано заявление в комитет Литературного Фонда о бедственном положении Игнатия Пиотровского, нуждающегося в пособии. Комитет отказал.

    [188] В сентябре 1860 года Чернышевский писал Добролюбову: "Авдотья Яковлевна нянчится с Вашими братьями так, как могла бы заботиться разве очень добрая сестра".

    [189] "Свисток" - сатирический отдел журнала "Современник". Некрасов вспоминал перед смертью: "Свисток" придумал собственно я, а душу ему, конечно, дал Добролюбов. Заглавие произошло так: в 1856 году я жил в Риме и сам видел газету "Diritto" (это и значит "Свисток"), кое-что из нее даже сам почитывал..."

    [190] Это было не в 1859-м, а в 1858 году. Добролюбов лечился в Старой Руссе от золотухи.

    [191] Тургенев получил наследство вскоре после смерти своей матери (16 ноября 1850 года).

    [192] Александр Васильевич Головнин был назначен управляющим министерством народного просвещения в декабре 1861 года. Ища популярности, он стал приглашать к себе влиятельных журналистов и писателей, угощал их обедами, советовался с ними и пр. Этот либеральный лоск, однако, не мешал ему усиливать цензурные гонения против печати, хотя в общем он был самый независимый и смелый из министров Александра II: защищал перед царем бунтовавших студентов и противился возобновлению смертных казней. Вскоре после Каракозовского выстрела (в апреле 1866 г.) он был уволен за то, что не умел уберечь учащуюся молодежь от революционных идей.

    [193] Это не совсем соответствует фактам. Тургенев решил уйти из "Современника" задолго до статьи Добролюбова о "Накануне". Окончательный разрыв с "Современником" произошел у него из-за другой статьи того же критика, где в прикровенной форме говорились, что "Рудин" есть пасквиль на Бакунина и что многое в нем писано в угоду богатым приятелям автора. "Это уж слишком! - восклицает Тургенев в одном тогдашнем письме, - и быть участником в подобном журнале уже не приходится порядочному человеку".

    [194] Автор имеет в виду статью Герцена "Very dangerous!" помещенную в Љ44 "Колокола" за 1859 год. Предположение Панаевой, будто эта статья внушена Герцену Тургеневым, едва ли верно, так как, по словам Мих.Лемке, Тургенев приехал в Лондон спустя несколько дней после выхода Љ44 "Колокола". Так же неправа Панаева, говоря об охлаждении читателей к "Колоколу" 1859 года. Это охлаждение началось позже - во время польского восстания 1863 г.

    [195] Летом 1859 года Чернышевский тайно посетил Герцена, чтобы объясниться с ним по поводу его статьи "Very dangerous'", где Герцен утверждал, что журнал "Современник" бессознательно служит реакции. Свидание не привело ни к чему. Оба собеседника остались недовольны друг другом.

    [196] Александр Егорович Тимашев (1818-1893), начальник штаба корпуса жандармов. Впоследствии министр внутренних дел.

    [197] Тургенев по-прежнему продолжал говорить в аристократических салонах, что дает свои повести в журналы даром. (Примеч. автора.)

    [198] Автору изменила память. Добролюбов приехал в Петербург целым годом позже, чем Панаева. Она приехала в начале августа 1860 г., а он в начале августа 1861 года.

    [199] Из писем Д.Я.Колбасина к Тургеневу мы видим, что Колбасин действительно сплетничал о семейной жизни Панаевых. 20 августа 1857 года он писал: "Панаиха, говорят, совсем заездила Некрасова, и он начинает впадать в мрачность".

    [200] Об этом припадке сам Панаев говорил Никитинко за день до смерти: "Я чуть было не умер недавно. В груди у меня что-то такое сделалось, что чуть было не задушило меня. И это продолжалось часа три".

    [201] В фельетоне "Библиотеки для Чтения" говорится, что речь Чернышевского, посвященная памяти Добролюбова, была "разнузданна", "безобразно бестактна", что некоторые "силились подавить шиканье, раздававшееся с разных сторон". Журнал обвиняет Чернышевского в "радикальном отсутствии воспитания".

    [202] Приводим из "Двух скандалов" Василия Курочкина отрывки, относящиеся к Чернышевскому:

    Хлестова.

    Вот видишь ли, читал он про кого-то, Должно быть, умника такого же, как сам, Пьянчужку, ветренника, мота, Вдруг... я не верила, глазам!.. Забылся до того... ты рассуди, ведь дочку На это зрелище приводит мать, - Цепочку в руки взял и начал ей играть!!.

    Графиня внучка (с ужасом). Играл цепочкою!!

    Графиня бабушка.

    Как?! Он украл цепочку?!

    [203] На первой странице собрания сочинений Добролюбова (1862) напечатано следующее посвящение:

    "Авдотье Яковлевне Панаевой. Ваша дружба всегда была отрадою для Добролюбова. Вы с заботливостью нежнейшей сестры успокаивали его, больного. Вам он вверял свои последние мысли, умирая. Признательность его друзей к Вам за него должна выразиться посвящением этой книги Вам.

    Н.Чернышевский"

    [204] Именно таково было мнение официальных кругов об этом романе Тургенева. Даже III Отделение хвалило этот роман; жандармский чиновник писал: "Благотворное влияние на умы имело сочинение известного писателя Ивана Тургенева "Отцы и дети"... Тургенев этим сочинением заклеймил наших недорослей-революционеров едким именем "нигилистов" и поколебал учение материализма и его представителей".

    [205] Николай Успенский рассказывал со слов Тургенева, что Некрасов взялся передать от него Герцену в Лондоне 18 000 франков, в Лондон не поехал, а деньги проиграл в карты. Эта клевета давно уже опровергнута фактами.

    [206] Полинька Сакс" Дружинина была напечатана в 1847 году.

    [207] Неверно: Дружинин скончался в 1864 году, а Лонгинов был поставлен во главе цензурного ведомства лишь в 1871 году.

    [208] Сигизмунд Сераковский (1828-1863), знаменитый польский повстанец. Отличный знаток военного дела, капитан русского генерального штаба, он собрал в Литве отряд в пять тысяч человек и вступил в бой с царскими войсками, но был ранен в грудь и взят в плен. Повешен в Вильно 15 июня 1863 года.

    [209] Знаменитые петербургские пожары 1862 года начались 16 мая. Огнем было уничтожено огромное количество домов между Апраксиным рынком и Троицкой улицей. Выгорела вся Большая и Малая Охта, сгорел Апраксин двор и т.д. Среди обывателей распространился бессмысленный слух, что Петербург поджигают крамольники с революционными целями, главным образом студенты и поляки. Правительство Александра II использовало эту ненависть, темных обывательских масс для своих реакционных целей.

    [210] Н.Г.Чернышевского, арестованного и увезенного в крепость 12 июня 1862 года.

    [211] Не триста, а только пятьдесят. Вот текст этого объявления, напечатанного Некрасовым в "Ведомостях СПБ Городской Полиции" за 1863 год (ЉЉ29, 30 и 31): "Потеря рукописи. В воскресенье, 3 февраля, во втором часу дня, проездом по Б.Конюшенной от гостиницы Демута до угольного дома Кангера, а оттуда через Невский проспект. Караванную и Семеновский мост до дома Краевского, на углу Литейной и Бассейной, обронен сверток, в котором находились две прошнурованные по углам рукописи с заглавием: "Что делать". Кто доставит этот сверток в означенный дом Краевского к Некрасову, тот получит пятьдесят рублей сер.". Некрасов назначил столь малую сумму, чтобы не привлекать излишнего внимания властей к написанному в крепости роману Чернышевского. По свидетельству Е.Ф.Литвиновой, Некрасов именно 50 р. и вручил чиновнику, нашедшему рукопись.

    [212] Надежда Прокофьевна Суслова, первая по времени женщина-Врач, дочь крестьянина. Самым выдающимся трудом Н.П.Сусловой является ее диссертация на доктора медицины Цюрихского университета "Прибавление к физиологии лимфатических сердец". Издана в Петербурге в 1868 году.

    [213] Влад.Онуфр.Ковалевский (1842-1883), выдающийся палеонтолог, профессор Московского университета. М.А. Бокова - доктор медицины Гейдельбсргского университета, перевела почти всего Брэма в издании Ковалевского (1866). История ее второго брака (с Проф. Сеченовым) отразилась в романе Чернышевского "Что делать".

    [214] Автор имеет в виду роман Всеволода Крестовского "Панургово стадо", где эта коммуна цинически высмеяна, а также очерк Н.С.Л ес-кова "Загадочный человек", в котором В.Слепцов изображен как соблазнитель неопытных девушек.

    [215] То есть после Каракозовского выстрела в Александра II.

    [216] В 1871 году.

    [217] То есть были сосланы в Сибирь после Покушения Каракозова на Александра II.

    [218] Слепцов скончался 23 марта 1878 года.

    [219] Решетников приехал в Петербург в августе 1863 г., некоторое время сотрудничал в "Северной Пчеле" и только в начале 1864 года отправился к Некрасову с "Подлиповцами", которые и были напечатаны в 3-й и 4-й книжках "Современника" за 1864 год.

    [220] Е.Литвинова вспоминает: "Авдотья Яковлевна особенно любила братьев Добролюбовых и очень заботилась о том, чтобы они не забыли своего брата по молодости лет, дарила им хорошие портреты Николая Александровича, говорила с ними о его характере и убеждениях, с удовольствием замечала, что один из них лицом особенно напоминал старшего брата. Некрасов из средств "Современника" выдавал деньги на их учение.

    [221] Решетников умер 9 марта 1871 года от отека легких, явившегося следствием злоупотребления алкоголем.

    [222] "Запутанное дело" было напечатано в мартовской книжке "Отечественных Записок" 1848 года за подписью М.О. 28 марта того же года Салтыков был сослан в Вятку и зачислен в штат Вятского губернского правления.

    [223] "Губернские очерки" печатались в "Русском Вестнике" в 1856- 1857 гг. и в 1857 г. вышли отдельными томами, выдержавшими в том же году два издания.

    [224] Гр. В.А.Соллогуб. "Воспоминания". СПб., 1887, стр. 134-5.-А.Фет. "Мои воспоминания", часть I. М., 1890, стр. 33. - П.М.Ковалевский. "Стихи и воспоминания". СПб., 1912, стр. 270. - "Русский Архив", 1891, I, 61. - "Чернышевский в Сибири". СПб., 1913, т. 111. стр. 60

    [225] Полное собрание сочинений Ф.М.Достоевского, т. 1. Биография, письма и заметки из записной книжки. СПб. 1883. Письма, стр. 42.

    [226] А.И.Герцен. Полное собрание сочинений и писем, т. IV. СПб., 1915, стр. 188,422.

    [227] Белинский. Письма, т. I. СПб., 1914, стр. 331.

    [228] "Русское Богатство", 1910, Љ4, стр. 112.

    [229] "Современный Мир", 1911, XI, стр. 195.

    [230] "Научное Обозрение", 1903, IV, 132-3, 137-8, 141.

    [231] Собрание сочинений Н.А.Добролюбова. СПб., 1862.

    [232] Т.Н.Грановский и его переписка. М., 1897, стр. 273-277, 281, 284.

    [233] М.Гершензон. "Русские Пропилеи", т. IV. М., 1917, стр. 73.

    [234] "Библиотека для Чтения". 1862, CXII. - "Москвитянин" 1854, т. 1 и III. - "Отечественные Записки" 1862, V, 1872, XI. - "Дело" 1872, XI.

    [235] См. "Современник", 1854, январь, где рядом напечатано: стихотворение Некрасова "Так это шутка, милая моя", обращенное к А.Я.Панаевой, и стихотворение А.Фета "На Днепре в половодье", "посвященное А.Я.Панаевой".

    [236] "Голос Минувшего", 1916, Љ9, стр. 187.

    [237] А.И.Герцен. Полное собрание сочинений и писем. Пг., 1917, т. VI II, стр. 272.

    [238] Александр Дюма в своих "Impressions de Voyage en Russie" (Paris, 1859) называет Панаеву красавицей, ее мужа - одним из первых журналистов в Петербурге и дает в своем переводе три стихотворения Некрасова.

    [239] А.Н.Пыпин. "Н.А.Некрасов". СПб., 1905, стр. 145 и 162 - "Книга и Революция", 1921, Љ2 (14), стр. 64.

    [240] "Голос Минувшего", 1923, 1, стр. 224.

    [241] А.Н.Пыпин. "Н.А.Некрасов". СПб., 1905, стр. 174, письмо к Тургеневу от 30 июня 1857 года.

    [242] "Все лирические пьесы Некрасова, посвященные любви, постоянно роковым образом возвращаются к домашним сценам и распрям", - говорит С.А.Андреевский в "Литературных Очерках". СПб., 1902, стр. 160-161.

    [243] "Современный Мир", 1911, XI, стр. 198.

    [244] "Жизнь для Всех", 1915, 1, стр. 6.

    [245] Материалы для биографии Н.А.Добролюбова, СПб. 1890, стр. 587.

    [246] "Библиотека для Чтения", 1861, дек. - "Искра", 1862, янв., и след. - А.Н.Пыпин "Н.А.Некрасов", 1905, стр. 199. Впоследствии Писемский уничтожил эти строки. В собрании его сочинений их нет.

    [247] В.Г.Белинский. Письма. СПб., 1914, т. 111, стр. 192.

    [248] Там же. т. 11, 293.

    [249] Т.Н.Грановский и его переписка, М., 1897, стр. 278.

    [250] "Голос Минувшего", 1923, Љ3, стр. 76, 77.

    [251] Д.В.Григорович. Полное собрание сочинений. СПб. 1896, XII, 30.

    [252] Аполлон Алекс. Григорьев. Матер, для биографии. Пг., 1917, стр. 202.

    [253] Т.Н.Грановский и его переписка. М., 1897; письмо от 17 янв. 1851 г.

    [254] Белинский. Письма. СПб., 1914, стр. 300.

    [255] "Русская Мысль", 1892, Љ7, "Из переписки недавних деятелей" - А.И.Герцен "Полное собрание сочинений и писем". 1915, т. IV, стр. 190.

    [256] "Не решалась бросить мужа", - по словам Чернышевского. См. "Чернышевский в Сибири", 1913, т. Ill, 60.

    [257] В 1855 году Некрасов писал Тургеневу, что он лет семь "влюблен и счастлив". См. книгу А.Н.Пыпина "Некрасов". СПб., 1905, стр. 145.

    [258] Стихотворения Н.А.Некрасова. СПб., 1879, т. IV, стр. 23.

    [259] Полное собрание сочинений Ив.Ив.Панаева. М., 1889, т. VI. стр. 87.

    [260] "Записки Вас.Ант.Инсарского", "Русская Старина". 1895, 1, стр. 112 и 113.

    [261] М.А.Антонович. "Журнал для всех", 1903, II. - П.М.Ковалевский. "Стихи и воспоминания", СПб., 1912, стр. 278-279. - "Современный Мир", 1911, X, стр. 148 и мн. др.

    [262] "Современный Мир", 1911, IX, стр. 144-145.

    [263] А.Н.Пыпин. "Н.А.Некрасов". СПб., 1905, стр. 150.

    [264] "Некрасовский Сборник". СПБ., 1918, стр. 45.

    [265] Страшно4 Напр., в книжке Н.В.Успенского "Из прошлого". М., 1889, стр. 32.

    [266] Он начал лысеть еще в 1840 г. Белинский писал тогда лысому Боткину: "Кстати о лысине - возрадуйся: Панаев скоро будет тебе братом" (В.Белинский. Письма. СПБ., 1914, стр. 40). Откуда же в 60-м году взялась у него та шевелюра, которая изображена на его предсмертном портрете? (О его парике см. "Научное Обозрение", 1903, IV. "Воспоминания о Некрасове").

    [267] Собр. соч. Д.В.Григоровича. СПБ., 1896, т. XII, стр. 336.

    [268] А.Я.Головачева-Панаева. "Русские писатели и артисты". СПБ., 1890, стр. 351-354.

    [269] А.А.Фет. "Мои воспоминания", ч. I. M., 1890, стр. 394.

    [270] Белинский. "Письма", т. 111, СПБ., 1914, стр. 192.

    [271] Л.Ф.Пантелеев. "Из воспоминаний прошлого". Книга вторая. СПБ., У908,стр.195.

    [272] Приводимые здесь цитаты заимствованы из ненапечатанных писем А.Я.Панаевой к И пол .Ал. Панаеву (от 5 дек. 1856 г., 5 и 30 авг. 1857 года), хранящихся в Пушкинском Доме при Академии Наук.

    [273] "Вестник Литературы", 1920, Љ2 (14), стр. 4-6. - "Научное Обозр.", 1903, Љ4.

    [274] Л.П.Шелгунова. Из далекого прошлого. СПБ., 1901, стр. 91.

    [275] "Современник", 1913, Љ6, стр. 23.

    [276] А.Н.Пыпин. "Н.А.Некрасов". СПБ., 1905, стр. 170.

    [277] "Наблюдатель", 1900, 11, 304.

    [278] А.И.Герцен. Полное собрание сочинений и писем. СПБ., 1917, VIII, стр.275.

    [279] Сократ Максимович Воробьев (1817-1888).

    [280] М.Гершензон. "Русские Пропилеи". М., 1917, т. IV, стр. 83-84.

    [281] М.Гершензон. "Русские Пропилеи". М., 1917, т. IV, стр. 95.

    [282] А.И.Герцен. Полное собрание сочинений, и писем. СПБ., 1917,

    т. V, стр. 255-256.

    [283] М.Гершензон. "Образы Прошлого". М., 1912, стр. 505, 515.

    [284] Это стихотворение не было им послано, но тон его писем к ней - такой же.

    [285] "Русские Пропилеи", М. 1917, IV, стр. 96.

    [286] A. И. Герцен. Собрание сочинений и писем. 1917, т. VIII, стр. 273.

    [287] "Русские Пропилеи". М., 1917, IV, стр. 85.

    [288] Герцен так и писал М.К.Рейхель (11 апр. 1856 г.): "Некрасов и Панаев... украли всю сумму. И все это шло через Авдотью Яковлевну". А.И.Герцен. Полное собрание сочинений и писем. СПБ., 1917, т. VIII, стр. 268.

    [289] Письмо из Парижа Иппол.Панаеву от 12 июня 1857 года (из архива Пушкинского Дома при Акад. Наук)

    [290] Герцен между прочим утверждает, что Некрасов занимался скупкой векселей Огарева, но об этом до сих пор ничего неизвестно ("Совр.", 1913, Љ6, 20).

    [291] "Былое", 1924, стр. 107.

    [292] "Голос Минувшего", 1916, Љ4, стр. 187.

    [293] Колокол, 1868., л.л. 14 и 15. - Полное Собрание Сочинений Н.С-Лескова. СПБ., 1897, т. VIII, стр. 59.

    [294] "У меня было много хлопот с постоянными гостями, ежедневно набиравшимися и к завтраку, и к обеду". - "Вы вечно в хлопотах о хозяйстве", - говорил ей Белинский. - "Вы хорошая хозяйка", - говорил ей Слепцов ("Русские писатели и артисты", стр. 194, 395, 391). "Авдотья Яковлевна Панаева заведует хозяйством Некрасова", - говорила воспитанница поэта подруге ("Научн. Обозр.", 1903, IV).

    [295] "Былое", 1924.

    [296] А.А.Нильский. "Закулисная хроника". СПБ., стр. 9-10. - Ежегодн. Имп. Театров 1895-6, 126.

    [297] См., напр., ее письма, напечатанные в "Русских Пропилеях".

    [298] "Театральные воспоминания" Р.Зотова.. СПБ., 1860, стр. 82;

    А.И.Вольф. "Хроника. Петерб. Театров".

    [299] В.Г.Белинский писал о нем Щепкину в 1842 г.: "А как он играет на биллиарде - ну уж не вам чета! А какие штуки делает, я просто разинул рот". Письма. СПБ., 1914, т. И стр. 302.

    [300] В "Русск. Стар.", 1893, VIII, стр. 345, Вал.Алекс.Панаев свидетельствует: "О детстве ее более или менее можно судить по повести "Семейство Тальниковых", подписанной Станицким" (псевдоним Авдотьи Яковлевны). См. Иллюстрированный Альманах, изданный И.Панаевым и Н.Некрасовым, СПБ., 1848 г. "Семейство Тальниковых", записки, найденные в бумагах покойницы, Н.Н.Станицкого.

    [301] "Материалы для биографии Н.А.Добролюбова" (собранные Н.Г.Чернышевским). М., 1890, стр. 455, 581, 583, 587, 588, 593, 596, 607.

    [302] Е.Ф.Литвинова. "Воспоминания о Некрасове". "Научное Обозрение", 1903, Љ4.

    [303] Письмо к Ипполиту Панаеву от 5 авг. 1857 г. (оригинал в Пушкинском Доме при Академии Наук).

    [304] "Тургеневский Сборник". СПБ., 1915, стр. 93.

    [305] М.О.Гершензон. "Русск. Пропилеи". М., 1917, IV, 141.

    [306] П.В.Анненков. "Литературные воспоминания", 1909, стр. 473.

    [307] Воспоминания А.Я.Головачевой-Панаевой. Русские писатели и артисты. СПБ., 1890, стр. 135, 232, 295.

    [308] A.H.Пыпин. "Н.А.Некрасов". СПБ., 1905, стр. 68.

    [309] Эти стихи сообщил мне почетный академик А.Ф.Кони. Они написаны П.М.Ковалевским, которого Некрасов в своих "Современниках" уколол язвительным стихом: "Экс-писатель бледнолицый".

    Вступление Чуковского
    Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    Очерк Чуковского
    Примечания
    © 2000- NIV